Сегодня: 18 декабря 2017, Понедельник

11 июля 2005 года в компании «Гарант» состоялась интернет-конференция с Руководителем Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного наследия (Росохранкультуры) Борисом Антоновичем Боярсковым. Тема конференции: «Росохранкультура: первый год работы».
На интернет-конференции обсуждались многие вопросы, о которых мы постоянно ведем речь на страницах «Частной лавочки», как то: сохранение памятников истории и культуры. Думаем, что нашим читателям будет интересно узнать позицию главы Росохранкультуры. Сегодня мы публикуем выдержки из стенограммы интернет-конференции.
Ведущая: Существует ли единый список российских памятников истории и культуры?
Боярсков Б.А.: Существует база данных памятников истории и культуры Отечества, но единого государственного реестра, на сегодняшний день нет. Вопрос о создании такого реестра стоит на повестке дня достаточно давно, он предусмотрен Федеральным законом N 73-ФЗ «Об охране объектов истории и культуры» от 2002 года. Однако до настоящего времени разрабатывается постановление Правительства, в котором будет регламентирован порядок оформления и создания Единого государственного реестра памятников. На сегодняшний день эта работа находится в завершающей стадии. Мы надеялись, что это постановление выйдет до 1 июня. Министерство культуры провело все необходимые согласования и сейчас его вновь внесло в Правительство РФ.

Ведущая: В каком состоянии находятся памятники в Российской Федерации? Как можно уберечь их от разрушения? Является ли приватизация единственным выходом из положения?
Боярсков Б.А.: Памятники в России находятся в грустном положении, это отражает, видимо, состояние нашей жизни вообще. Если говорить в цифрах, то внимание государства к своей истории характеризуется прежде всего объемом денежных средств, который выделяется государством на эти нужды. В 2002 году на Федеральную целевую программу «Культура России» было выделено 340 миллионов рублей, в 2003-м — 450 миллионов рублей, в 2004-м — 451 миллион рублей, 2005-м — 390 миллионов рублей. Я не знаю, сколько будет в 2006-м, но запрошено около 500 миллионов рублей. В любом случае мы знаем практику Минфина, когда эта сумма существенно уменьшается. Кроме того, имея значительный объем работ по Большому и Мариинскому театрам, по-видимому, на остальную часть памятников в следующем году придется очень немного средств. Мы ежегодно теряем 2-3 памятника безвозвратно, они просто рушатся. Финансирование, которое идет на их сохранение, ну если только составляет 15% от необходимого, — это уже хорошо. В этой связи приватизация, о которой так много говорят в последнее время, конечно, может рассматриваться как один из многих способов сохранения наших памятников, потому что надо аккумулировать общие усилия, привлекать средства. И, конечно, лучше инвестировать средства состоятельным людям в наши памятники, чем в памятники Лазурного берега, Испании. Конечно, приватизацию можно и нужно рассматривать как один из методов сохранения нашего культурного наследия, но не в качестве основного. Основным, с моей точки зрения, является плановая работа реставраторов, научно-исследовательских институтов, больших коллективов в рамках целевой Федеральной программы. Мы очень заинтересованы в совместной работе в этой части с субъектами Российской Федерации. К сожалению, существовавшая когда-то единая сеть ВИАПИК Всероссийского общества памятников истории и культуры практически полностью исчезла. У этой организации уже не столь высокий уровень влияния. Хотя мы очень плотно с ними сотрудничаем, поскольку видим в них меры общественного контроля и получение объективной информации о положении дел на местах. Много ездим по стране. Конечно, больно смотреть на состояние памятников в глубинке, но нельзя и не признать, что очень многое сделано в первую очередь руководителями субъектов Федерации. Когда приезжаешь в Казань, Нижний Новгород, Ростов или Екатеринбург, понимаешь, что есть еще чем гордиться в нашем Отечестве. И сохранять это мы обязаны. В нынешних условиях для меня единственный способ сохранить нашу историю для потомков — это объединить усилия всех неравнодушных людей и добиться достойного финансирования, в первую очередь Роскультуре, нашим коллегам из Министерства культуры и массовых коммуникаций для формирования Федеральной целевой программы.

Ведущая: А если все-таки вернуться к приватизации памятников. Каковы основные сложности при такой приватизации и насколько действующее законодательное регулирование позволяет эффективно решать эти вопросы?
Боярсков Б.А.: Необходимо исходить из того, что сегодня мы живем не в тех условиях, в каких жили в 1991-1995 гг., когда надо совершить приватизацию в течение короткого времени, иначе политическая ситуация может вернуться в обратную сторону. Я хорошо помню, что была поставлена политическая задача провести приватизацию в течение одного — двух лет, невзирая ни на какие побочные эффекты. Ну что же, как получилось, так и получилось. Сегодня у нас стабильная ситуация. И, с моей точки зрения, мы обязаны не совершать тех ошибок, которые совершали 12-13 лет назад. Есть возможность не спеша сформировать правовую базу, обеспечить передачу памятников жесткими инспекционными мерами, направленными на исполнение будущими собственниками или пользователями, взявшими их в аренду, своих обязательств. Обязательств должно быть несколько. Первое, это сохранение тех охранных элементов, которые будут выделены при паспортизации памятников. Второе, обеспечение доступа граждан в установленном режиме в установленное время для осмотра достопримечательности. Третье, возможность эффективных серьезных мер по соблюдению законов в части охраны памятников. Вот на сегодня у нас, признаюсь, серьезных инспекционных мер нет. Отсутствует правовая база, которая могла бы востребовать серьезные средства за нанесенный ущерб, вернуть памятник истории опять в руки государства и общества, если пользователь недобросовестен. Значит, мы должны, первое, сформировать нормальную базу. Второе, дождаться Единого государственного реестра, в котором был бы инвентаризован каждый памятник. Третье, создать вместе с Федеральным агентством по управлению государственным имуществом план приватизации, когда не лучшее уйдет с молотка в первую очередь, а то, что мы можем потерять завтра. Тогда от этой приватизации всем будет польза. А иначе мы можем добиться повторения пройденного. Я, честно сказать, никому не могу заметить, что очереди на приватизацию памятников нет. Говорим мы много, желающих купить их очень мало. Потому что всегда эта покупка будет сопровождаться серьезным обременением. Кто вынесет эту ношу, пока не знаю. Видимо, в этом деле могут выступать только крупные фирмы, для которых подобная покупка будет престижной и формирующей их имидж. А о собственниках усадьб, издревле бывших частными владениями, пока ничего не могу сказать.

Ведущая: Нет ли тут другой крайности, когда в случае покупки не будет эффективных методов воздействия на тех, кто не будет выполнять эти обременяющие нормы?
Боярсков Б.А.: Мы должны начинать движение от создания нормативной базы, создания плана продажи инвентаризации и организации продажи с аукциона.

Комментарии (0)

Добавить комментарий