Сегодня: 17 декабря 8374, Вторник

60-летие Победы: наверное, больше готовились — меньше отмечали. Уже почти два месяца прошло со дня 9 мая, но о нем все говорят и пишут. Не раз о торжествах, прошедших в День Победы в Москве и Новочеркасске, писали на страницах «ЧЛ» В.Е. Пик и П.Н. Чернов. Сегодня свои заметки нам предложила московская журналистка, а в отпуске — наш нештатный, но постоянный автор Лариса Лиховидова. Она в те дни была в столице…
Вот и все. Отшумели над нашей страной юбилейные победные торжества, отгремели праздничные салюты, и занялось утро следующего за 9 Мая дня. Как же нам жить дальше? В ожидании следующего юбилея? Он придет нескоро. Воспоминаниями о прошедшем? Безусловно. Особенно первое время все, совершившееся в эти дни, будет ярко стоять перед глазами.
Несомненно, много было суеты, но хорошего, нужного, конечно же, больше. Ветеранам оказывали долгожданную помощь, заслуженное внимание, выражали добросердечные чувства. Жаль только, что иные из них не увидели и не дождались всего этого в силу своего возраста, болезней и нашей заскорузлой привычки откладывать необходимое на потом. Часто этот принцип срабатывает нам на руку, иногда мы безнадежно опаздываем. Но наши ветераны и здесь прощают своих беспечных потомков, понимая и оправдывая нас. Не могут понять они одного — если в войне 1941-1945 годов они завоевали для Родины свободу и независимость, почему спустя 60 лет со дня Победы в самом сердце столицы, на здании библиотеки имени Ленина — много выше юбилейного победного плаката, почти вровень с Кремлевскими рубиновыми звездами громоздится надпись «Самсунг»? Ее не сочли возможным снять даже в честь такого праздника! Что это — недомыслие, халатность или тихая оккупация новых и страшных врагов? Это та же самая ложка дегтя в бочке юбилейного меда, от которой горько и больно всем россиянам, чья совесть не спит.

«ТЫ ЖЕ ВЫЖИЛ, СОЛДАТ»

Наши ветераны… Как помолодели они от всеобщего внимания, улыбок, цветов, солнца Победы. Им всем сегодня по восемьдесят лет, а то и далеко «за». Но как же они еще стойки и мужественны, как бодры и красивы. Да, морщинки, седина, но что-то такое в глазах, в улыбках, в оживленных голосах, что делает их моложе иных тридцатилетних.
Вот Анатолий Семенович Макарин, бывший командир Т-34, защитник Москвы и Сталинграда, раненный в городе на Волге, встретивший Победу на Эльбе. Невысокий, коренастый 88-летний ветеран 9 Мая ехал из Люблина в Парк Победы, чтобы помянуть друга-летчика, погибшего в последние дни войны. «Эх, все бы эти добавки к пенсии лет так 10-15 назад», — вздохнул ветеран.
Еще один танкист — Анатолий Александрович Ширяев, 1924 года рождения, москвич из Сокольников, механиком-водителем сражался в составе 2-й танковой армии на Курской дуге. Был подбит, контужен, сгорела машина, а он — цел, дошел до Кенигсберга. Шел танкист на встречу с боевыми товарищами в сад им. Баумана, где 2-я гвардейская собирается ежегодно, в течение тридцати лет.
Александре Ивановне Поповой, хрупкой маленькой женщине, встреченной мной на станции «Театральная», к лицу синяя форменная шапочка Московского метрополитена. Несмотря на свой солидный возраст — 80 лет, — она еще работает. Ей, ветерану Великой Отечественной, труженице тыла, сидеть без дела скучно до сих пор. «Я этих «гитлеров» не видела, — сказала она, с улыбкой принимая цветок, — а куда Родина посылала, там всю войну работала: на лесоповале, торфоразработках, окопы рыла»…
Живые думают о живом. Вот две пожилых подруги с медалями, отдыхая на лавочке, говорят о рассаде астр и цинний на даче, а затем о ширине талий, но не в молодости, а сейчас. И о нынешних неюных своих кавалерах. А маленькая седая бабушка с двумя орденами Отечественной войны и орденом Красной Звезды, собираясь фотографироваться у храма Георгия Победоносца на Поклонной горе, волнуется: «Я очень лохматая?» — «Нет, ты выглядишь отлично», — любяще успокаивает похожая на нее дочь лет 50-ти.
Милые мои ветераны… Мы не досказали вам слов любви и все пытаемся наверстать это. Иван Васильевич Семенов, 82-х лет, «дядя Ваня», как он просит себя называть, коренной орловец, сжегший в войну 23 фашистских «тигра» и дошедший от Москвы до Берлина, еще весьма бодр и молод душой. Он танцует вальс и вполне серьезно пытается свататься к молоденькой корреспондентке. Короче, настоящий полковник!
А Людмила Егоровна Гасникова из Жуковского, ветеран войны и труда, беловолосая и хорошенькая, под светлым плащиком скромно прячущая медали, вспоминать военное лихолетье не смогла. «Слезы сразу, поймите» — извинилась она.
Покорил же мое сердце один прекрасный ветеран, молодцеватый и бравый, с иконостасом наград на темно-бирюзовом мундире, встреченный на Воздвиженке. В благодарность за подаренный цветок он поцеловал мне руку. За цветок ли? Или за что-то еще? Но его ответный знак внимания многократно дороже мне всех цветов нынешней долгожданной весны.

