Сегодня: 17 декабря 6360, Суббота

Речь идет, разумеется, об ответственных молодых людях, которые решили получить профессию сознательно, качественно. Что движет ими? Стремление «поднять родину из руин»? Внести свою лепту в научные разработки в области промышленности? Получить диплом и устроиться на хорошую работу? Избежать службы в армии и параллельно получить высшее образование, а после учебы пойти продавать сотовые телефоны? Об этом я спросила у студентов ЮРТГУ/НПИ:

Плывем по течению?

Руслан, 2 курс: — У меня энтузиазм убили в корне уже на втором курсе. Слишком мало времени уделяется занятиям по специальности, слишком мало творчества. Думаю, что на третьем курсе все погаснет вообще, и я переведусь в другой вуз, в столицу. Там учиться интереснее. Но могу сказать, что большинство студентов здесь учится целенаправленно.
Андрей, 1 курс: — Мне очень нравится учиться. Здесь отличные преподаватели. Я очень благодарен им за то, что они подняли мой уровень знаний. Хотя, чтобы на самом деле стать профессионалом, нужно заниматься самообразованием. А это довольно трудно.
Михаил, 5 курс: — Я не уверен, буду ли работать по специальности. Просто мне не очень интересно заниматься одной и той же работой все время. Я, скорее всего, займусь бизнесом.

Да, первые опрошенные явно плыли по течению. Подобно им, многие абитуриенты поступают в тот вуз, который они могут себе позволить – куда набор не очень большой, поближе к дому, или выбирают престижную профессию, не обращая внимания на свои природные склонности, или чтобы «сделать приятное родителям». Такие студенты тратят пять лет на освоение деятельности, которой они наверняка не будут заниматься в будущем. Ну а как насчет «осознанных» студентов?

От реалий жизни никуда не деться

Александр, 5 курс: — Для меня выбор профессии был полностью осознанным. Я хочу работать по специальности, но не уверен, что меня устроит предложение и зарплата. Обычно в провинции зарплата низкая, а ехать в столицу я не хочу. Поэтому сейчас работаю удаленно по интернету (фриланс) в московской организации. Там другие цены и требования, и пока мне это удобно. Но на будущее я не загадываю.

Да, нынешнее поколение не имеет привычки загадывать на будущее, равно как и «наращивать» стаж, думать о пенсионном возрасте и прочее. Такое отношение диктовали экономические условия жизни прошлых лет. Но сегодня промышленность и наука в России получает все больше финансирования и начинает развиваться, требовать вливания молодых, восприимчивых к прогрессу специалистов. Успевает ли система образования видоизмениться для нужд прогресса?

Вузовские аксиомы и стимулы

Станислав, 5 курс: — Нам пригодится только 5% информации, которую дает вуз, остальные знания по своей профессии ты должен получить сам. Это аксиома! Высшее образование дает только основы: если я вижу вакансию с приемлемой для себя зарплатой, я лезу в специальные справочники, изучаю учебную литературу, за неделю повышаю квалификацию и иду работать.

Безусловно, получение хорошей профессии – один из главных стимулов для студентов технических вузов. А что ещё может «разжечь» энтузиазм у студента, который ещё не определился, совершенствоваться ему в выбранной специальности или все-таки пойти продавать сотовые телефоны? По-прежнему считается престижным работать на кафедре, быть ассистентом у профессора, заниматься собственными научными разработками.

Александр, 5 курс: — Многие аспиранты идут работать в НИИ не для большой зарплаты, а для самореализации и будущей перспективы, что их «мозги» кто-нибудь купит за большие деньги, предложит должность с высокой
зарплатой. Научная элита – это закрытая зона, куда каждый бы хотел быть допущенным. Но для этого надо творчески подходить к процессу обучения.

