Сегодня: 26 августа 2019, Понедельник

Мы с правами на «ты»! А ты?

(Окончание. Начало в № 48, 7 декабря 2006 г.)

Все мы опутаны паутиной предрассудков. Мы самоуверенны и заранее знаем «что почем». Или точнее – кто чего стоит. И приписываем человеку, не вникая в его суть, достоинства и пороки, положительные черты и чернющий негатив. Особенно если этот человек молод, вспыльчив, нетерпим – его-то особенно мы награждаем такими эпитетами!
Перед милиционерами сидит подросток. Еще пару минут назад он был их коллегой, да вызвался добровольцем для упражнения, «убаюканный» обещаниями психологов, что ничего с ним не будет. Ничего особенного и не было: просто его обзывали. В адрес подростка летели обычные слова, которые говорят взрослые своим и соседским детям, ученикам и ученицам, отличникам и лодырям, исходя из древнего постулата: вы – развращенное поколение, мы были другими.
Так какие же они, подростки?
— Грубые.
— Циничные.
— Безграмотные.
— Наглые.
В руках у Натальи Беликовой шпагат. Каждая следующая характеристика – виток вокруг тела сидящего в кресле подростка.
— Алкаши.
— Наркоманы.
— Развращенцы.
— Тупицы.
Подросток уже весь опутан, а народ разошелся вовсю!
Но – достаточно. Человека надо вызволять из паутины предрассудков. Как? Добром, хорошими словами. Найдут ли их взрослые?
— … Умные.
— Образованные.
— Неравнодушные.
— Добрые.
Шпагат, освобождая подростка, вновь скручивается в моток.
— Честные.
— Смелые!
— Талантливые!!!
— Луч-ши-е!!!
Освобожденный подросток искренне делится подростковыми впечатлениями:
— Когда начали заматывать, очень скоро захотелось сказать: «Да пошли вы все на фиг!»
Вывода лучше не придумаешь: нет пользы от такого «воспитания…». У взрослого оно вызывает только отрицательную реакцию, а у юного человека переходного возраста – и подавно. Между тем, по словам Галины Кондрат, именно в этом возрасте – от 11-ти до 15-ти – с человеком можно еще что-то делать, его формировать, потом будет поздно. Не сформировать бы чего-то такого, чем всю жизнь будет заниматься милиция…
К подросткам нужен совершенно особый подход. Даже если они оступились, вступили в конфликт с Законом. Для них и правосудие есть особое, «возрастное» — ювенальная юстиция: национальное правосудие по делам о несовершеннолетних. Можно подробно говорить о понятиях, на которых она базируется (охранная направленность, социальная насыщенность и т.п.), а можно коротко: главная задача «детского правосудия» — не наказать, а позволить подростку вырасти человеком. Даже если он немножко преступник.
Послушав немного теории, участники семинара разбиваются на группы. И получают задание: составить программу работы с несовершеннолетними. Понятно, далеко не благополучными. Милиционеры работают долго и старательно: определяют целевую группу (наркоманы, безнадзорные, сироты…), цель, задачи, участников – кто может (и хочет!) в этом деле чем-то помочь. Программы выходят солидные. Дал бы кто под них денег, глядишь, и милицию можно было бы сократить за ненадобностью.
Быстрее первого проходит второй день. И снова подводим его итоги.
— У меня произошла какая-то ломка на подсознательном уровне: посмотрел на себя, своих и чужих детей другими глазами.
— Понял: подростков нужно защищать, а для этого их лучше знать.
— Захотелось что-то еще почитать об этом.
— Позволил себе не думать о работе.
— Узнал, как профессионально не выгореть. Отдохнул.
Тема отдыха – особая тема. О нем говорили, его рисовали: да-да, милиционеры рисовали красками горы и белый пароход, небо, солнце и, конечно, Черное море. На втором семинаре, когда приехала новая группа, участковый Игорь Кузин свой рисунок «Ура! Я на море и на отдыхе!» наклеил прямо на часы в учебном классе: счастливые часов не наблюдают. А первая группа внесла рацпредложение: «Давайте созвонимся с ГУВД – зачем гонять автобус? Мы согласны остаться еще на три дня».
Когда я вернулась домой, прочитала в «Комсомолке» анекдот:
«Из заявления:
«Как меня все…» Зачеркнуто. «Как я вас всех н…» Зачеркнуто. «Да пошли бы вы все в…» Зачеркнуто. «Прошу предоставить мне очередной отпуск».
Можно улыбнуться, а можно задуматься: не милиционером ли писано – в канун профессионального выгорания?

ДЕНЬ ТРЕТИЙ: МОЯ ПОЛИЦИЯ МНЕ НАЛИВАЕТ ЧАЙ?!