«НЫНЧЕ У НАС ПЕРЕДЫШКА»

Концерты, концерты, везде концерты. Повсюду звучат песни военных лет. Еще в войну родились строчки, положенные на музыку: «Кто сказал, что надо бросить песни на войне? После боя сердце просит музыки вдвойне». Но наши сердца ждут и просят этих мудрых, бодрящих и щемяще-грустных песен и в мирное время. Я вообще не представляю 60-летнего юбилея Победы без «Землянки», «Случайного вальса», «Священной войны»… Вряд ли когда-нибудь исчезнут они и многие другие произведения из нашей жизни. Умелый вокал и непрофессиональная хрипотца, мэтры эстрады и доморощенные исполнители — объединяло всех главное — пели от души.
А где привал, песня, там и полевая кухня с солдатской кашей. В саду им. Баумана слышу диалог двух восьмилетних мальчуганов. «Это что за палатка?» — «Кашей будут кормить солдатской, как в прошлом году». «Так вы и в прошлом году тут были? — вступаю в разговор я. — А с кем, с дедушками?» Тот, что побойчее, отвечает: «С мамами. Дедушки были ветераны, они уже умерли. А бабушка тоже ветеран, но она в Шексне живет».
Женечка четырех с половиной лет с аппетитом уписывает рассыпчатую гречневую кашу. «Вкусная?» — спрашиваю. «Да, — с набитым ртом отвечает малышка. И добавляет: С праздником Вас!».

«И, ЗНАЧИТ, НАМ НУЖНА ОДНА ПОБЕДА!»

На Поклонной горе великое народное множество. Цветы у памятников и в руках ветеранов, российские и советские флаги — у молодых. На выставке боевой техники также густо народу. Японские, английские, американские, германские и советские танки, пушки, самоходки, наш бронепоезд и санитарный вагон, самолеты… Молодые отцы ведут за руки детей. Русоволосая кроха в голубой панамке спрашивает про танк: «А в нем ездили?» — «Да, наши солдаты», — поясняет отец. Понятие «наши» ненавязчиво войдет в детское сознание вместе со словами «праздник» и «ветераны». Вообще, к моему большущему удивлению, наши мужчины, зачастую очень молодые, прекрасно разбираются в достоинствах отечественной военной техники и со вкусом говорят об этом.
Дзот, землянку, дот, окопы — все исследует любопытный разновозрастный люд. У знаменитого «Т-34» полно детворы. Дай им волю — гроздьями повиснут на стволе грозного танка. И везде — розы, гвоздики: на порожках санитарного вагона, на пушечном лафете…
Концерт завершался стихотворением Р. Рождественского «Реквием»: «Помните, о тех, кто уже не придет никогда…». На переполненной людьми Поклонной горе объявленная минута молчания откликнулась звенящей тишиной. Молодые, старики, дети — все умолкли. Не верилось, что так может быть, но я слышала эту тишину.
А потом салют. Многоголосье радостного «Ура!» на Кремлевской набережной, на мосту у Храма Христа Спасителя и по всей Москве. И тосты «За Победу!». А в уютной полутьме Гоголевского бульвара молодые голоса пели «Три танкиста», «Катюшу» и песню из кинофильма «Белорусский вокзал»: «И, значит, нам нужна одна Победа, одна на всех, мы за ценой не постоим!».
И это потерянное поколение? Ложь! Это достойное будущее России.

Комментарии (0)

Добавить комментарий