Сегодня: 17 декабря 1658, Вторник

Для театралов Новочеркасска уходящий год выдался на редкость напряженным – количество премьер, фестивалей
и гастролеров на душу ценителя прекрасного побило все рекорды. Впрочем, художественный руководитель казачьего театра драмы и комедии
им. В. Ф. Комиссаржевской Леонид Шатохин убежден: зрителя еще ждет масса открытий и сюрпризов.

– Леонид Иванович, каким был для театра 181-й сезон?
– Прежде всего юбилейным – нашему театру исполнилось 180 лет. Мы успешно отыграли премьеры: сказку “Теремок”, два спектакля, приуроченных к столетию Михаила Шолохова – “Бабий бунт” и “Семь казачьих распевов”. Это государственный заказ, правда, вместо одной постановки, как предполагалось в начале, у нас получилось две. Только что завершили работу над комедией “Госпожа министерша” по пьесе сербского классика Бронислава Нушича. Немало в этом сезоне было гостей: в мае у нас прошли ответные гастроли театра “Содружество актеров на Таганке”, осенью на базе театра был проведен первый фестиваль русских театров в национальных республиках ЮФО. В общем, театральная жизнь Новочеркасска в этом сезоне была очень и очень насыщенной.
– Расскажите подробнее о последних премьерах – “Семи казачьих распевах” и “Госпоже министерше”.
– Условное предварительное название “Казачьих распевов” было немного другим – “Жеребенок”. Этот образ – образ жеребенка, мальчика, символизирующий будущее Дона и России – проходит через весь спектакль. На нем отражаются все дела взрослых – а те, в свою очередь, заняты тем, что уничтожают себя и себе подобных. “Семь казачьих распевов” – спектакль о ненависти, приводящей к страшным потрясениям – революциям, войнам, убийствам. Мы не делим героев на красных и белых, “наших” и “ненаших”: все они виновны, потому что убивают друг друга.
Что касается последней постановки, “Госпожи министерши”, то это сатирическая комедия, весьма актуальная для нашего времени. Выбор пьесы объясняется очень просто: Нушич – великий комедиограф, выдающаяся величина в мировой драматургии, и обойти его вниманием мы просто не могли. Ставила новый спектакль украинский режиссер Ирина Морозова, давно сотрудничающая с нашим театром. “Госпожа министерша” – пятая работа Морозовой в Новочеркасске; до этого были “Эшелон”, “Сватовство по-русски”, “Бертольдо при дворе” и “Крошка Цахес”. В спектакле занята практически вся труппа, а главную роль играет заслуженная артистка РФ Валентина Иванкова.
– Подготовка к новогодним праздникам уже началась?
– Разумеется! Вовсю идет работа над детским представлением “Три поросенка и др.” – нашей собственной версией известной английской сказки. Для взрослых зрителей мы готовим программу кабаре – она возобновится в малом зале, где и шла изначально. Мест, кстати, почти не осталось: все билеты на 25 и 30 декабря полностью разобраны, да и остальные дни почти полностью забиты. А с нового года начнутся традиционные сказки и представления у елки со множеством конкурсов и призов.
– У Вас уже есть планы на будущий год или загадывать еще рано?
– Планы самые серьезные: сразу после праздников я приступаю к постановке двух спектаклей. Первый – “Соловей”, по древнекитайской сказке, известной нам в пересказе Андерсена, — будет идти на малой сцене; вторым станет “Лес” Островского. После этого ставить спектакли будут приглашенные режиссеры, и здесь загадывать что-то очень трудно. Есть намерение заняться “Ромео и Джульеттой”, но пока говорить об этом с полной уверенностью нельзя. Видите ли, для того, чтобы спектакль вышел по-настоящему удачным, режиссер должен… болеть пьесой, что ли… Грубо говоря, быть беременным. Это естественный и длительный процесс. А когда ты звонишь режиссеру и просишь его поставить произведение, которое он, возможно, не читал… В общем, надо или соглашаться на то, что тебе предлагают, или идти на риск, заказывая то, что необходимо для репертуара.
– И какой путь Вам ближе?
– Идти на риск и выбирать пьесу самостоятельно. Репертуар, как это ни странно, формируем не мы, а зритель. Театр, составляющий репертуар исключительно “под себя” – чтобы артист сыграл наконец-то Гамлета! – обречен на плохую жизнь. Мы ориентируемся все-таки на зрителя. Совершенно очевидно, что новочеркасцы не похожи, к примеру, на публику из Рязани: иной темперамент, иной менталитет. Свой отпечаток накладывает и то, что в Новочеркасске очень много молодых людей. Молодежь ведь сейчас очень быстро деградирует. Я это вижу даже по своим студентам: первый набор филиала Ярославского театрального института при поступлении писал сочинения, второй – составлял изложения, третий вообще диктант пишет – лишь бы знаки препинания расставили… Они не знают – это студенты театрального вуза! – произведений Достоевского, Чехова, Тургенева, понятия не имеют о великих актерах, не так давно составлявших славу России. Уровень образования упал настолько, что иногда становится страшно. Поэтому, составляя репертуар, я всегда стараюсь включить в него побольше классических пьес – сама по себе молодежь их вряд ли прочтет.
– Кстати о классике. Вы планируете возобновить на сцене “Кровавую свадьбу”, снятую из-за болезни исполнительницы роли Невесты?
– Конечно. Однако “Кровавая свадьба” – это спектакль с трудной судьбой. Не потому, что он неудачен – напротив, я считаю его одним из лучших в нашем репертуаре. Однако зритель принимает его далеко не всегда. Такие постановки не пользуются спросом, потому что они не отвлекают, а заставляют думать о вещах некомфортных – ненависти, вражде, смерти, боли. Возьмите, к примеру, “Семь казачьих распевов” – это ведь страшный спектакль. Зритель уходит опустошенный и подавленный. Подавленный не спектаклем – поднятой проблемой. “Кровавую свадьбу” и “Семь казачьих распевов” невозможно смотреть без активной работы ума, души, сердца. Именно поэтому их нельзя играть очень часто – нам ведь нужно еще и деньги зарабатывать.
– Получается?
– Да. После долгих лет, проведенных в разъездах, мы наконец начали работать так, как работают московские театры – на стационаре. Это значит, что 4 раза в неделю нам обеспечена вечерняя касса. Плюс дневные целевые спектакли для учебных заведений по вторникам, средам и четвергам. Только за ноябрь этого года мы отыграли 25 спектаклей – почти каждый день за вычетом выходных. Это очень большое достижение.
– А как насчет полных залов?
– Поверьте мне, полных залов у нашего театра не будет никогда. В городе сто семьдесят тысяч жителей. За вычетом, допустим, 70 тысяч младенцев, стариков и алкоголиков остается 100 тысяч нашей потенциальной аудитории. Чуть меньше половины – 46-48 тысяч ходят в театр. Процентно это очень высокая посещаемость, едва ли не самая высокая в области. Будь город в два раза больше, залы при таком проценте были бы полны. А так остается жаловаться разве что на демографию. Но останавливаться на этом театр не собирается. Для нас главный показатель – частота посещения одним человеком. Я лично знаю одного молодого человека, который смотрел “Сон в летнюю ночь” семь раз. Семь! Значит, каждый визит оставляет в нем желание прийти еще раз. Именно для этого мы и работаем.

Фото Николая Склярова
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий