Сегодня: 26 июня 2019, Среда

ИНВАЛИДНОСТЬ ЗА ДЕНЬГИ
Больное место

Уважаемая «Частная лавочка»!
Обращаюсь к вам, так как я — постоянный ваш читатель, поэтому хорошо знаю, что в нашем городе, кроме вас, о нуждах, печалях и бедах больных малоимущих пенсионеров никто не пишет. То, о чем я пишу, знает каждый житель нашего города, а часто и сам сталкивается с теми, кто по долгу своей профессии сопровождает нас от рождения до смерти. Речь пойдет о врачах.
Хотя мне 67 лет, я на учете во 2-й поликлинике с 1982 года. Болезней не перечесть: гипертония, сосудисто-сердечная недостаточность, полиартрит, сахарный диабет, аллергия и т.д. и т.п. А чему удивляться! Перенесла 5 полостных операций. Сын инвалид II группы по психическому здоровью. Воспитываю сама от рождения внучку 8 лет. Родных никого нет. Одна надежда на Бога.
В 2005 году меня первый раз направили на ВТЭК. Знакомые смеялись: «Бесплатно? Никто тебе группу не даст, даже III». А я не верила, мало ли что болтают. Убедиться в обратном пришлось быстро. Чтобы попасть к специалистам: невропатологу, хирургу, окулисту очередь за номерком пришлось занимать с 6 утра у закрытых дверей поликлиники, где такие же горемычные калеки, как и я, ждали милости регистратора, которая хотела – давала номерок, хотела – не давала. Как мне объяснили в очереди, номерок можно купить или за 50 рублей или за большую шоколадку. После трех недель безрезультатных хождений, я со скандалом (пообещала пойти в администрацию города) получила номерок № 5, будучи первоочередной — в 7 утра. Куда делись еще четыре номера, и так понятно. Но все мои муки оказались напрасными – группу инвалидности я не получила.
В 2006 году состояние моего здоровья настолько ухудшилось, что пришлось лечиться в дневном стационаре, но улучшения не было. Участковый врач направила меня вновь на ВТЭК, заверив, что группу мне обязательно дадут, ведь я считаюсь у них одной из самых тяжелобольных пациентов.
Вновь мне пришлось пройти все круги ада. За год ничего не изменилось: та же очередь с 6 утра. Хорошо, что лето, а зимой? Даже страшно представить! Единственное, что я узнала полезное, это то, что чтобы лечиться у врачей, надо иметь хорошее здоровье. После каждого посещения поликлиники у меня поднимался сахар и давление. «Скорая» приезжала каждый день. Но ударом для меня был сам ВТЭК, который проходил в 3-й поликлинике, где принимала, вернее – допрашивала меня как преступницу, врач N. Ее даже врачом нельзя назвать, таким тоном она разговаривала. Не дав мне слова сказать, приказала: «Сидеть и молчать!» Когда я спросила ее, почему она пишет давление 130, а на тонометре 180, N грубо оборвала меня: «Вас это не касается. Можете идти. Группу инвалидности я вам не дам!». На мою просьбу вернуть мне результаты обследования и направить меня в Ростов, N ответила: «Вам там делать нечего, и документы не отдам. Хотите ехать в Ростов, обследуйтесь в платной поликлинике. Освободите кабинет, вы занимаете мое рабочее время. Вы, что, не понимаете русский язык?» Я попыталась говорить о здравотделе, о жалобе в министерство, но на лице гражданки N (врачом ее язык не поворачивается) была такая улыбка, что я поняла – плевать она хотела на таких как я – безденежных, а значит, беззащитных.
Правду, видать, говорили в очереди больные, что за 15 тысяч рублей дают группу здоровым, заводят на них фиктивные истории болезни, забирая обследования (результаты) из карточек настоящих больных. Ведь лично в моем присутствии в кабинет к N медсестра принесла пять карточек со словами: «Этим людям надо сделать все, как надо, дать группу. Там все, что для вас надо, вложено в карточки».
Я понимаю, что в Новочеркасске группу инвалидности я никогда не получу. Ехать в Ростов нет ни сил, ни здоровья, ни средств. Писать жалобы в вышестоящие медицинские инстанции бесполезно. Ворон ворону глаз не выклюет. Отделаются только отписками, от которых только мое здоровье ухудшится. А пишу я в вашу газету с надеждой, что мое письмо будет напечатано, что его прочтут многие жители нашего города, в том числе и врачи, которые обязаны бескорыстно и в любое время помогать страждущим. Те, кто забыл клятву Гиппократа, не должен носить белый халат медицинского работника. При посещении такого врача, как N, у человека складывается негативное впечатление о нашей медицине в целом.

От «ЧЛ». Фамилию реального врача на N заменили мы. Мы знаем, что ее узнают больные. Надеемся, что она тоже узнает себя. Возможно «опознание» и со стороны Управления здравоохранения. Но… С конкретной N нам просто не хочется судиться, а уж она наверняка побежит в суд, вспомнив про свои честь, достоинство и деловую репутацию. Может, не там их нужно искать? Может, забывать про них не нужно? И не только N. Медицина Новочеркасска больна – и процесс развивается с головы.

Комментарии (0)

Добавить комментарий