Швеция. При Улофе Пальме в программу подготовки полицейских ввели социальную работу.
Польша. Если на полицейского в течение года нет ни одной жалобы, его зарплата повышается на треть.
Индия. Новые здания полицейских станций построены так, что заявитель находится НАД полицейским, причем он сидит. Здесь же ввели должность сотрудника, который встречает посетителей и предлагает им чай. Может быть, именно эта «чайная церемония» и стала причиной увеличения доверия к полиции? За 5 лет количество нападений на индийских полицейских уменьшилось в 2,5 раза.
Про зарубежную полицию, международное законодательство о правоохранительной деятельности российским милиционерам рассказывает Андрей Бабушкин – правозащитник, председатель комитета «За гражданские права», член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в России.
Разговор о нарушениях сотрудниками милиции прав человека как-то логично переходит в другое русло: нарушение прав самих милиционеров. Бабушкин рассказывает о Европейском суде. Вопрос из зала:
— Его адрес?
Он говорит о капитане милиции Пашкине, 12 раз уволенном с работы, но создавшем независимый милицейский профсоюз. Реакция:
— Понятно, почему он капитан с 89-го года…
Милиция снова смотрит на себя другими глазами, со стороны. И на той, другой стороне, она вместе с обычными гражданами – униженными, оскорбленными, избитыми, обворованными. С теми, кто нуждается в правовой защите и помощи. А Андрей Бабушкин рассказывает, как он с другими правозащитниками проверял отделы милиции Москвы. Выявляли нарушения прав граждан. Выявили, кроме того, нарушения прав сотрудников ОВД – от отсутствия возможности нормально поесть на дежурстве до …
На этой ноте начинается обсуждение вопроса, как повысить доверие граждан к милиции.
И тут участники семинара изливают всё. Накипело. Правда, есть и сомнения:
— Кто это примет?
— Ну, хотя бы выскажем!
Забегая вперед, скажем: все письменные предложения милиционеров собраны, упакованы и будут переданы (Бабушкин обещал) «куда повыше».
А они пока пишут:
— Переориентировать систему УВД на проведение профилактики (лучше предотвратить преступление, чем его раскрыть).
— Довести штаты до соответствия реальной нагрузке.
— Отказаться от «палочной» системы оценки работы. Основной критерий – оценка граждан.
— Вести в систему контроль за работой правоохранительных органов со стороны общественных правозащитных организаций.
— Повысить социальный статус работников милиции.
— Ввести в систему первоначальной подготовки сотрудников милиции этику и поведение сотрудников милиции при обращении граждан.
— При отделах милиции открыть бесплатные юридические консультации для граждан.
— Сделать более демократичной и удобной форму одежды…
Третий день работы практически завершен. Ужин. Небольшая торжественная часть. Вручение участникам свидетельств о получении знаний на семинаре. И вот уже семинаристы несут сумки к автобусу. У кого-то в руках фуражки, у кого-то форма на «плечиках».
Сожаления, прощания, обещания «теперь не бояться психологов». А я задаю вопрос, который мучает меня все время:
— Вы не боитесь раствориться в текучке, забыть все, что здесь получили?
— Нет, — уверяют меня Юрий Олейников и Андрей Сидоренко из 1-го отдела, Александр Юдин и Геннадий Ковалев из 2-го. Выходит, их, обученных, на каждый отдел придется много: поддержка и взаимопонимание обеспечены.
Это – что касается знаний. А как быть с внутренним миром, с Колесом Фортуны – погнутым, скукоженным? И с пониманием каждого: в жизни нужно много менять, чтобы не сгореть на работе? Не станет ли еще хуже тому, кто, понимая все это, просто не найдет времени на себя?
— Не станет, — сказала мне уже в Новочеркасске психолог Галина Кондрат. – 70 процентов успеха в том, что человек это понял и задумался. Что он готов заняться собой.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Собственно, эпилога не будет. На смену первой группе милиционеров в санаторий на семинар приехала вторая. Также удивлялись, отдыхали, узнавали себя, кричали на крыше, рисовали красками, хотели создать независимый профсоюз и повысить имидж милиции с помощью журналистов.
Эпилога не будет, потому что когда закончился семинар, работа над проектом «Мы с правами на «ты»! А ты?» продолжилась. И будет идти еще целый год, а возможно – еще много времени.
Проект разработала и осуществляет общественная организация Союз «Женщины Дона». Его цель – формирование навыков активной деятельности местного сообщества по предотвращению нарушений прав человека в правоохранительных органах Новочеркасска. За прошедший год участники проекта очень близко узнали милицию, узнали, что думают о ней в народе. Подружили горожан с участковыми и даже подарили им песню:
— Не ради зарплаты и звания,
За правопорядок борьба.
Участковый – это призвание,
Участковый – это судьба!

Черноморское побережье – Новочеркасск.

Комментарии (0)

Добавить комментарий