Сегодня: 19 декабря 2017, Вторник

Охотники – тоже люди. И ничто человеческое им не чуждо. Как известно, москвичей в свое время испортил квартирный вопрос. Камнем преткновения для охотников из Новочеркасска и его окрестностей стал вопрос дележа соответствующих охотничьих угодий. Многие читатели нашей газеты, очевидно, в курсе, что имеет место затяжной, длящийся не первый год конфликт. Все его участники, как полагается, считают единственно правильной только собственную позицию и категорически не хотят прислушиваться к мнению оппонентов. Обе стороны приводят резонные доводы и копят в своем архиве многочисленные документы. Пока неизвестно, чем завершится данный спор в административном смысле, но в его результате бесспорно проигрывает главное: создание и поддержание нормальных условий для честной и правильной охоты. Условия для браконьерства в нашей стране специально создавать не надо, они и так всегда в наличии.

«Я не знаю теперь, кто же прав был из нас»

Для возникновения полноценного конфликта требуются, как минимум, две стороны. И опыт показывает, что не правы обычно бывают обе. Поскольку автор этих строк довольно далек от затронутых проблем и, соответственно, не обременен собственной точкой зрения, он принял решение предоставить слово самим действующим лицам.

«Чужой земли мы не хотим ни пяди…»

Председатель Новочеркасского общества охотников и рыболовов Сергей Селиверстов.
— Сергей, расскажите, в чем, по-вашему, суть проблемы?
— Начинать надо с истории. Жили мы при коммунистах и не тужили. По крайней мере, социальный аспект был в порядке. Все охотничьи угодья были разделены нормально. При Ельцине родился Федеральный Закон «О животном мире», который предусматривал лицензирование пользователей животного мира. В Новочеркасске всегда была одна из крупнейших организаций в области. Имелось пять закрепленных охотхозяйств: Красюковское, Краснодворское, Кривянское, Заплавское и Рогачевское. В свое время новочеркасское общество подало заявки на все пять, но получило только первые два. В результате конфликта с ретивым амбициозным охотоведом С. Авдоевым на территории Кривянского охотхозяйства было организовано крохотное, из нескольких человек, Октябрьское общество правильной охоты, которое и получило в пользование его угодья, отобранные у нас с использованием клеветнических утверждений. А крупное общественное объединение новочеркасских охотников осталось с недостаточной площадью охотничьих угодий. «Кривянка» и «Заплавы» в конце концов отошли в пользование Ростовского областного общества, которое и получило долгосрочные лицензии, хотя Ростов заявок на них не подавал и экспертного заключения не получил. Как такое стало возможно, надо спросить председателя Ростовского ОООиР В. Сторожева и его высокопоставленных друзей-охотников. Все было решено кулуарно. Есть обоснованные опасения, что «Кривянку» хотят просто продать с молотка. А в «Заплавах» живет сам
В. Сторожев, оставивший хозяйство «для себя».
— Значит, дело в недостатке площадей для охоты?
— Да. На одного охотника в Новочеркасской организации, а в ней более двух с половиной тысяч охотников, приходится самый низкий в Ростовской области показатель охотничьей площади. Кроме того, отторгнутые Кривянское и Заплавское охотхозяйства географически находятся внутри угодий Новочеркасской организации. Для грамотного проведения биотехнических мероприятий, улучшения охотхозяйственной деятельности их целесообразно объединить с нашими угодьями.
— Каково положение на сегодняшний день?
— Мы не прекращаем борьбы. 18 мая 2005 года правление РОООиР приняло «соломоново» решение — передать Заплавское и Кривянское охотхозяйства Новочеркасскому ООиР по договору путем оформления годовых путевок и объединить Октябрьское общество с Новочеркасским, оформив его штатных сотрудников к нам. Это является нарушением закона, поскольку осуществлять деятельность может только само получившее лицензию юридическое лицо. Мы обратились в Россельхознадзор РО с запросом о правомочности ведения охотхозяйственной деятельности в Заплавском и Кривянском хозяйствах по выданным путевкам. Был получен ответ, что это противоречит ФЗ «О животном мире» и путевки были изъяты. В результате оштрафовали и нас, и В. Сторожева. Мы требуем переоформления долгосрочных лицензий за Новочеркасской организацией охотников и рыболовов. Но все наши обращения результатов пока не дают.
— Разве в упомянутых хозяйствах сейчас нельзя охотиться новочеркасским охотникам?
— Сезон начинается с 11 августа, а выйти в поля и некуда. Чуть отошел от города, уже чужие угодья. Чтобы поохотиться, надо ехать туда, договариваться, покупать путевки, кланяться. Хочет, к примеру, человек пойти в знакомые места Кривянского охотхозяйства. А там, в обществе, говорят, что у тебя новочеркасский билет и на охоту ты не попадешь. Переходи к нам, тогда будешь охотиться. У нас, мол, лимиты. Так почти двести человек заставили перейти к себе. Это издевательство, людей заставляют иметь по 3 членских билета и платить в три раза больше.
— Что произошло на прошедшем 6 июля заседании совета Новочеркасского общества охотников и рыболовов?
— На заседании совета было выражено полное недоверие председателю Ростовского областного общества В. Сторожеву, ведущего дело к развалу этого общественного объединения. Совет единогласно проголосовал за расторжение учредительного договора и выход из состава учредителей РОООиР.
— И что это будет означать на практике?
— Мы больше не будем перечислять 20% членских взносов в Ростов. За последние 5 лет мы перечислили туда громадные суммы, а отдачи не было никакой. Новочеркасск оттуда практически ничего не получил для улучшения условий охоты. Отчетность мы все равно уже три года готовим сами.
— Сколько же сейчас угодий у новочеркасского общества охотников и рыболовов?
— Недавно мы победили в конкурсе на соискание отличных угодий в Обливском районе из государственного резервного фонда. Лицензия до 2030 года у нас и на угодья в Аксайском районе, Темерницкое хозяйство. Это тоже показатели. Ну, что же, на безрыбье и рак — рыба. Хоть человек двести туда поедут, уже это поможет разгрузить ближние угодья. Не все наши охотники могут себе это позволить. Отдали бы нам свое, а остального, может, и не надо. Мы бьемся за возвращение своих исконных земель.

