Сегодня: 19 декабря 2017, Вторник

В «ЧЛ» № 27 от 13 июля 2005 г. мы рассказали о трагической смерти жителя Новоселовки, утонувшего в ручье промстоков НЗСП. И обещали продолжить тему – о людях, более 20-ти лет живущих в санитарно-защитной зоне электродного завода.

«Администрация города Новочеркасска. Сектор охраны природы и экологии.
11.04.2005 г.
Г. Новочеркасск, ул. Заречная, 74.
Гр. В.А. Денниковой.
Настоящим подтверждаю, что домовладение по ул. Заречная, 74 находится в санитарно-защитной зоне Новочеркасского электродного завода.
Начальник сектора Н.П. Милин».

Найти Новоселовку совсем нетрудно: свернув с Шахтинского шоссе у остановки «ЖБИ», проехать нужно немного. С дороги здесь не собьетесь: справа нависают горы мусора, за ними высятся трубы электродного завода. Из этих труб на детей и взрослых, на дома с огородами сыплется… Словом – все, как и должно быть в санитарно-защитной зоне крупного предприятия.
— Я им персики понесла, а они мне: это что за овощ такой – черный?
— Мы белье вывесим – и сразу снимать…
— Если машина на улице постоит, она потом вся в черных точках.
— После дождя остаются масляные пятна.
— Я сегодня нигде не была, только в хате. А ноги черные – видите?
Вижу и провожу рукой по лавочке – черная. А молодая мама тем временем отбирает у малыша Сереги листик; пальцы у него, будто он перебирал уголь.
Кроме шлаков, жизнь местных жителей отравляет (в буквальном смысле!) удушливый запах. Особенно он достает в выходные и праздники. Народ (в большинстве своем – электродчики) говорит, что в эти дни на заводе «снимают фильтры».
Люди жалуются – чиновники пишут отписки. «На текущий момент, — отвечают из областной прокуратуры, — в санитарно-защитной зоне из 137 домов, подлежащих сносу, снесено 29 домов, подлежит сносу 108 домов». В домах, подлежащих сносу, живут люди, и статистика их не сходится с прокурорской.
— 33 двора осталось, я лично считала, — утверждает В.А. Денникова.
Как все люди, вынужденные бороться за свои права, жители Новоселовки собрали за много лет пухлую папку заверений и обещаний. Той же В.А. Денниковой начальник отдела по учету и распределению жилой площади В.Н. Майбуров в 2001 году писал, что ее очередь на отселение еще не пришла, т.к. ее улица расположена в радиусе 250 метров от завода: сперва отселяют людей из 200-метровой зоны, потом тех, кто дальше. То же писал ей в 2003 году мэр города А.П. Волков. Валентина Александровна живет на Заречной улице, где с 64-го номера по 72-й – опустевшие, разваленные дома. Улица практически отселена! Остались лишь семья Денниковой — в 74-м да соседи в 76-м.
Если верить Центру Госсанэпиднадзора (а как не верить государственному органу?!), санитарно-защитная зона НЭЗа определена в 300 метров. Кто поделил ее на «подзоны» по 50 метров, нам выяснить не удалось. Зато попался интересный документ, подписанный в 1990 году городским прокурором Л.С. Дадаяном. «… срок исполнения, — писал он, — в полном объеме постановления главного государственного санитарного врача г. Новочеркасска по вопросу выполнения заводом работ по сокращению выбросов вредных веществ в атмосферу и по отселению населения из санитарно-защитной зоны определен до 1.07.91 года». Выходит, уже 14 лет назад эти места должны были опустеть – до последнего человека!
Жители вспоминают, что «в то еще время» сюда приходили техники домоуправления: обходили дома, оценивали стоимость жилья, планируемого под снос, деревьев в садах.
— Мне сказали: не красьте, не белите, не сажайте огород, – рассказывает О.И. Гребещенко.
Сколько с тех пор собрано урожаев! А многие дома стали (и признаны в надлежащем порядке!) аварийными. Как дом Л.С. Куликовой по ул. Заречной, 130. Но, как уверяет Лилия Станиславовна, новое жилье получили те, у кого дома неаварийные, а она – с детьми – осталась.
