Сегодня: 17 декабря 1617, Воскресенье

Наверное, нет среди нас человека (кроме разве младенцев и неразумных отроков), кто не сталкивался бы в своей жизни с почтой и ее работниками и не имел бы мнения на сей счет, кто с похвалой или порицанием не отозвался бы о своей участковой письмоносице Ниночке, Татьяне или Марье Петровне. И сама я изнутри знаю непростую почтовую деятельность, в школьные каникулярные времена на практике разнося большущие пачки газет и стопы писем. Приходилось наматывать километры и с телеграммами, не щадя ног, дважды, а то и трижды в день спускаясь от 10-го почтового со срочной «ТЛГ» на низовку — улицы Тузловскую, Железнодорожную. Поэтому отношение к почтовой службе имею вполне приветливое, а к ее сотрудницам и их возможным просчетам — относительно терпимое. Но в этот раз зацепило и меня.
В начале июля понадобилось отправить заказное письмо с уведомлением. На городском почтамте, что на углу Платовского проспекта и Пушкинской улицы, впереди меня в очереди в окошко № 5 оказалось человек 6, у двоих по три письма, у остальных — по одному. Лица стоящих были унылы. Минут через 20 стало понятно — почему. За это время работница окна не отпустила ни одного человека. Бог весть какие квитанции заполняла она и каким каллиграфическим почерком вырисовывала буквы в своих гроссбухах, но такого вопиюще заторможенного отношения к своему довольно живому делу не приходилось видеть давно. Наверняка так в лунные ночи движется сомнамбула. Очередь сначала терпеливо, потом накаляясь до готовности бить стекла и идти разбираться по начальству — ждала.
Кого только не было в той компании ожидавших почтовых милостей. Воспитанная дама средних лет, приехавшая из Соцгорода купить обычные пятирублевые марки для наклеивания их на конверты. На почте Соцгорода, пожаловалась она, если та вообще не закрыта на очередной переучет, марки — большой дефицит. Девушка в черной маечке добралась на центральный почтамт с 29-го почтового — там отчего-то не принимали заказных писем. Молодая пара, отправлявшая письмецо в Северодвинск, пришла сюда уже повторно, также имея негативный опыт общения и претензии к качеству работы городского почтового ведомства.
После получаса безнадежного стояния произошло «ЧП». Бывший в очереди вторым полный мужчина, отсылавший судье Н. в Ростов заказное письмо, скупил «про запас» сразу 10 почтовых уведомлений, и все с ужасом услышали приговор: «Это — последние». Как так? На центральном почтовом казачьей столицы в начале месяца, в середине дня и рабочей недели заканчиваются необходимые бланки — и все спокойны? А как же быть людям, как послать заказные письма?
Бледная, утомленная не то преддождевой погодой, не то жизнью вообще труженица пятого окна сказала кисло: «Не знаю. Завтра, может, будут». Вот это здорово! Простоять столько и не солоно хлебавши идти по домам? Очередь взбунтовалась и через робкую практикантку Вику потребовала к ответу начальство. Таковое вскоре явилось. Миловидная, в желтой блузке особа со стрижкой объявила истомившимся гражданам, что бланков заказных уведомлений по цене 50 копеек, действительно, нет, когда будут — сказать не может, их еще не прислали. Впрочем, посоветовала воспользоваться вместо них почтовыми карточками по цене 4 рубля с лишком, мол, отправитель ничего не теряет, экономя на наклеиваемых марках. И очередь, давно уже увеличившаяся вдвое, но практически не сдвинувшаяся с места, стала закупать залежалый, не исключено, списанный товар — допотопные открытки Федерального управления почтовой связи 1994 года выпуска, тематика — «С Новым годом». Такая вот почтовая июльская хохма.
Лишь спустя полтора часа, вволю настоявшись и нахохмившись, чтоб скрасить бесцельность времяпрепровождения и досаду на отвратительное обслуживание населения, я отправила свое письмо в Ростов. «Скоро ли дойдет?» — из последних сил соблюдая вежливый тон, поинтересовалась у анемичной, безразличной ко всему почтслужащей окна № 5. «Не знаю» — уныло ответствовала она. — «То есть?» — «Ну, дней через восемь».
Да, оперативность на грани фантастики. Даже в Москву письма из Ростовской области доходят за неделю. Не иначе, местные письмоносцы понесут мое и прочие послания пешком. И то, верно, быстрее можно будет достичь областного града. А уж если водным путем: по Аксаю и Дону, так и подавно — плыви себе по течению. Но может, нашу корреспонденцию отправят через Молдову и Среднюю Азию? Или это началась особая предпраздничная почтовая декада, девиз которой в Новочеркасске: «Тише едешь, дольше будешь» (ждать, догонять, терпеть, вертеть, обидеть, зависеть, ненавидеть).
Вы думаете, это просто неудачный день выдался? Если бы. Увы, налицо нынешнее безответственное и непрофессиональное отношение отдельных почтовых работников к своим непосредственным обязанностям. А казалось бы, работа с людьми и для людей — нужная, важная, уважаемая — помогать людям поддерживать родственные, дружеские, деловые связи, вовремя оплачивать коммунальные услуги. Но нет. В Соцгороде разговорилась я недавно с женщиной, совмещающей работу на заводе с разносом немногочисленных в наше время газет и писем. Так она, не мудрствуя лукаво, призналась, что если есть только одно письмо в дальний конец ее участка, то она его ни за что не понесет, а будет копить, чтоб набралось несколько экземпляров корреспонденции в тот «медвежий угол». И ничуть не беспокоит ее, что кто-то может очень ждет то единственное письмо — обычное, не заказное. Да и заказные порой могут швырнуть в почтовый ящик просто без всякой росписи получателя. Насколько такое поведение соответствует требованиям, предъявляемым к почтальонам, она не задумывается, остается в неведении об этом и ее непосредственное руководство.
Другая письмоносица, видя почтовый ящик во дворе по улице Аксайской в полушаге от легко открывающейся калитки, и зная, что живет там бабушка-старушка, а злой собаки нет и в помине, тем не менее бросает письма просто на землю рядом. Здесь также — без комментариев.
Положа руку на сердце, скажу: хотелось сделать добрый благожелательный материал, отдав должное нелегкому труду почтальонов, и прочих служителей почтового дела, но… не сложилось. Говорят, плохая овца все стадо портит. А если таковых несколько?
P.S. Но все-таки хочется верить и надеяться, что в большинстве своем на городских почтовых отделениях трудятся люди, любящие свою работу и тех, ради которых они ее делают. Именно поэтому, а также в связи с профессиональным праздником почтовых работников, отмечаемым в июле, пожелаю, чтобы было у них здоровье, хорошее настроение на рабочем месте и все, что для этого необходимо: марки, бланки, конверты и вовремя получаемая зарплата, что тоже способствует доброму расположению к людям.

Комментарии (0)

Добавить комментарий