Сегодня: 18 декабря 8112, Воскресенье

Кто же не знает в Новочеркасске Леонида Ивановича Шатохина? В городе и далеко за его пределами человек он весьма известный. Характерный актер, режиссер, художественный руководитель Донского театра драмы и комедии им. В.Ф. Комиссаржевской, доцент Ярославского театрального вуза, член центральной ревизионной комиссии Союза театральных деятелей России, к тому же коренной казак, что во многом объясняет его вольнолюбивый нрав, неприятие компромиссов, веру в свое призвание и предназначение — дело, которому посвятил жизнь. Шатохин и Театр — два понятия, более чем совместные.
Я знаю его много лет, восхищаюсь его актерским талантом, уважаю жизненную позицию, умение добиваться поставленной цели, не зацикливаясь, не покрываясь коркой равнодушия и обыденности. Наша недавняя встреча и беседа еще раз подтвердили — насколько этот человек неординарен, насколько способен удивлять, заинтересовывать и превращать собеседника в единомышленника.
Вот он сидит у телефона или у компьютера, курит трубочный душистый табак «Черный капитан Блэк» и говорит о театре, времени и о себе. Монологи Леонида Шатохина перед тобой, дорогой читатель «ЧЛ».

Театр одного актера

1. Здравствуй, племя молодое…
Этой осенью наш театр в рамках 200-летия Новочеркасска также отпразднует свой юбилей — 180-летие со дня рождения. Первые кочевые труппы на городских подмостках, затем своя постоянная, расцвет, застой — все он пережил. Два десятилетия назад театр как творческий организм фактически умирал — его закрывали. Понадобились кардинальные меры, чтобы вновь вдохнуть в него жизненную энергию: это и финансовые вливания, и контрактная система работы с актерским составом, позволившая избавиться от морально и творчески разложившегося человеческого балласта, и, наконец, свежая кровь или, если угодно, молодое вино, влившееся в старые меха, я имею ввиду нашу молодежь — выпускников Ярославского театрального вуза. С 1992 года, после того, как между театром и вузом был заключен договор о сотрудничестве в подготовке курсов актеров на базе нашего театра, состоялось три выпуска: в 1996-м, 2000-м и 2005-м гг. По условиям договора, заключаемого между студентом и театром, актер, получивший диплом о профессиональном образовании, должен отработать на нашей сцене в течение пяти лет. Не все в силу различных причин выполнили данное условие. Этих людей в театре теперь нет. Я придерживаюсь принципа — ушедший в поиске лучшей доли, по сути предавший выбранное дело и тех, с кем он начинал, назад в театр принят быть не может. Выбор делается однажды.
Да, наши молодые актеры востребованы. Некоторые смогли устроиться в ростовских театрах, одна актриса уехала на родину, в Краснодарский ТЮЗ. Их довольно часто снимают в кино, кто-то не раз «засветился» в местной рекламе. Актриса последнего «волгодонского» набора Оля Семенюк, показавшись режиссеру телесериала «Боец», вместо участия в массовке получила небольшую, но заметную роль в фильме.
Еще совсем юные актеры, особенно волгодонцы, они уже ощутили себя в театре, вдохнули полной грудью приворотный запах кулис. Они введены в репертуар — у ребят есть творческое будущее. Но несмотря на первые успехи в родных стенах театральной «альма-матер», а также в силу своей молодости и наивности иные из них полагают, что их теперь с нетерпением ждут везде. Стоит в Москве на столичном перроне Табаков и плачет от восторга, а Калягин радуется без памяти, что прибыл к ним новочеркасский Вася. Хотя реальная жизнь говорит о другом. От нас не столь давно уехала в Первопрестольную очень перспективная молодая актриса. Здесь она блистала, была востребована, там — не у дел, нигде не смогла устроиться. Потерянная мечта, разбитая судьба… И это не единственный пример. А самое отвратительное в этой ситуации то, что есть некие люди, в силу своего невежества сознательно провоцирующие актерскую молодежь на подобные неосмотрительные поступки, мол, ты гениален, что тебе прозябать в провинции, когда впереди ждут фанфары столицы. Здесь невооруженным глазом видно стремление освободить для себя в театре побольше места. Это мои враги и они об этом знают.
На сегодняшний день труппа театра состоит из 32 человек, из них три четверти — молодое пополнение. Уж так вышло, что у нас почти отсутствует среднее поколение актеров, лишь старики и юная поросль, но некоторые из них (А. Козлов, Е. Климанов) уже справляются и с возрастными ролями. Так что перспективы у театра есть.

2. ВУЗ?
Нет, студия
К сожалению, в Ярославское высшее театральное училище набора больше у нас не будет. И не потому, что актерские кадры городу и области уже не нужны. Государство нашло способ уничтожить такое хорошее начинание, как подготовка актерских курсов на местах. Был актерский факультет на базе театра очным, теперь только заочный. А значит актеры-юноши в свой срок будут забраны в армию. И что это за курс — без мужчин? Абсурд. В театре вообще должно поддерживаться соотношение 2 к 1 — мужчин-актеров быть вдвое больше, чем актрис. Это диктует и репертуар, и драматургия.
Но мы пошли другим путем. С этого года осенью открываем театральную студию. Обучение в ней двухгодичное. Набор решивших избрать актерскую профессию девушек и юношей в возрасте от 15 до 30 лет. На вступительных экзаменах, как обычно, потребуется от претендентов чтение прозы, басни и стихотворного произведения, проверка музыкального слуха, вокальных и физических данных — в актере ведь все должно быть прекрасно: и лицо, и душа, и мысли… Обучение в студии платное — в пределах 800-1000 рублей. График занятий удобно выстроен по времени — утром и вечером занятия спецпредметами: мастерство актера, которое буду вести я сам, сценическая речь (педагоги — актрисы театра Э.В. Красовская, И.В. Шатохина, Л. Ильина), вокал, хореография. Именно этими предметами станут полноценно и профессионально заниматься студийцы. Уже через полгода будет ясно — кто чего стоит и кто без проблем по окончании студии и получении о том свидетельства сможет без экзаменов стать студентом Ярославского театрального вуза. Ведь выпускные экзамены студийцев, на которые по договоренности приедут ректор и педагоги вуза, будут по сути приемными экзаменами в него. Остальные студийцы смогут пробовать свои силы в Ярославле уже на общих основаниях.

3. Москва, Париж, Венеция — далее везде
Театр без репертуара — не театр. И потому, сохраняя лучшие спектакли прошлых лет, мы репертуар обновляем. Каждый театральный сезон отмечен шестью-семью премьерами. В предъюбилейный год были поставлены спектакли: «Жеребенок» В. Пучеглазова, «Бабий бунт» М. Шолохова, «Последний пылко влюбленный» Н. Саймона (на малой сцене) и другие.
Выбор необходимой именно нашему театру пьесы далеко не прост. Чтение журналов «Современная драматургия», «Драматург», общение с коллегами, Интернет предоставляют широкие возможности. И все же выбор — процесс интуитивный. Учитываешь состояние репертуара — чего недостаточно. Трагедий? Комедий? Мыслей полно. Опять же поиск режиссеров. Только два спектакля в сезон я имею право поставить сам. Сейчас нам не хватает серьезной психологической драмы — Чехов ли, Ибсен, Теннеси Уильямс — пока не знаю. В этом направлении мы будем работать. Начинаем репетиции спектакля «История одной станицы» С. Сполоха. И еще готовится работа — спектакль по Андерсену «Соловей». Предупреждаю — не для детей. Хочу сделать красивое китайское зрелище на малой сцене, недавно обретенной театром. В юбилейном сезоне две постановки будут делать приглашенные разовые режиссеры из Тулы и Самары.
Театр без гастролей — не театр. И потому мы гастролируем. Каменск, Белая Калитва, Волгодонск — города области, куда мы регулярно вывозим в течение сезона свои спектакли. Гастроли в советское время были оплачены государством, а потому были достаточно долгими, практически беспроблемными и прибыльными. Времена круто изменились, и это тотчас отозвалось на кармане значительно больших и старейших, нежели Новочеркасский, театральных организмов. Но наши гастроли не убыточны. Это при том, что обходимся без спонсоров. Нет спонсоров в Новочеркасске! Выезжаем на гастроли регулярно два раза в году — на десять дней в октябре-ноябре и столько же в марте-апреле. Весной 2004 г. новочеркасцы играли спектакли в областном Ростове, прошлой осенью показали свое искусство в Москве, весной 2005 года нас встречал Нальчик.
О столичных гастролях хочется сказать особо. У нас была прекрасная сценическая площадка — зал театра «Содружество актеров Таганки». Мы возили спектакли: «Пугачев» С. Есенина, «Кровавая свадьба» Г. Лорки, «Пьемонтский зверь» С. Курейчика и «Сон в летнюю ночь» В. Шекспира. Показать свою версию «Пугачева» в стенах знаменитой Таганки, где в любимовском спектакле играл Хлопушу сам Владимир Высоцкий, это что-нибудь да значит, не правда ли?
После нашего спектакля народный артист России худрук театра «Содружество актеров Таганки», член президентского Совета по культуре и искусству Николай Губенко отметил, что по некоторым параметрам постановка новочеркасцев превзошла космополитический спектакль мэтра Таганки, чему в немалой степени способствовал женский хор, введенный в действие как полноправный персонаж и несущий национальный колорит, народное начало и особую трагическую ноту.
Спектакль «Кровавая свадьба» признан одной из лучших постановок пьесы Г. Лорки в России. По поводу него хочется вспомнить вот что. Когда казаки отыграли испанские страсти и занавес закрылся, столичных критиков буквально вдавило — этот напор горя, любви, музыки, смерти. Председатель Совета критиков Борис Поюровский, Лев Анненский, Наталья Старосельская как-то озадачились, ходили приглядывались вначале к нашим актерам, словно не понимая, что еще эдакого от нас можно ждать. И только потом пришли в себя и оценили высоко.
С финансовой точки зрения столичные гастроли может и не столь удачны, как хотелось бы. Все-таки москвичи как зрители — это аморфная масса, они перекормлены премьерами и громкими именами, а сами, как говорится, ленивы и нелюбопытны, точно с глухого хутора. Насколько разнился с московским прием Донского театра в Нальчике. Зрители Кавказа нас принимали отлично! Местные газеты написали, что их «посетили столичные театры». «Бабий бунт», «Сватовство по-русски» и «Сон в летнюю ночь» шли «на ура». А в Рязани, когда наш театр гастролировал там, спектакли пользовались таким ажиотажным спросом, что в очереди за билетами, как в том анекдоте, едва генерала не задавили — столько было желающих попасть.
Недавно в театр пришел факс из Москвы от Николая Губенко, где он выражал «благодарность Новочеркасску за прекрасно проведенные гастроли, удовлетворение сотрудничеством (в мае Таганка была с ответным визитом и полными аншлагами в Новочеркасске) и приглашал в любое время на гастроли в Москву на тех же условиях» (бесплатная основа).
Театр без наград не перестает быть театром. Но и награды у нас имеются: дипломы, призы, почетные грамоты всевозможных конкурсов и фестивалей. Из наиболее заметных, весомых и памятных — международная награда «Золотая пальма», которой с формулировкой «За соответствие европейским стандартам» театр был удостоен в 1998 г. За наградой и сертификатом, дающим возможность гастролей, правда, за свои кровные в любом театре Европы, я ездил тогда в Париж. Дело за малым — нажить начальный капитал в 3 миллиона рублей и Донской театр драмы и комедии им. В.Ф. Комиссаржевской может выйти на подмостки Берлина, Лондона или Рима. Но, повторюсь, спонсоров в Новочеркасске, увы, нет.
А в 1999 году театру был присужден Гран-при в Венеции.
Конечно, прежде чем выйти на такой уровень оценки, мы пережили различные бумажные экспертизы, подсчет в количественном и процентном соотношении населения города (170 тысяч человек) и посещаемости ими театра в течение сезона (от 43 до 46 тысяч человек), проверку творческого потенциала труппы, обновление репертуара, разнообразие и оригинальность художественного и музыкального оформления спектаклей, популярность коллектива среди театров-собратьев.

4. Театральный центр — Новочеркасск
В прошедшем сезоне театр принял участие в президентской программе «Поддержка русских театров зарубежья». В рамках этой программы в Новочеркасске побывал государственный русский драматический театр имени А.С. Грибоедова со спектаклями «Кроткая» по Ф.М. Достоевскому, «Желтый ангел» по произведениям А. Вертинского и другими.
С 11 по 18 сентября 2005 г. в помещении нашего театра в рамках юбилея города будет проходить фестиваль русских театров национальных республик Южного Федерального округа с приглашением двух театров из-за рубежа — с Украины. Участие в фестивале уже подтвердили театры Волгограда, Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Осетии, Карачаево-Черкессии, Чечни. Украинские театры прибудут, вероятно, из Луганска и Донецка. По сути, финансовой выгоды театры не ожидают, едут в убыток себе (мы можем оплатить гостям только проживание в гостинице), но желание участвовать в театральном вернисаже такого масштаба, заявить о себе как о равном среди равных вдохновляет наших коллег. В сентябре всех в Новочеркасске ожидают прекрасные театральные впечатления.
А затем Донской театр отправится на международный фестиваль в город- «миллионник» Макеевку, где кроме украинцев свое искусство будут демонстрировать сербы, поляки, хорваты — наши братья-славяне. Повезем на Украину спектакли «Супница» Р. Ламуре и «Теремок» С.Маршака. Условия гастролей прекрасные: нам оплачивают растаможку декораций, проживание, питание плюс выручка за спектакли.

5. Ежедневное
О чем, образно говоря, болит голова у художественного руководителя театра? О разном. Рабочий день худрука ненормированный, успеть надо все и немного больше. Театр живет, работает, но много проблем с незавершенным ремонтом. Недостатки постепенно устраняются. Потеряв часть помещения на втором этаже (конкретно, буфет), театр взамен получил территорию третьего этажа, которую теперь осваивает и приспосабливает под свои нужды. Именно там малая сцена и малый репетиционный зал.
Ежегодные бюджетные ассигнования области и города, без которых театр не мог бы выжить, около 5 миллионов рублей. А еще надо контролировать сборы, заполняемость зала, интенсивность проката спектаклей, отчисление процентов, как положено в цивилизованном мире, авторам и переводчикам пьес, принятых к постановке, репетиции, игра на сцене, «разбор полетов» (и у нас случаются ЧП), поощрение отличившихся… И здесь надо управляться так, чтобы с толком и без обид. Благодаря всем этим трудам в театре сравнительно стабильная финансовая обстановка.
Все актеры — люди, им хочется быть успешными в профессии, получать награды и звания. А думать и заботиться об этом должен в первую очередь художественный руководитель. Три месяца назад наша опытнейшая замечательная актриса Элла Владиславовна Красовская «за высокие творческие достижения в профессии» получила грамоту Министерства культуры Российской Федерации. И я очень рад за эту актрису. Она еще не раз покажет себя на сцене родного театра. Сейчас поданы документы на присвоение звания «Заслуженный артист РФ» на трех достойных актеров труппы. Думаю, юбилейный 180-й сезон принесет поклонникам их таланта и эту радость.
И на сайт театра надо успеть заглянуть, есть таковой у нас, соответствуем времени. Любопытное там иногда чтение…

6. О таланте, властителях душ и террариуме единомышленников
Талант — это насос, берет и всасывает в себя все. Вера в предлагаемые обстоятельства, о которой так просто и понятно написал К.С. Станиславский, непременное условие для человека, желающего быть актером. Человек верит в вымысел и в нем начинает ощущать себя. В этом чудо театра. Но это не дано многим. Тут некая особенность психики. Дано талантливым.
Актеров часто называют властителями душ. Да, актер силою таланта может увлечь, заставить плакать, задуматься над чем-то. Актер со сцены может казаться прекрасным, идеальным, зрители склонны отождествлять его с героем, персонажем пьесы. Хотя как человек он может быть мерзок, лукав, слаб — мало ли какие пороки у людей. Гадости в нас есть — это дьявол. Однако нас создали по образу Божьему. Это и искусство трактует, преподносит высшие нравственные устои.
Но можно, как иные творцы-режиссеры, использовать талант не во благо, оправдывать в своих работах убийство, гомосексуализм, проституцию. Они находят в этих негативных явлениях нечто завлекательное и превозносят это. Спектакль, созданный по канонам психологической школы, — не про них: такой, мол, зритель не поймет. Им нужен символ, метафора, им нужен скандал, тогда успех, вой и визг ангажированной прессы, модных критиков, взахлеб расхваливающих их постановки в специализированных журналах «Театр» и «Театральная жизнь» как очередное «открытие темы». Хотя есть ведь настоящие мастера, тот же П. Фоменко. Но как же, его творчество, якобы, не интересно публике, о нем не пишут.
Существует расхожее выражение, которым иногда называют — припечатывают театр — «террариум единомышленников». В нем, безусловно, есть рациональное зерно. Конфликтная ситуация — непризнание чужого первенства — здесь существует непрерывно, так как актеры постоянно находятся в состоянии конкуренции. И если руководитель слабый, актеры-люди теряют человеческое начало, театр разрушается изнутри.

7. И это все — о главном
Мне дорог мой театр и те, кто в нем работает. Есть ли у меня любимые актеры? Я не имею на это права. Любимые у меня те, кто сейчас играет в театре.
С 1991 года театр в Новочеркасске имеет второе название «казачий драматический». Почему казачий театр? Это сознательная идея. Есть такой феномен, как казачество. Казаки — это народ и уникальность этого народа столь же очевидна, как и его братьев-славян: украинцев, белорусов, русских. Нельзя сбросить со счета такое явление как казачья культура, половина русских народных песен — это казачьи песни.
Нас мало. Идет, как и прежде, уничтожение казачества. У родовых казаков есть собственное мнение, мы не воспринимаем никого, что бы про нас, какие сладкие речи не говорили. Мы можем не ездить друг к другу, но знаем о себе — мы есть. Когда перед Юрием Соломиным — в то время министром культуры России оказался документ о создании казачьего театра в Новочеркасске, он написал так: «Считаю необходимым создать казачий театр».