Почему образовалась «пропасть» между творческими и нетворческими «технарями»? По мнению студентов, в России не созданы условия для мотивации роста знаний. С одной стороны, научные конференции, конкурсы и выставки проводятся и на областном, и на федеральном уровне (Всероссийский смотр-конкурс научно-технического творчества студентов высших учебных заведений «Эврика», Всероссийская выставка-ярмарка научно-исследовательских работ и инновационной деятельности «Иннов»). Но для участия в них «тайно» приглашают только самых выдающихся студентов. Преподаватели почти не занимаются пиаром научной деятельности (впрочем, их можно понять, ведь им так мало платят!). Что же делать студенту, который ещё не может «срывать лавры», но хотел бы продвинуться на этом пути?

Роман, 4 курс: — У кого сильная мотивация, тот найдет (например, в интернете) и научные мероприятия, которые его вдохновят, и возможности для своей практической деятельности. Достаточно проявить хоть небольшую активность, обратиться к преподавателю со своей идеей, и он поможет реализовать замыслы и отправит с научной работой на конференцию. Не тот, так другой. Ведь преподаватели все разные. Те, которые работали на производстве или занимались разработками, лучше мотивируют студентов, чем лекторы-теоретики.

Низкая мотивация студентов приводит к «формальному» обучению, к поискам «другого пути» решения своих учебных вопросов. Хотя студенческий миф о том, что все преподаватели «берут», сегодня не всегда подтверждается на практике. Репутация дороже денег… ведь могут взять с поличным!

Мотивация

Против формализма у каждого вуза есть культурно-образовательные программы, которые развеивают студенческую лень. Прежде всего, моральный стимул: учиться – это престижно. А много учиться – ещё престижнее.
Например, в рамках двухуровневой системы высшего образования можно закончить бакалавриат, поступить в магистратуру и заняться наукой, а затем по возрастающей – аспирантура, ординатура. Постепенно наука становится востребованной, и наверняка, научная степень станет способом дополнительного заработка. Не будем забывать о возможности получить грант на научные разработки! Информацию о грантах можно найти в интернете.

На гранты Президента РФ для поддержки молодых российских ученых ежегодно выделяются средства — 120 млн. рублей в 2005 году и 150 млн. рублей каждый последующий год. С 2005 года ежегодно выделяются 500 грантов — для поддержки научных исследований, проводимых молодыми (до 35 лет) учеными — кандидатами наук, и 500 грантов — для поддержки научных руководителей этих молодых ученых (подробнее на Сайте Поддержки грантов Президента РФ http://grants.extech.ru/).
http://vsekonkursy.ru/ — регулярно пополняемый каталог грантов, конкурсов, конференций и стипендиальных программ.

На Западе ученый тратит более 30% своего времени на написание заявок на гранты.
Для российских ученых и студентов получение финансирования на конкурсной основе является относительно новым и непривычным делом.

Юлия Квашук, пресс-служба ЮРГТУ/ НПИ: — В нашем вузе проводятся «Потанинские игрища». Фонд Владимира Потанина уже который год включает нас в свою программу, по которой ведется отбор 20-ти студентов для присвоения долгосрочных стипендий. По-моему, это сильный стимул, чтобы отлично учиться! Также проводятся каждый год всероссийские научные конкурсы. Участие в этих конкурсах – это не просто игра, но и приобретение новых друзей, общение. А это тоже немаловажно в отношении будущего трудоустройства.

Стипендия благотворительного фонда Владимира Потанина
Претендентами на стипендии
В. Потанина могут быть студенты, сдавшие последние две сессии на «отлично». Также стипендия В. Потанина назначается по итогам конкурсов, проводимых в вузах, на основании решения жюри конкурса, состав которого согласовывается с генеральным директором фонда. Стипендия В. Потанина назначается студентам выпускного курса до окончания срока обучения в вузе
(http://fund.potanin.ru/).

На самом деле уже с 1 курса студент получает возможность проявить себя. Чего только стоит конкурс студенческих работ, когда студенты пишут статьи, делают публикации наряду с преподавателями и по итогам результатов становятся губернаторскими или президентскими стипендиатами. Через выполнение творческих заданий повышается их социальный статус, и также они получают материальное вознаграждение.

