Сегодня: 18 июля 2018, Среда

УШЕЛ И НЕ ВЕРНУЛСЯ
19 сентября 1994 года на стол начальника РОВД Октябрьского (сельского) района лег рапорт дежурного: «Докладываю Вам, что 19.09.1994 г. в 11-30 по телефону … поступило сообщение о том, что за огородом дома № 58 по ул. Шинкаренко обнаружен труп неустановленного мужчины…». На происшествие выехали помощник районного прокурора, сотрудники милиции, судмедэксперт.
На траве лежал молодой парень, практически раздетый – в трусах и носках. Документов при нем не было. На правой руке и левой ноге – множественные ссадины. В правом носке обнаружили одноразовый шприц без иглы.
Труп из поселка Каменоломни отправили в морг в Шахты. 20 сентября в «неустановленном мужчине» Е.В. Желнинская опознала своего сына – Владимира Суворина, 20-ти лет, курсанта Новочеркасского высшего военного училища связи.
В 1992 году Володя Суворин поступил в НВВКУС. Проучился год, но потом что-то ему разонравилось. Он был отчислен по собственному желанию и отправился служить срочную военную службу в город Капустин Яр. 20 июля 1994 года, отслужив, Суворин восстановился в училище связи, где был зачислен на 2-й курс. Его семья жила в Новочеркасске.
— 18 сентября, — рассказывает Е.В. Желнинская, — Володя пришел домой в увольнение до понедельника – 19 сентября, так как нужно было ехать в колхоз. Он был в полевой форме, переоделся, сказав, что поедет с однокурсниками на концерт в Ростов. Ушел в направлении железнодорожного вокзала.
Вечером 18-го Суворин домой не вернулся. Не вернулся и ночью. В 7 утра 19-го за ним явился посыльный – курсант, сказал, что должно быть построение и отправка в колхоз, а Владимир не явился в училище. Часа через два пришел командир батальона В.М. Тюльпанов: «Где Суворин?» Мать развела руками. А уже на следующий день она рыдала над телом своего сына в Шахтинском морге…
— 21 сентября, — рассказывает Елизавета Владимировна, — ко мне снова явился Тюльпанов и принес предписание, из которого следовало, что мой сын отчислен из училища связи 19 сентября. Посидев у меня дома, поговорив со мной, он вдруг забирает это предписание и примерно через 30-40 минут приносит другое: рядовому Суворину предписано стать на учет в военкомате, так он приказом начальника училища отчислен … 16 сентября! То есть задним числом…
Как оказался Суворин в Каменоломнях? Почему судмедэксперт написал в заключении, что причиной смерти стало отравление неизвестным веществом? Не до этих вопросов было матери, когда она хоронила сына. Но потом они вернулись. И возникли новые. Слишком много было противоречий, странностей, необъяснимых вещей. По логике, все «странности» должны были заинтересовать следствие: не произошло ли убийство? Но 14 декабря 1994 года прокурор Октябрьского (сельского) района А.В. Бирюков вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ
Начальником НВВКУС был в то время А.П. Волков – нынешний мэр нашего города. И именно его приказом № 356 (якобы 16 сентября) был отчислен Владимир Суворин. Казалось бы, какая разница: был погибший курсантом или уже не был? А разница в том, что в первом случае дело должна была расследовать военная прокуратура, во втором – гражданская. Гражданскую в военное училище не очень-то пустят, а уж чтобы документы показать, надеяться не приходится.
Документы, связанные с обучением Владимира Суворина в НВВКУС, исчезли. Личное дело, если верить акту, уничтожили через 5 лет после гибели парня. Ни личных вещей сына, которые находились в училище, ни документов, удостоверяющих личность, матери не отдали.
Черная дыра – отчисление курсанта. Командир батальона В.М. Тюльпанов, опрошенный сотрудниками прокуратуры через 10 (!) лет после гибели Суворина, дал показания:
«… 14-15 сентября из источников (младшие командиры, курсанты батальона…) стало известно об употреблении наркотиков тов. Сувориным. Об этом незамедлительно было утром 15-го доложено начальнику училища, который приказал в этот же день … провести ученый совет, на котором был отчислен тов. Суворин В.Н. из числа курсантов».
— Ни командир батальона, ни одно должностное лицо не смогло объяснить, как проходил ученый совет училища, — говорит Е.В. Желнинская, — кто готовил документы, кто представлял курсанта Суворина для рассмотрения, кто писал рапорт об отчислении.
Военному прокурору, который все-таки взялся за это дело в 2006 году, из училища сообщили: «Протокол заседания ученого совета НВВКУС по отчислению курсанта Суворина Владимира Николаевича обнаружить не удалось. По данному факту проводится расследование». Расследование провели: «…в месте учета и хранения протоколы 1993 и 1994 гг. отсутствуют».
«Наркоманская версия» отчисления Суворина получила свое развитие. О ней говорили многие опрошенные прокуратурой, причем тем тверже она звучала, чем ближе лицо к училищу связи. Из объяснений В.Д. Жолобова, в 1994 году курсанта:
«За непродолжительный срок обучения могу охарактеризовать курсанта Суворина В.Н. с отрицательной стороны. Практически постоянно был одурманен. Взгляд Суворина был затуманен. Зачастую речь его была несвязной. Буквально с первых дней совместного обучения подобные случаи неадекватного поведения докладывали по команде младшим командирам, после чего данным курсантом были заинтересованы компетентные органы. Неоднократно курсанта Суворина вызывали на беседу и водили к начальнику училища. … неадекватное состояние курсанта Суворина было вызвано явно употреблением наркотических веществ…».
В настоящее время В.Д. Жолобов — старший помощник начальника отдела кадров НВВКУС. Вторит ему А.А. Андреев – коллега по отделу кадров:
«Все, кто был с ним знаком, знали, что он начал употреблять наркотики. … Я обратил внимание, что в носке Суворин носит медицинский шприц, стеклянный…»