8. Шутить изволим
Актеры, как известно, любят шутку, розыгрыши. На все случаи жизни всегда у них в запасе меткое словцо или изречение, эдакая лукавая актерская мудрость: «Не умеешь играть хорошо — играй быстро» или наблюдение: «В чужих руках роль толще».
Кстати, если эта роль (твоя!) вдруг упала на пол, актер тут же, не раздумывая, сядет на нее и лишь после этого поднимет. И здесь уже вступает в силу другая ипостась актерской сущности — великое и несгибаемое театральное суеверие. Многие представители актерской профессии верят в эту примету, если роль упала и ты не сел на нее, что-то помешает тебе ее сыграть. Я же не столь суеверен и склонен видеть в этом некий аутотренинг. Актер не имеет права смеяться над своей ролью. Не просто поднял упавшие листы. А оказал особое внимание — опустился рядом, сел.
Отношение к приметам — этот своеобразный аутотренинг — настраивает на общение с театром, когда ничему земному нет места.
Все актеры перед выходом на сцену крестятся. Но это не дань модной игре в православие, столь часто встречающейся сегодня. Этим в театре как раз не рискуют шутить. Так было прежде, есть и будет.
Главное же шутливое, но и серьезное — до пафоса — выражение, которое можно обратить к любому человеку искусства, таково: «Неси свой крест и веруй».

9. Неси свой крест и веруй
Я родился через четыре года после окончания Великой Отечественной войны в глухом сибирском поселке, где в силу непреклонных обстоятельств оказались мои родители. Только в 1954 году, после смерти вождя народов, отец привез меня, пятилетнего мальчишку в родовой хутор Красный близ Новочеркасска, где с давних пор жили мои деды. Я пришел в профессию в 1970-м, играл роли, менял театры, наконец, уехал с Дона, чтобы спустя несколько лет вновь вернуться на землю предков, в свой театр — только в новом качестве: директора, затем художественного руководителя.
Когда я вернулся, далеко не все были рады начавшимся в театре переменам. Все пережил — и мелкие пакости, и крупные, ленивый только не вставлял палки в колеса. Но нынешнее состояние театра, дело, которым я занимаюсь, говорит само за себя. И, при случае, уже на меня.
Работаю в области искусства 35 лет. Не кривя душой могу сказать — многое знаю, умею, понимаю, люблю, ненавижу. Жизненное кредо? «Не останавливаться». Проверено не раз — не останавливаюсь.
Я из семьи патриархальной, где были устои, мораль — все как положено. И моя семья такова. Дочь Полина учится на I курсе театрального вуза — на актерском, выбрала ту же профессию вопреки моему мнению.
Если бы она находилась не в Ярославле, а здесь, я не смог бы, пожалуй, учить ее профессии так же, как других студентов — в силу именно этой своей патриархальности. Есть стыдные темы, о которых мне необходимо говорить со студентами, но трудно, даже невозможно с дочерью. Хорошо ли это, плохо, судить не мне, но так оно есть.

Послесловие журналиста
В 1997 г. в Ростовском областном издательстве вышла Энциклопедия «Культура Дона в лицах». На странице 174 нашлось место и для моего героя. Почти все, по воле издателей, оказавшиеся на страницах этой книги, люди со званиями, заслуженные. Званий нет у небольшой группы лиц: А.П. Чехова, А.С. Серафимовича, М.А. Шолохова, А.И. Солженицына и Л.И. Шатохина. Потрясающе замечательная компания, в которую он столь нечаянно попал.
Не сказать, что так уж хочется Л.И. Шатохину получить звание, хотя почему и нет? Чтобы стать «Заслуженным деятелем искусств РФ», необходимо плодотворно проработать в области искусства не менее 15 лет. Его срок уже вдвое больше.
Но — не дают. Художественному руководителю единственного в России казачьего драматического театра приходят отказы со смехотворными формулировками: «поздно поданы документы» или «закончился календарный год», либо «одна строчка не тем шрифтом набрана». Перед Новым 2005 годом вернули бумаги вновь: «не можем дать звание «Заслуженный деятель искусств РФ» потому, что худрук Шатохин играет на сцене».
Ну что тут сказать? Похоже, в игру вступили уже не актерские, а политические факторы. И они пока правят бал.

Комментарии (0)

Добавить комментарий