— Я просила, — говорит она, — разрешите перейти в освободившийся дом, ведь многие они в хорошем состоянии! Не разрешили: если людей переселили, дома разваливают.
Напротив дома Куликовой – такие развалины, и вообще Новоселовка выглядит как после бомбежки: вот целый дом, вот стены, а вот пепелище…
Из всех ЧП пожары, пожалуй, самое страшное. Брошенные, разваленные дома горят с завидной регулярностью. Они пылают – стена к стене (в лучшем случае – забор к забору) с домами, в которых живут люди. Телефонов в Новоселовке нет, и чтобы позвонить «01», нужно бежать на проходную ближайшего предприятия.
— Последний раз пожарные от электродного завода 40 минут ехали! – возмущаются люди, чуть не ставшие погорельцами. – А приехали – и ругаться: «Вы сначала дороги сделайте, а потом нас вызывайте!».
Дороги здесь, ясно, никто делать не будет. Так же, как и проводить телефон. Л.С. Куликова обратилась с просьбой на ГТС, но ее и слушать не стали: «В санитарную зону не проводим».
Газа здесь нет и, конечно, не будет. Магазин, аптека, школа – за тридевять земель. Водопроводная колонка на всех одна, часто к ней выстраивается длинная очередь. Почтовое отделение № 3 закрылось еще в 90-х. Теперь письма с газетами носят с 13-го — аж с улицы Беляева; недавно всю почту свалили в один двор: разбирайте дальше сами. Ответ прокурора на жалобу добрался сюда на … 17-й день!
Есть, правда, одна бумага, которая вовремя находит каждого нужного ей жильца. Это – квитанция на оплату коммунальных услуг. Требуют с новоселовцев оплату за потребление воды в объеме рассчитанного неизвестно кем потребления. Натаскаешь ли столько с одной-то колонки!
Что удивительно, коммунальщики искренне считают, что о жителях Новоселовки заботятся регулярно. Л.С. Куликова попросила в домоуправлении справку о составе семьи. «Оплатите», — сказали ей. «За что?» — возмутилась Лилия Станиславовна. «Но мы же вам услуги оказываем!» — обиделись в ответ. Справку, кстати, так и не выдали.
Уж два десятилетия жители Новоселовки живут обещаниями: всех отселим. Многих вправду отселили — в микрорайоны Октябрьский и Черемушки, в многоэтажный дом за автовокзалом. Другие «новосельчане» переселились в коттеджи, построенные в Восточном микрорайоне. Третьим сейчас говорят, что для них в Восточном микрорайоне строится 150-квартирный жилой дом. А они не верят:
— По телевизору идет реклама – в этом доме продают квартиры!
Основания не верить у людей есть: ранее им обещали жилье на улицах Севастопольской и Чехова, но когда сдали дома, мест для переселенцев там не оказалось. Сейчас на заводе ходят слухи, что если они не попадут в 150-квартирный дом, то строительства больше не будет – нет денег.
— Мы считаем, — говорили мне в Новоселовке, — что нашей бедой просто прикрываются. Просят деньги на строительство под отселение из санитарно-защитной зоны, «под нас». А когда дома сдают, мы уже никому не нужны.
Подавляющее большинство заложников зоны – электродчики, многие из них отдали заводу едва ли не всю жизнь. Среди тех, кто еще живет здесь и мечтает о новом жилье, – ветераны завода: Н.В. Лапин, проработавший на предприятии 20 лет, А.Н. Киреев – 30…
Ругать в этой истории, вроде бы, некого. Мэр утверждает, что отселением заниматься должен ОАО «Новочеркасский электродный завод», завод от своих обязательств пока не отказывается. Вопрос только времени. А время старательно работает на тех, за кем – решение проблемы, сокращая численность жителей санитарно-защитной зоны.
… Вот и еще один дом опустел – Екатерины и Виктора Слободчиковых. Они не дожили до отселения. Мать и сын Виктор умирали вместе. Диагноз – рак горла. Виктору не было еще 50-ти…

P.S. Желающим прокомментировать описанную ситуацию (депутатам, администрации, руководству НЭЗа и др.) мы готовы предоставить место в газете. Кроме тех, конечно, кто нашу газету не читает…

Комментарии (0)

Добавить комментарий