СМЕРТЕЛЬНЫЙ УКОЛ?
Если в пьесе на стене висит ружье, оно должно выстрелить. Если человек носит с собой шприц, он должен колоться. Постоянно – по утверждению кадровиков НВВКУС. Судмедэксперт С.А. Баранников, проводивший экспертизу трупа, обнаружил одну (!) одну колотую рану (укол медицинской иглы) в нижней трети правого предплечья. Наш независимый эксперт заявил, что для наркоманов это нехарактерно. Баранников пришел к заключению, что «смерть наступила от отравления неизвестным веществом, введенным внутривенно». КЕМ введенным? Кто сделал укол Суворину в ПРАВУЮ руку, ведь сам ОН НЕ БЫЛ ЛЕВШОЙ?
По мнения Баранникова, множественные ссадины «были причинены твердыми тупыми предметами незадолго до наступления смерти». Парня избили, а потом, при жизни, сделали ему смертельный укол? И оставили шприц, за который двумя руками схватились следователи и «отцы солдат»? Пахнет убийством, о чем Е.В. Желнинская пишет уже который год – прокурорам, министрам, правозащитникам, президенту…
По заключению Баранникова, в желудке и кишечнике погибшего обнаружен лекарственный препарат нитразепам, однако его концентрация не указана. При совмещении нитразепама и наркотических веществ (как и алкоголя) возможен летальный исход, однако «ко времени наступления смерти Суворин был трезв». А данные о наличии в его организме наркотических средств в экспертном заключении отсутствуют!
Следствие тоже пытается ухватиться за наркоманию, как за соломинку.
Очередной раз отказывая в возбуждении уголовного дела (спустя 13 лет после смерти Суворина!), следователь прокуратуры Октябрьского (сельского) района С.В. Смирнов пишет, что отсутствие в экспертном заключении ДАННЫХ О НАЛИЧИИ в организме погибшего наркотиков не исключает их НАЛИЧИЯ. А образование телесных повреждений (ссадины) «не исключено при падении с высоты собственности роста на плоскость и соударения (стиль! – «ЧЛ») с ней».
Наш независимый эксперт, проанализировавший заключение С.А. Баранникова, придерживается иного мнения. Он считает, что расположение ссадин может быть таковым при нанесении ударов тупым предметом, а отсутствие их на локтях и коленях, на голове исключает возможность повреждений при падении. И вообще, по его мнению, все описанное в заключении Баранникова должно подвести к другим выводам, нежели те, что сделал шахтинский судмедэксперт: в результате удара по голове получена черепно-мозговая травма, а множественные удары по грудной клетке привели к разрыву бронхов и отеку легких.
В наркологическом диспансере на учете Суворин не состоял…

КАЧЕЛИ ПРАВОСУДИЯ
Все бы давно уже улеглось, если бы не мать Владимира. Елизавета Владимировна убеждена: совершено убийство. Она говорит, что располагает информацией, что в этом замешаны сынки высокопоставленных милицейских чиновников, заинтересованных, понятно, закрыть дело и нашедших помощников в лице прокуроров. Во всяком случае, она имеет основания так думать. Достаточно посмотреть только эту хронику:
…23.08.2004 г. отменено постановление прокурора от 14.12.1994 г. об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы возвращены для дополнительной проверки.
24.09.2004 г. – отказ в возбуждении уголовного дела.
28.02.2005 г. – отменено «отказное» постановление, снова – дополнительная проверка.
06.03.2005 г. – отказ.
16.05.2006 г. – дополнительная проверка.
26.05.2006 г. – отказ.
22.06.2006 г. – дополнительная проверка.
25.06.2006 г. – отказ.
29.06.2006 г. – дополнительная проверка.
01.07.2006 г. – отказ.
03.11.2006 г. – дополнительная проверка.
08.11.2006 г. – отказ.
23.11.2006 г. – дополнительная проверка.
26.12.2006 г. – отказ.
15.01.2007 г. – дополнительная проверка.
16.01.2007 г. – отказ.
И так далее – до бесконечности! Как на качелях. Причем очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное прокуратурой Октябрьского (сельского) района, слово в слово повторяет предыдущее (хвала компьютерам, позволяющим это делать). Между тем еще в 2004 году заместитель прокурора области Н.П. Костюченко требовал в процессе дополнительной проверки выполнить, в частности, такие мероприятия, как:
— установить и опросить лиц, с которыми Суворин находился на концерте в Ростове-на-Дону, возвращался обратно домой;
— по возможности провести исследование остатков содержимого шприца (10 лет назад никто не догадался этого сделать?!!)
Через два года тот же Костюченко ставит перед следствием, в частности, вопросы:
— кто из должностных лиц батальона проводил служебное расследование по факту употребления В.Н. Сувориным (а может по версии) наркотических средств? Когда и кому было доложено о результатах расследования?
— кто из курсантов ходил к матери Суворина 19.09.1994 г.?
— встречался ли В.М.Тюльпанов с матерью Суворина 21.09.1994 г. и по какой причине?
На большинство этих вопросов ответов нет и, наверное, не будет. Из-за подлости, из-за халатности. Из-за боязни испачкать мундир. 13 лет прошло со дня гибели сына, а мать не успокаивается – ведет собственное расследование. И, кто его знает, может приблизится к истине?
В ночь с 18 на 19 сентября 1994 года, когда Володя не пришел ночевать, ей приснились волки. Сперва во сне думала: собаки, оказалось – волки, много волков! Проснулась и сказала дочери: «Что-то случилось». А в двери уже стучал посыльный – курсант…

Комментарии (0)

Добавить комментарий