Сегодня: 18 декабря 7402, Суббота

Панихиды по невинно убиенным казакам прошли 24 января во всех храмам Ростовской области. В этот день исполнилось 89 лет со дня принятия директивы Оргбюро ЦК РКП (б) «О расказачивании», вошедшей в историю как «директива Троцкого-Свердлова».
Она гласила: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью…» Сопротивление казаков новой власти послужило поводом для жесточайших репрессий, в ходе которых погибло более 1,5 миллиона донских казаков. Уже к началу 1920 года казачество было практически уничтожено, а 25 марта 1920 года был издан декрет об упразднении казачьих войсковых земель.
Еще раньше, в октябре 1918 года был издан закон «О красном терроре и концлагерях». Он развязал руки созданной к тому времени репрессивной машины под названием «Чрезвычайная комиссия», по решениям которой подверглись расстрелу все, кто когда-то принимал участие в борьбе с Советской властью.
Прошло много лет, но работа по восстановлению исторической справедливости и возвращению честного имени гражданам, подвергшимся политическим репрессиям, ведется до сих пор. За период с 1989 года работниками прокуратуры Ростовской области пересмотрено более 39 тысяч уголовных дел, по которым были реабилитированы 53427 человек. Вот только несколько примеров, о которых рассказала старший помощник прокурора области по взаимодействию со СМИ и общественностью А.Э. Савченко.

Захваченных в Крыму при отступлении офицеров, юнкеров и казаков без разбора подвергали расстрелу, придумывая для них обвинение. Так, по постановлению Чрезвычайной тройки от 18 ноября 1920 года был расстрелян хорунжий Донского округа Д.А. Тарасов, уроженец Азово-Черноморского края, только за то, что носил погоны и своевременно не примкнул к красным. В уголовном деле Тарасова при его проверке не оказалось никаких доказательств его преступной деятельности. В том же году по приговору Донского областного революционного трибунала от 1 августа был осужден к расстрелу «за контрреволюцию» казак А.М. Гаврилов – житель станицы Скуритинской Донской области. Он обвинялся в том, что принимал участие в восстании против Советской власти, выдал кадетам ответственных советских работников, которые от издевательств умерли в тюрьме. Несмотря на то, что Гаврилов отрицал предъявленное ему обвинение и в материалах дела отсутствовали доказательства, он был казнен.
Методично уничтожались труженики земли, которых именовали не иначе как «кулаки», «вздоимцы». Характерным в этом плане примером является уголовное дело в отношении крестьян Верхне – Донского района А.А. Толоконникова, Д.И. Давыдова, Ф.Ф. Быкадорова. Их, работников скотного двора, обвинили в том, что они являлись членами нелегальной контрреволюционной группировки и в квартире Быкадорова участвовали в нелегальных совещаниях, проводили систематическую антисоветскую агитацию, направленную на срыв проводимых партией и правительством хозполититкомпаний и разложение колхоза. По мнению следственных органов, они одновременно занимались и вредительством, доведя вверенный им скот (37 волов и 15 коров) до истощения. Допрошенные по существу обвинения Быкадоров, Толоконников и Давыдов пояснили, что ни в какой нелегальной организации они не состояли, контрреволюционной агитацией и вредительством не занимались. Скот до истощения дошел потому, что руководство колхоза не обеспечило их кормами. Несмотря на то, что в уголовном деле отсутствовали доказательства по предъявленному им обвинению они подверглись заключению в концлагерь сроком на 8 лет.
Лагеря Гулага вырывали из нормальной жизни рабочих и крестьян, ученных и военных, представителей церкви и интеллигенции. На территории Ростовской области и за ее пределами находились исправительно-трудовые лагеря, где в застенках томились сотни тысяч человек.
Осудив многолетний террор и массовые преследования своего народа, руководство Российской Федерации предпринимает меры по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий. Эта работа, начатая в 1988-1989 годах, получила новый импульс после принятия Закона РФ от 18.10.91 «О реабилитации жертв политических репрессий» и продолжается до сих пор.

Комментарии (0)

Добавить комментарий