«Особенности национальной охоты»

Главный специалист отдела Госохотнадзора Станислав Авдоев:
— Скажите, должны ли по Вашему мнению, Кривянское и Заплавское охотхозяйства принадлежать Новочеркасскому обществу охотников и рыболовов?
— Не думаю. Во-первых, они никогда и не принадлежали Новочеркасскому обществу. Решение о закреплении охотничьих угодий за общественными организациями от 20 июля 1987 года четко указывает, что Красюковское охотхозяйство закреплено за охотничьим коллективом НЗСП, Кривянское – за охотниками электродного завода, Заплавское – за заводом постоянных магнитов. Были заключены договора с администрациями районов о том, что заводы будут оказывать помощь в строительстве молочных ферм и т.д. За Новочеркасским обществом как таковым не было закреплено ничего. Во-вторых, я могу показать ряд писем, начиная с 1990 года, когда люди очень возражают против охотников из Новочеркасска, которые безобразно ведут себя на землях Октябрьского сельского района. Процветают браконьерство, безобразное отношение к водоемам, лесополосам, даже сельхозинвентарю. Пьяные «гости» расстреливали фонари, прожектора, сельхозтехнику. В 1995-98 годах СКЗНИВИ проводил работы на базе Октябрьского района в сотрудничестве с Октябрьским обществом. Вывод такой: хозяйством реально занимается только Октябрьское общество. С целью восстановления животного мира в пойме реки Дон следует отдать лицензию Октябрьскому районному обществу ОиР. Есть обращения главы администрации Октябрьского района, руководителей совхозов, колхозов и фермерских хозяйств: они не согласны на присутствие чужих охотников на своих землях.
— Почему конфликт произошел именно здесь?
— Это густонаселенные территории. А самое главное, руководство НООиР традиционно практикует чисто потребительское отношение, что возмущает всех местных жителей. Не проводятся биотехнические мероприятия. Настоящие охотники и рыболовы должны помогать природе, вести очистку водоемов, высаживать деревья. Конфликт из-за отношения. Дело в воспитании охотников. Потерялся сам смысл ценности охотничьего билета. Раньше два с половиной года охотник ходил в качестве кандидата, чистил водоемы, убирал мусор, сажал деревья. Для него членский билет был ценен, а сейчас идет валовый прием в охотники случайных людей.
— Так из-за чего все-таки весь сыр-бор?
— Очень многие настоящие охотники из Новочеркасска добровольно перешли в Октябрьское общество, потому что трудно было получить путевку. Путевки распределялись между одними и теми же людьми, назвать которых настоящими охотниками просто не поворачивается язык. В 2005-м нас насильно не объединили с Новочеркасском, а земли передали им в пользование по годовой путевке. Прошел год, областной совет РОООиР выехал в наши угодья, его члены посмотрели и сказали: не надо такого счастья! Регулярно происходят задержания охотников и даже егерей из Новочеркасска при производстве незаконной охоты из-под фар и т.д.
— Как Вы относитесь к таким охотникам?
— Охотник – это не тот, кто ездит и стреляет. Охотник – это человек, который любит природу, содействует ее воспроизводству. Сейчас путевки просто не обеспечены дичью, которой уже катастрофически не хватает на такую орду охотников.
— У Вас не существует предубеждения против Новочеркасска?
— Никто не против новочеркасских охотников. Люди против того беспредела, который существует в Новочеркасском обществе под прикрытием явной клеветы и черного пиара. Против потребительства по отношению к природе. Необходимо отдавать свой труд, выпускать рыбу, восстанавливать поголовье зверей. Что касается угодий, Заплавских и Кривянских – ради Бога, пользуйтесь, но ведите себя как люди! Если Новочеркасское общество получит на них лицензию, хана угодьям! Ни для кого не секрет, что последние годы рыбалка в окрестностях Новочеркасска становится все хуже. Надо руководству НООиР обратить внимание на то, что есть, а не хапать себе все новые земли. Катастрофа, когда лицензия в руках бездушных людей. В Новочеркасске много предприятий и физических лиц, у которых есть необходимая техника, среди руководителей предприятий много охотников. Они могут реально повлиять на очистку водоемов, благоустройство охотничьих угодий. Было бы желание – можно сделать очень много. Но нет желания!
— В чем же дело, в личности председателя?
— Я не хотел бы комментировать. Скажу одно: Когда С. Селиверстов стал председателем, ему дали для работы все. Предоставили рыболовную базу на Дону, лошадей для организации псовой охоты, администрация города его поддерживает. Работай – не хочу! Но пока амбиции перехлестывают. Надо спуститься на землю, перестать дурить людей и начать работать.

От редакции

Затронутая тема не может быть исчерпана в рамках данной публикации. Мы предполагаем вернуться к этой теме и пригласить к разговору всех заинтересованных
читателей.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий