Сегодня: 17 декабря 8354, Пятница

20-го августа 1937 года в возрасте 79 лет в Париже умер Фарафонов Иван Иванович, генерал-майор, казак станицы Михайловской Хоперского округа. Образование получил сугубо военное: Воронежская военная гимназия, Павловское военное училище, офицерская кавалерийская школа. Участник 1-й мировой войны, награжден Георгиевским оружием «за то, что 27 апреля 1915 года, командуя левым боевым участком дивизии, овладел сильно укрепленным пунктом противника у дер. Ржавенцы и Громешти и в течение двух суток стойко удерживал его, отразив множество сильных неприятельских контратак…»
В этом бою 10-й Донской казачий полк под его командованием взял в плен 6 офицеров противника и 600 солдат, а также трофеи: 4 полевых орудия и 4 пулемета. За боевые отличия был награжден к имеющимся орденам Станислава 2-й степени, Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 4-й и 3-й степеней.
В послужном списке И.И. Фарафонова среди должностей, которые он занимал с 1879 по 1920 годы, есть и такая: с 17.02.1901 г. по 09.08.1910 г. был командиром сотни юнкеров Новочеркасского казачьего юнкерского училища; с 09.08.1910 г. по 14.09.1911 г. — окружной воинский начальник Черкасского округа и начальник Новочеркасской местной команды.
По одним источникам он командовал 10-м Донским казачьим полком, по другим — 15-м. В 1918 году вступил в ряды Донской армии. Уволен в отставку в 1920 г. в звании генерал-майора в возрасте 62-х лет. А дальше — гражданская война, эвакуация — Турция, Балканы, Франция. Женат был на дочери чиновника Войска Донского Валентине Васильевне Турчаниновой. У них было двое детей: сын Владимир и дочь Зинаида.
Вот о сыне Владимире и пойдет речь в этом материале.
Передо мной лежит фотоальбом Владимира Ивановича Фарафонова, где с завидной скрупулезностью «собрана» его жизнь с 1891 (на фото этого года ему 8 лет) по 1913 годы. В профессии он пошел «по стопам отца»: образование получил в 1-м Московском кадетском корпусе и Николаевском кавалерийском училище. В 1905 году был произведен в офицеры Лейб-гвардии казачьего полка Участник 1-й мировой войны, где командовал 5-й сотней Лейб-гвардии казачьего полка, а в июне 1917 года и по январь 1918 года был помощником командира того же полка по строевой части.
В январе 1918 года вместе с другими офицерами Лейб-гвардии был арестован в Новочеркасске большевиками. Отправлен в Миллерово, затем в Луганскую тюрьму, а в марте 1918 года переведен в новочеркасскую гауптвахту, но уже через два дня освобожден. В апреле 1918 года вступил в отряд войскового старшины М.А. Фетисова, затем Донскую Армию, где в 1919 году был произведен в генерал-майоры. В 1920 году командовал 1-й бригадой Донской конной дивизии Донского корпуса. А далее, как у многих: Константинополь, эвакуация в состоянии тяжелого ранения или заболевания тифом, Лемнос, СХС (Сербия, Хорватия, Словения). Служба в пограничной страже. Последнее пристанище — Франция, где состоял председателем объединения Лейб-гвардии казачьего полка Умер 12.12.1969 года в Кормней-ан-Паризи под Парижем. Погребен в Сент-Женев-де-Буа.
Так кратко изложена его биография. А вот составленный им фотоальбом дает очень наглядное представление о жизни и учебе кадет и юнкеров. Убористым почерком Владимир подписывает каждую фотографию. Здесь запечатлены не только корпуса, учебные классы, церемонии различных событий, преподаватели, друзья-кадеты на учебе и на отдыхе. В свои приезды в Новочеркасск, где служил его отец Иван Иванович и жила семья Фарафоновых, он делал любительские снимки и отца, и сестры Зинаиды, и ее подруг — дочерей в то время начальника Новочеркасского юнкерского училища Петра Лукича Гуславского, который приступил к этой должности с 12 октября 1906 года.
Кстати, время правления Гуславского известно тем, что при нем по Высочайшему повелению в мае 1910 года Новочеркасское казачье юнкерское училище было переименовано в Новочеркасское казачье училище. Переименование имело цель — довести образовательную подготовку офицеров, выпускаемых из юнкерских училищ, до уровня подготовки военных училищ.
При Гуславском был учрежден и жетон училища, который вручался при проводах сослуживцев. Жетон был в виде Герба Войска Донского, а на обратной стороне вырезались фамилии: кому поднесен жетон и кто подносил его. В 1910 году было еще одно событие. Государь Император принял депутацию от училища, в состав которой вошли сам начальник полковник Гуславский, сотенный командир войсковой старшина Фарафонов и вахмистр училища Воротилин. Депутация была принята Императором 25 февраля 1910 года в Царском селе. Наследнику Цесаревичу был преподнесен альбом «фотографических снимков из жизни училища». Снимки же были сделаны любителем-фотографом, младшим офицером училища подъесаулом Тарариным. Верхняя крышка альбома синего бархата была украшена жетоном училища, фигуркой казака-юнкера из оксидированного серебра в полном вооружении и снаряжении на коне и надписью «Новочеркасское казачье юнкерское училище». (Интересно, какова судьба этого альбома?).
В связи с тем, что Новочеркасское училище находилось в столице ОВД, где не было ни одной регулярной войсковой части, то его воспитанники изучали регулярные войска только в теории. И поэтому начальник училища Гуславский обратился в Главное управление военно-учебных заведений с ходатайством о разрешении совершить училищу образовательную экскурсию в Севастополь для выпускников (т.к. и большая часть офицеров училища не имела представления о морских и сухопутных крепостях и самом флоте). Ходатайство удовлетворил «куратор» военно-учебных заведений Великий Князь Константин Константинович. Поездка была разрешена для 79-ти выпускников. Маршрут пролегал по железной дороге из Новочеркасска в Новороссийск, где их ожидал представленный Штабом Черноморского флота минный заградитель «Пруть». Экскурсанты посетили другие военные корабли, побывали в местах боевой русской славы Севастополя, посетили Ялту, Ливадийский дворец, Феодосию.
Но вернемся к сыну Владимиру и его фотоальбому. Он настолько подробно составлен, что дает полное представление не только об учебе в Московском кадетском корпусе, в Николаевском кавалерийском училище, но и о тех политических событиях, которые происходили в России. Под одной любительской фотографией надпись: «Сотня Упорникова и хорунжего Волошинова с полусотней на заводе вместе с солдатами в 1906 г. во время беспорядков». Еще одна фотография: «Хорунжий Кутейников на судостроительном заводе во время беспорядков». (События происходили в Николаеве).
Все фотографии расположены четко хронологически. Почти все — любительские, поэтому качество их сохранности неважное — многие сильно поблекли. Заслуживает внимание и подробное описание полученных Владимиром Фарафоновым призов на различных соревнованиях в период с 1905 по 1913 г.г. Вот несколько наград: 1905 г. — плеть с надписью: «За отличную езду взводному портупей-юнкеру Влад. Фарафонову». 1907 г. — серебряный жетон с надписью: «II-й приз за джигитовку хорунжему В. Фарафонову от полковых дам». 1908 — «II-й Императорский приз на винтовках — серебряный вызолоченный венок с вензелем Государя Императора для ношения на шашке, врученный лично Государем Императором и табличкой с надписью 19 27/VI 08 хорунжему Фарафонову за отличную стрельбу» + 100 рублей деньгами».
Таких призов за указанный период им получено 22. Это и кабинетные часы, и шашки, и серебряные жетоны, и серебряные кубки, и закусочный прибор с 10-ю предметами, и другие серебряные вещи с денежной прибавкой от 50 до 200 рублей.
Самыми ценными были Императорские призы. Более скромными — призы от «общества ревнителей военных знаний», но зато в количестве их было больше всего. А награды были не только за джигитовку, но и за «стрельбу на пистолетах», «стрельбу на револьверах», «на винтовках», «дуэльную стрельбу». Так в 1911 году «за отличную стрельбу» он получил серебряный венок с вензелем Государя Императора для ношения на шашке, которую ему лично вручила Государыня императрица в Красном Селе.
Но есть особый приз, полученный В. Фарафоновым в 1910 году «от Войска Донского приз за стрельбу из винтовки имени генерал-лейтенанта Якова Петровича Бакланова 200 рублей, учрежденный Войском в 1910 г. и выдающийся офицеру Донского войска, сделавшему лучший «квадрат» за истекший год».
К сожалению, таких «говорящих» фотографий сохраняется очень мало. Часто в семейных архивах есть много фотографий, но они без указаний, кто, когда и где сфотографирован. Потомки тех, кто на них изображен, даже иногда не знают, кто есть кто. Это в лучшем случае, в худшем — старые снимки, свидетели истории, выбрасываются на свалку.
Данный альбом позволил хотя бы частично «восстановить» биографии отца и сына Фарапоновых, он послужил хорошей документальной точкой отправления для поиска биографических материалов.

Нелли Бунина,заведующая краеведческим отделом Центральной библиотеки
им. А.С. Пушкина.
(С согласия автора использован материал из сборника Н.И. Буниной «Неизвестное об известном»).

Комментарии (0)

Добавить комментарий