Готовь сани с 6­го класса

Л.И. Щербакова, зав.кафедрой социологии ЮРГТУ /НПИ:
— У нас пока нет системы довузовской профориентационной работы.
Поэтому в настоящее время высшая школа выполняет функцию занятости для многих девочек и мальчиков, а не формирует профессиональную компетенцию в целом.
Мы проводили довузовскую экспертизу организаторских способностей.
Например, из центра эстетического воспитания г. Новочеркасска, где занимаются подготовкой активистов, на специальность «Работа с молодежью» пришли профессионально мотивированные абитуриенты. А были и приезжие из глубинки, которым не хватало знаний, чтобы сдавать математику и физику, и они пошли на гуманитарную специальность, хотя не имели организаторских и коммуникационных способностей. Теперь им сложно адаптироваться. И вряд ли они пойдут в школы после вуза.
Три года назад мы начали проект «Профессиональное самоопределение».
На кафедре социологии была разработана система психологической диагностики на предмет того, в какой среде склонен работать человек – в технической или человеческой. Мы предложили всем кафедрам составить психологический портрет своей профессии. Например, студенту энергетического факультета, которому придется работать на АЭС, нужно быть стрессоустойчивым, дисциплинированным. Молодежная специальность – это новаторы, активисты. Необходимо протестировать школьников на предмет того, к какой специальности они имеют природную склонность. И если бы мы запустили эту программу во все школы (начиная с 5-6 класса) и направили бы абитуриента в вуз на основании профэкспертизы, то сэкономили бы государственные средства.
К сожалению, такие программы очень дорогостоящи и внедряются слабо. И поэтому сейчас нельзя сказать, что в вуз пришла профессионально сориентированная молодежь. Примерно 1/4 мальчиков приходят в вуз, чтобы избежать службы в армии (военная кафедра ЮРГТУ – одна из 35-ти по стране, которые не были подвергнуты сокращению в 2005 году), а часть девочек приходят, чтобы выйти удачно замуж с дипломом. Это наша реальность, и мы не можем на это закрывать глаза.
Социальные процессы обгоняют структурные преобразования тех социальных институтов, которые их должны поддерживать. Сегодня в усовершенствовании нуждаются официальные квалификационные стандарты, номенклатура научной специальности, номенклатура трудоустройства выпускников.
Также мы выстраиваем систему взаимодействия с организациями и предприятиями, которые, возможно, станут работодателями для молодых специалистов. Если раньше руководство вузовской практикой считалось почетным долгом для производства, то сейчас этот вопрос рассматривается с коммерческой точки зрения. А государственные учреждения не имеют статьи на оплату работодателя.

Студент улучшается

За последние 15 лет в сфере работе с молодежью и студентами многое изменилось не в лучшую сторону. Структуры, которые занимались социальными вопросами, деградировали. И неудивительно, что сегодня в отношениях преподавателя и студента превалирует схема «это ваши проблемы».

Евгений, 5 курс: — Образовательные программы устарели, часто нам дают знания, которые были актуальны в 80-е годы. Более новое приходится узнавать самостоятельно. Многие преподаватели «старой закалки» не занимаются самообразованием, не повышают квалификацию. А информационные технологии каждый год делают огромный скачок вперед.А молодые специалисты, к сожалению, не хотят идти преподавать в вузы из-за маленькой зарплаты. А кто ещё может воспринимать новые веяния, как не молодежь? Это палка о двух концах – ведь студентов может заинтересовать только актуальная, новая информация.

Именно поэтому студенты отдают предпочтение тем наставникам, которые искренне относятся к своему делу, которые могут «зажечь» своих учеников. Многих уже не устраивает показная легкость, безалаберность.
Им нравится работать и достигать результатов. Каковы приоритеты выпускника вуза сегодня? Не долг перед родиной, а успешная профессиональная карьера. И этим все сказано.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий