Сегодня: 16 декабря 4819, Понедельник

Ежегодно, накануне памятной для многих даты — 15 февраля, Дня вывода из Афганистана ограниченного воинского контингента, руководство города встречается с вдовами и матерями погибших «афганцев», чтобы почтить память не вернувшихся с войны солдат и морально поддержать их семьи.

На этот раз встреча состоялась 9 февраля в администрации города. Мэр А.Волков и глава Думы В.Золоторенко пообщались с членами семей погибших воинов-интернационалистов, вручили им цветы и традиционные подарки. А.Волков еще раз напомнил присутствующим, что город и впредь будет по мере возможности помогать семьям «афганцев» решать серьезные житейские проблемы, связанные с получением жилья, устройством детей на учебу, лечением и т.д. Он выразил большое одобрение, что в Новочеркасске активно действует Союз ветеранов Афганистана, объединяющий людей, прошедших «горячие точки», и пообещал помогать этой общественной организации, много делающей для патриотического воспитания юных новочеркасцев.
Ирина Николаева
Фото Николая Склярова

…С ВОЙНЫ НЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НИКТО. НИКОГДА

Эта книга еще не издана. Она написана и отпечатана в количестве стольких экземпляров, сколько у автора близких друзей. Автор Александр Славинский – наш современник. Все, что случилось страшного в нашей стране за последние четверть века, и о чем большинство из нас узнавало из телевизора, танком прокатилось по его жизни. Он рано потерял родителей. Вместо армии попал на афганскую войну… Все это было бы не так страшно и трагично, и жизнь бы наладилась, если бы родина его была не Чечня, а родной город – не Грозный.
Поэтому книга читается за первую половину ночи. Книга талантливая и трогательная. Только такие и стоит писать, потому что они все переворачивают у читателя внутри.
К счастью, книга построена так, что автор может писать ее вечно.
Он — не из тех, кому все эти войны принесли хоть немного славы. И книгу-то свою хотел назвать «Щенки войны». Назвал «Путь воина».
Александр Славинский живет в Новочеркасске, преподает тотальную систему боя в Школе искусств и консультирует по выживанию в экстремальных ситуациях…
«Если война вне тебя, она всегда не твоя. И ни одна из них так и не стала моей. Это я был ее щенком…» — так начинается одна из лучших глав этой книги. Место действия – Афганистан. Время – начало 80-х. Отрывок из главы «За речкой» мы предлагаем вашему вниманию.
ходим в ночь, в никуда. Нам проводят инструктаж, но все давно известно — мы взвод прикрытия. Боевая группа выполнит свою задачу и уйдет, а мы останемся. Если повезет, то вернемся. Но, как говорит наш «кусок»*:
— Возвращаться плохая примета.
Мне нравится его «черный юмор», он помогает снять с себя часть страха и безысходности. В нем чувствуется особый аромат и тонкость. Хотя с виду он груб и плосок.
Это четвертый мой выход на выполнение боевой задачи. Трясемся в вертолете минут сорок, начинаем снижаться, вертушка коснулась колесами земли, дверь открылась, звучит команда: «Пошли, щенки!»
Мы выпрыгиваем в ночь. Мы в ущелье, справа и слева скалы, внизу в метрах пятидесяти дорога. Только спустя время, я понял, что его «щенки» это было — сынки. Мы были действительно его детьми.
— Занимаем позиции, — командует «кусок».
— Группа будет отходить после выполнения задачи по дороге, там ее заберут вертушки. Наша задача в случае преследования задержать погоню. Все!
«Кусок», как всегда, помогает нам сориентироваться и занять наиболее выгодные позиции. Да, наш боевой опыт еще ноль, так что мы действительно щенки.
— Огонь только по моей команде.
Наш «старлей» никуда не вмешивается, и «кусок» для него такой же непререкаемый авторитет.
— При подходе группа даст две красные ракеты.
Ждем, ожидание тяжелая штука. Где-то вдали еле слышна стрельба и взрывы. Под утро, еще не рассвело, видим две красные ракеты. Наша группа возвращается.
— Третий, это «Пес». Проходим вашу точку. За нами «хвост» рубите.
«Кусок» отвечает:
— Понял тебя, «Пес». Работаем. Удачи вам.
Из-за поворота появляется наша группа. Их немного, одного несут. Проходят наш участок и скрываются за следующим поворотом.
— Приготовиться, не ссыте, щенки, может, они всех уложили и преследовать некому.
Свежо предание, но верится с трудом, ни разу так не было. И точно, появляется БТР.
— Не торопись, — командует «кусок» гранатометчику.
— Дойдет до поворота, там и вали, чтобы остальные не прошли.
— Ты работаешь по замыкающему, — говорит он второму номеру.
Выстрел, БТР загорается. Еще один выстрел по грузовику, идущему за ним на расстоянии метров пятидесяти. Промах, взрыв перед машиной, она останавливается и из нее начинают выскакивать бойцы.
— Ну что, начнем наше танго? Огонь!!! — командует «кусок». И из всех стволов летит свинец, неся смерть. Позиция у нас отличная, но если бой затянется, боеприпасов может не хватить. К сожалению, на краях дороги много больших валунов и обломков скал, за ними укрылись преследователи и начали вести оттуда огонь.
Бой идет уже около часа.
— Первый, давай вертушки. Мать твою! Боеприпасов на пятнадцать-двадцать минут! Два «двести», трое «триста» тяжелые!
— Продержись, через двадцать минут вертушки будут в квадрате, третий!
Он в сердцах чуть не развивает трубку о камень и матерится.
— Группа готовится к отходу, — орет он.
— Кто остается?
— Я, — кричит мой друг. Ну а мне куда без него.
— И я!
— Все, «старлей», берешь группу и выходите в квадрат, там ждете нас, другая вертушка пусть обработает их ракетами. Как пойдут ракеты, ждете нас двадцать минут, если не будет, уходите.
Взвод отходит, мы остаемся, и «кусок» с нами. Нам оставляют немного патронов и три гранаты.
— Ну что, щенки, по сто грамм? — говорит «кусок».
— Царство нам Небесное, — смеется мой друг.
— Не хороните себя раньше времени, к Богу не бывает опозданий, — отвечает «кусок».
— Приготовьте штыки. У кого есть лопатка? – говорит «кусок». – Все равно сейчас патроны кончатся. Живыми нас не возьмут, уроды!
Мы достреливаем последние патроны, и тут из-за валунов выпрыгивают четверо.
— Обошли, суки! – кричит друг. Может, обошли, а может, другая группа. Они почему-то не стали стрелять, наверное, хотели взять нас живыми.
— Вперед, спецназ! — кричит «кусок». И мы летим друг на друга. Крики. Вой. В глазах злоба и безумие. Голова перестает работать, во мне просыпается ярость и ненависть. Почти ничего не помню. Все произошло так быстро, что испугаться я не успел. Штык — приклад, приклад — штык. В ноги — в грудь, в грудь — в ноги, и двигайся, двигайся, иначе смерть — проносятся в голове фразы, как учил нас «кусок». И я двигаюсь. Штык летит мне в живот, какой-то животный инстинкт уводит меня в сторону, клинок рвет лишь «хб». Мой клинок летит ему в горло, кровь бьет мне в лицо. Вот он, вкус и запах крови, его ни за что не забыть. Сейчас я зверь. Это потом на базе меня будет трясти и ломать, а сейчас мне хорошо. Даже если сейчас смерть, это хорошо. Но именно сейчас.
Саня! — слышу крик друга и выстрел. Нож лишь слегка режет мне спину. Все. Он спас меня.
— С тебя пузырь, — кричит друг. — Последний патрон. Для себя берег.
Мы все в крови, хорошо, что эта кровь не наша. Мы живы! Живы! Несколько легких ранений, это пустяки, до развода заживет.
— Ранены? — спрашивает «кусок».
— Саню слегка задело.
И тут подходит наша вертушка и засыпает все ракетами. Земля встает на дыбы и сливается с небом. Грохот, что лопаются перепонки в ушах. Горят земля и небо.
— Уходим, — кричит «кусок» — надо успеть! Иначе могут и нас накрыть.
Успеваем, вертушка наготове, грузимся и взлетаем.
— Кинут нам по Красной Звезде на грудь, а там, гляди, могут и в ноги! – кричит «кусок».
— А «водярой» взять можно? – кричит мой друг.
— Можно, если в стакане на холмик, — отвечает «кусок». Да, в черном юморе с ним не потягаешься.
Но не успели ни на грудь, ни в ноги. А кинуть — кинули.
И мы уходили на войну. На войну уходят многие. Но с войны не возвращается никто. Никогда.
* прапорщик, сверхсрочник
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий