Сегодня: 15 декабря 2017, Пятница

В продажу поступил свежий номер журнала «Новочеркасскъ».
Спешите приобрести!
Основной тираж будет распространен среди гостей сентябрьских торжеств.

О первом планировщике Новочеркасска Франце де Воллане

ОН решительно настоял на том, чтобы Новочеркасск был заложен на месте
бывшего монастырского урочища Бирючий Кут. Между тем, наиболе
благоприятным местом для размещения новой казачьей столицы, переносимой из Черкасска, считалась станица Аксайская.
Эту точку зрения разделял первоначально и атаман М.И.Платов. Однако ОН сумел убедить атамана в необходимости сделать выбор в пользу Бирючьего Кута.
ОН создал план регулярной застройки Новочеркасска, одобренный императором Александром I-м. В этот план ОН вложил свои богатейшие познания и огромный опыт градостроителя.
ОН — это Франц Павлович де Воллан, выдающийся отечественный инженер, архитектор, гидротехник, фортификатор и государственный деятель. Первый биограф де Воллана П.Львов подчеркивал, что «родом он брабантец». Его часто называют «брабантским дворянином». Напомним, что Брабант — это средневековое государство, которое с конца XV века стало одной из исторических провинций Нидерландов (Голландии). Впоследствии эта провинция частично вошла в состав Бельгии и частично осталась в составе Нидерландов (Северный Брабант).
Де Воллан родился в 1753 году в крупнейшем торговом и финансовом центре Европы — городе Антверпене в семье офицера голландской армии. С девяти лет воспитывался у родителей матери в Германии. Молодые годы провел в голландских селениях в Америке, где занимался возведением укреплений, принимал участие в боевых действиях против англичан.
Возвратившись в Нидерланды, де Воллан занимался составлением атласа и карт восточной части страны. Тридцатитрехлетний инженер-лейтенант голландской армии, получив звание инженер-капитана, был вынужден уйти в отставку под воздействием разразившегося там политического кризиса. Из-за участия в образовании республиканских вооруженных формирований он был арестован по обвинению в шпионаже в пользу оранжистов. Вырвавшись из заключения, де Воллан не мог, видимо, далее оставаться в своей стране, что подтолкнуло его к встрече в ноябре 1787года в Гааге с русским послом Колычевым. В итоге, с ним был подписан контракт, по которому де Воллан принимался на службу в Россию в чине майора в Корпус инженеров. Прибыв на место новой службы, он был тут же послан на юг России для участия в войне с Турцией.
Современные биографы де Волана так описывают его важнейшие достижения в качестве военного инженера русской армии и одного из видных правительственных чиновников: «Первый инженер в армиях Г.Потемкина и А.Суворова, первый архитектор Одессы, Новочеркасска, Тирасполя и др. городов, первый строитель первого чугунного моста в Санкт-Петербурге, первый инженер во главе ведомства путей сообщения, первый член Комитета Министров от этого ведомства, первый русский гидротехник, создавший самую большую водную систему в Европе, связавшую Петербург с Волгой, единственный инженер-полковник в русской армии, получивший генеральский орден и пр. пр. — все это относится к одному человеку — Францу Павловичу де Воллану».
В этот список пионерских по своему характеру дел и заслуг Франца Павловича можно с полным основанием добавить еще немало пунктов, но для нас прежде всего важно то обстоятельство, что де Воллан стал первым архитектором Новочеркасска, инженером, спланировавшим его.
Почему же де Воллан не пожелал согласиться с мнением о переносе казачьей столицы на обжитое место в Аксай? Отвечая на этот вопрос, можно назвать, по крайней мере, две основные причины. Во-первых, и это, думается, самое главное, ему было менее интересно заниматься перестройкой Аксайской станицы, чем создавать проект размещения города на пустынном, необжитом месте. Именно в последнем случае он мог в полной мере проявить свой талант градостроителя и планировщика.
Во-вторых, важную роль в выборе Бирючьего Кута в качестве наиболее пригодного для размещения новой столицы места сыграла «агитация» нахичеванских купцов. Они, были возможно, кем-то предупреждены о приезде Воллана для осмотра местности в Аксай и повстречались там с ним. Ими было сделано все возможное для того, чтобы отговорить Франца Павловича от выбора Аксая. Нахичеванцы хотели избежать торговой конкуренции с жителями расположенной по близости от их города Аксайской станицы в случае превращения ее в казачью столицу. И нахичеванцы сумели убедить царского посланца не делать выбора в пользу Аксая.
Историк Е.П.Соловьев, объясняя позицию, которой придерживался Франц Павлович, писал еще в дореволюционные годы: » Все единогласно указывали как на самое лучшее местоположение для нового города, на станицу Аксайскую… Дон широк и глубок. Переселение удобное: можно все сплавить водой. Но не то думал пришлый иностранец, облеченный доверием государя. Предусмотрительные нахичеванцы, опасаясь соседства нового города на месте Аксайской станицы, «сумели убедить» де Воллана предпочесть Аксайской станице место при слиянии двух ничтожных речек — соленого Тузлова и грязного Аксая. Иначе является более чем странным представленное де Волланом государю заключение о том, что место Аксайской станицы признано им неудобным для города «по недостатку воды».
Сам де Воллан в своих мемуарах очень лаконично сообщил о своем участии в создании нового главного города донских казаков. Описывая свои поездки по России в 1804 году, он в частности, вспоминал: «После весенней оттепели провел инспекцию дорог Петербургской губернии и выполнял различные поручения по военным портам на Балтике. Шесть недель руководил закладкой фундамента (доннных плит и оснований жалюзовых камер) большого разгрузочного причала в Сестербеке… Только собравшись продолжить инспекцию в своих прочих районах (осенью — А.Д.), получил срочное распоряжение выехать в Черкасск, к Донским казакам, чтобы выбрать место для их новой столицы. Здесь я составил план города (Новочеркасска) и дал указания по его сооружению».
Непродолжительное пребывание градостроителя на Дону стало событием донской истории. Оно подготовило закладку города в мае 1805-го. А позже — удивительное совпадение: и основатель Новочеркасска Платов, и его планировщик де Воллан — оба скончались в одном и том же 1818 году. Франц Павлович прожил лишь на несколько месяцев дольше знаменитого донского атамана.
Де Воллан был подлинным патриотом своей второй Родины — России. Он писал о себе: «Я могу упрекнуть себя лишь в том, что служил России, может быть, со слишком большим усердием и честностью…». Эти слова достойны того, чтобы украсить постамент бюста де Воллана, стоящего ныне на Платовском проспекте Новочеркасска.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий