Сегодня: 21 февраля 2018, Среда

И все же мы с фотокорреспондентом решили забежать по указанному адресу, чтобы увидеть потоп собственными глазами. Потоп оказался не всемирным, но на хорошее локальное наводнение вполне тянул. Чтобы добраться ко входной двери квартиры № 7, расположенной в одноэтажном флигеле во дворе дома, автору пришлось брести в воде по щиколотку и совершать акробатические прыжки. Задняя часть двора после активного таяния снегов представляла собой одну большую лужу. Подробно же побеседовать с хозяйкой квартиры Валентиной Дмитриевной Пашковой удалось вечером того же дня. Рассказанная ею история оказалась длинной, поучительной и очень типичной для нашего города.
Был в свое время двор как двор, где все жили как положено. Но пришли новые времена, и соседи условно разделились на новых и старых русских. В середине 1990-х новые построили во дворе трехэтажную краснокирпичную «пристройку» к своему одноэтажному строению. Все бы ничего, да маленький, но общий двор перегородил капитальный частный забор из того же традиционного красного кирпича. Самозваный и незаконный. «Под сокращение» попали общий дворовой туалет и скромная, но такая необходимая канавка ливнестока. Туалет с помощью мощного десанта ответственных чиновников администрации все же удалось отбить. Муниципальные коммунальщики за один день воздвигли во дворе новый чудо-теремок на одно посадочное место. А с забором пришлось судиться. Формально победа над ним была достигнута. Решение суда вступило в законную силу 12.05.99 г. Исполнительный лист требовал от граждан Л. Красницкой и В. Ковалевского снести забор в месячный срок. Исполнять решение ответчики не стали, а оплатить расходы за принудительный снос трое малообеспеченных истцов не смогли. И все осталось на своем месте. В первую очередь, на своем месте каждый год остается огромная лужа, стекать которой просто некуда. С тех пор для Валентины Дмитриевны Пашковой началась «Эра Водолея». От постоянной сырости отваливается штукатурка, отклеиваются обои. В снежную и дождливую погоду войти в дом или выйти из него крайне проблематично. Единственной защитой от полного затопления стал цементный бордюрчик у самого порога. И потекла ее дальнейшая жизнь в вечной и неизбывной луже. Эта ситуация еще в 1998 году привлекла внимание журналистов и стала предметом двух статей в нашей газете. Но даже повышенное внимание прессы не помогло в решении «мокрого» вопроса. Со своей бедой В. Пашкова регулярно обращалась к коммунальщикам, главному архитектору города, жаловалась в администрацию. «Да, – отвечали ей, – имеет место невыполнение требований по содержанию ливнестоков». «Дана заявка в АПМ-1 на разработку проекта по отведению ливневых вод». А затем более конкретно: «В 2005 году работы планом не предусмотрены». Так же, как и в последующие годы.
Прошло десять лет. Каждый год по срочному вызову несколько раз на знакомый адрес выезжает специализированная машина и дворовую лужу откачивают. Сколько утекло за это время денег подсчитать довольно трудно, но в любом случае больше, чем стоила бы своевременно возвращенная во двор канавка ливнестока. Жизнь не стоит на месте. Теперь там, куда раньше стекали со двора ливневые воды, выстроен элитный охраняемый жилой комплекс. Найти приемлемое для всех решение стало значительно сложнее. У самих жителей двора, в массе своей пенсионеров, средств на проведение ливнестоков по-прежнему нет. Ситуация не имеет выхода? Вряд ли. Проблемы можно было бы избежать вообще, если бы были соблюдены все строительные и архитектурные требования при возведении нового дома в старом дворе. Полагаю, что при желании соблюсти закон никогда не поздно.

Фото Николая Склярова
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий