Сегодня: 18 декабря 7363, Воскресенье

20 декабря исполнилось 85 лет
Ивану Герасимовичу РЕПНИКОВУ.

И.Г. Репников – член Союза журналистов РФ с 1958 года. Родился 20 декабря 1920 года в хуторе Белянском Ростовской области. Окончил фельдшерскую школу (г. Шахты) и учительский институт (Таганрог). Участник Великой Отечественной войны с Германией и Японией. После войны работал в Новочеркасском райздравотделе; с 1950 по 1969 год – в новочеркасской городской газете «Знамя коммуны»: литературный сотрудник, зав. отделом, зам. редактора. В дальнейшем – руководитель редакционно-издательского сектора в ЮжНИИГиМе (Новочеркасск).
Иван Герасимович – автор повести, рассказов, очерков, опубликованных в новочеркасских, областных и центральных газетах, в коллективных сборниках. В соавторстве с П.И. Молчановым издал историко-краеведческий очерк «Новочеркасск» (1973, 1978, 1985). В 1999 году опубликована его книга «Сказание о Новочеркасске». И.Г. Репников – составитель и автор многих материалов Краткой энциклопедии «Новочеркасск» (2001), вошедших и в «Энциклопедию» 2005 года.
Имеет боевые награды: орден Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За победу над Японией». В этом году от имени президента Белоруссии он награждан медалью «За освобождение Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ И.Г. РЕПНИКОВА
В мае 1941 г. меня срочно мобилизовали и направили в Новочеркасск. Там несколько дней работал в медкомиссии, которая определяла годность призванных из запаса. Работа шла спешно, что-то напоминало старые немые кинофильмы. Будущие солдаты только мелькали.
Потом – в эшелон и под Белую Церковь. Разбили лагерь в каком-то лесу. До этого я в Армии не был, но мне повесили два кубаря. Я – фельдшер батальона (мл. лейтенант).
Говорили, что мы прибыли сюда для маневров. В основном нас обрабатывали идеологически, настраивая против фашистской Германии. Очень прозрачным был намек на войну с нею. Приехал к нам командующий 19-й армией, будущий Маршал Советского Союза И.С. Конев. Мельком я тогда видел его. Как говорили, он заявил, что надо быть готовым через несколько дней участвовать в боях с немцами. Не верили. А может, нам хотелось, чтобы были маневры, а не война. Не верили даже, когда услышали по радио сообщение о войне.
Через несколько дней нас погрузили в эшелон. Не помню где, но ехали мы наверно сутки, не меньше, и оказались в Смоленске. Выгрузились в пожарном порядке: на западной окраине города уже шли бои. Через город брели толпой. Потом стали появляться командиры. На ходу организовывались подразделения. В свой батальон я не попал. Да и другие тоже были из самых различных подразделений. Но никого это не беспокоило. Немцы наседали, надо было уходить. Это было не отступление, а беспорядочное бегство.
Уходили каким-то лесом. И вдруг – затор. От одного к другому передается: «Мы в окружении…». Да, это было действительно так. Но об этом мы узнали уже потом. Три армии попали в окружение, в том числе и наша, 19-я. И следствия стали известны: высокое командование утеряло управление войсками. Сколько там погибло, попало в плен!
Мне посчастливилось в составе каких-то подразделений, соединений (не знаю каких) вырваться из этого окружения. Через Днепр переходили около деревни Соловьево. Знаменитая Соловьевская переправа!.. Переходили вброд. Бомбят немецкие самолеты. А наших самолетов нет. Не отпугивают немцев и наши зенитки. Жуткая картина! Трупы на этом и на том берегу, трупы плывут по реке… Столпотворение людей и техники. Все спешат на левый берег.
После переправы через Днепр, ехали, шли, кто как мог. Лишь бы уйти дальше, дальше. В общем, опять же беспорядочное отступление. Только в Вязьме стали сколачивать роты, батальоны, полки. Меня назначили командиром санитарного взвода 653 стрелкового полка.
И опять отступление. Правда, изредка вступали в бой, сдерживали наступающего противника. Это были «бои местного значения», как сообщалось в сводках Совинформбюро.
Один из них был довольно жестоким. Наших в нем погибло предостаточно. Помню, бой шел на открытой местности. Когда началась обоюдная стрельба из самого различного оружия, врач послал меня к передовым цепям. Бегу по полю, мины противно визжат, рвутся то спереди, то сзади, то сбоку. Бегу, падаю, поднимаюсь, снова бегу. Вот и наши, ведущие бой.
Санинструкторы стаскивают раненых в блиндаж. Перевязываем, готовим к отправке. Помню, там был фельдшер, постарше меня. Я поступил в его распоряжение. Вот принесли красноармейца с глубокой раной в голову. Я бросаюсь к нему, оставив того, которому накладывал шину на перебитую ногу. А старший мне: «Он и с твоей повязкой и без нее помрет… Делай шину тому». Поясняет: «На безнадежных время не трать. Вон еще волокут… А вон еще… А как их отправлять в медсанбат? Подвод-то нет…».
Приказ: отходить. Как-то вынесли, вывезли раненых, сдали в медсанбат. А сколько раненых и убитых осталось на поле…
Волгу переходили у Ржева вброд. И опять отступление. У какой-то деревни в Калининской области наш полк занял оборону. Потом вступил в бой. Вот тут меня и ранил рослый немец. Я его видел. Он выскочил из-за угла дома и пальнул в меня из автомата. К счастью, попала в меня одна пуля. Я стрельнул в него из пистолета. Попал или не попал, не знаю, он скрылся за углом. Это было 31 октября 1941 года. Ранение оказалось довольно тяжелым. Вначале меня отправили в Кострому, а потом – в Новосибирск. Там я был с 19 ноября 1941 года по 26 января 1942.
После госпиталя оказался в Омске, где формировался дивизион бронепоездов. Бронепоезда только строились. Потом уже с дивизионом переехали в Петропавловск. Там в то время находился какой-то хороший театр оперетты, и я посмотрел почти все спектакли. Повезло.
И вот снова на фронт. Сперва на Сталинград. Стояли мы на станции Котлубань. Предполагалось, что будем участвовать в бою по окружению сталинградской группировки. Но дивизион в боях участвовал мало. Да и в дальнейшем его роль была незначительной. Только, пожалуй, какую-то лепту он внес в бою под крепостью Освовец (Польша). Но вскоре немцы сумели основательно разбить одну из бронеплощадок. Несколько человек было ранено. Неуклюжая, не маневренная эта штука — бронепоезд. В той войне он был не нужен.
В мае 1944 года нас перебросили на Дальний Восток. Стояли мы на станции Сковородино. Готовились стрелять через Амур по японцам. Не пришлось. Война закончилась. Наш дивизион расформировали
Меня определили фельдшером отдельной телеграфно-строительной роты № 1249, которую направили в Монголию. Послужил я в этой чудной стране до осени 1946 года и был демобилизован.

Летописцы Новочеркасска
История одной фотографии

Фото 1976 года. В это время московский писатель, наш земляк, Г.А. Семенихин (он слева) работал над своим последним романом «Новочеркасск» и в связи с этим частенько наведывался в родной город. Рядом с ним соавторы вышедшей в Ростиздате в 1973 году документальной книги «Новочеркасск» — П.И. Молчанов, бывший тогда директором Музея истории донского казачества и журналист И.Г. Репников.
Интерес к общей теме, воспоминания о боевой молодости (все они были участниками Великой Отечественной войны) сближали этих людей. Была у них еще одна привязанность – городская газета. С небольших заметок и зарисовок в «Знамени коммуны» начал свой путь в писатели Семенихин. Периодически публиковался в газете Молчанов. Более двадцати лет работал в редакции «Знаменки» Репников – заведовал отделом, был заместителем редактора. Уйдя из редакции «Знамени коммуны», он оставался активным корреспондентом ее преемницы «Донской речи» (издавалась с 1992 по 1999 год) и продолжал работать с Молчановым над вторым, а потом и третьим изданиями историко-краеведческого очерка «Новочеркасск» (они вышли в 1978 и 1985 гг.).
В годы, когда издавались эти книги и роман-трилогия Семенихина, были сильны официальная идеология и цензура. По этой причине авторы не могли сказать всей правды о событиях, происходивших в городе, а о некоторых вынуждены были просто умолчать. С тем и ушли из жизни и Семенихин (в 1984 году), и Молчанов (в 1988 году).
Только в 90-х годах появилась возможность написать подлинную историю города – без изъятий и идеологических перекосов. И журналист Репников выполнил эту работу, написав документально-публицистическую книгу «Сказание о Новочеркасске» (издательство НОК, 1999). Свой богатый опыт журналиста и краеведа Иван Герасимович использовал при подготовке материалов и составлении краткой энциклопедии «Новочеркасск» (издательство «Новопринт», 2001). Значителен его вклад и в новую энциклопедию «Новочеркасск», вышедшую в свет к 200-летию города.

Редакция газеты «Частная лавочка»
от всей души поздравляет Ивана Герасимовича
Репникова — коллегу, друга, фронтовика.

Комментарии (0)

Добавить комментарий