Сегодня: 26 июня 2019, Среда

Бывая в различных регионах страны, участвуя в конференциях, семинарах и совещаниях по вопросам ожидаемых серьезных перемен в сфере образования и науки, беседуя с коллегами в университетах, я убедился в том, что образовательную и научную общественность не устраивают методы и подходы к разработке серьезных документов, связанных с глубочайшими преобразованиями в этих сферах человеческой деятельности, практикуемые властью сегодня.
Что я имею в виду?
В последнее время в России власть активно разрушает систему принятия решений, особенно в сфере образования и науки, с участием профессионального сообщества. Закрытый характер подготовки документов, направленных на глубокие и опасные изменения в сфере образования и науки, попытка «протолкнуть» их принятие без широкого обсуждения общественностью вызывают у нее обоснованные подозрения и тревогу. Эти документы готовятся в глубокой тайне. Об их появлении профессиональное сообщество узнает случайно, когда они уже находятся в Госдуме или в Правительстве РФ.
Давайте вспомним, как совсем недавно (5-7 лет назад) открыто, с привлечением профессионалов, которые представляли общественные организации, различные регионы страны, разрабатывались проекты — например, Национальной доктрины образования в Российской Федерации до 2025 года, Федеральной программы развития образования (ФПРО), Концепции модернизации образования Российской Федерации до 2010 года. Они широко обсуждались с участием образовательной общественности на всех уровнях, во всех регионах, городах, в школах, ПТУ, колледжах и вузах.
Национальная доктрина образования, кроме того, обсуждалась на 1 Всероссийском съезде работников образования в январе 2000 г., в котором принимал участие и.о. Президента РФ В.В.Путин, и только потом она поступила в Правительство для ее принятия.
А с чем мы сталкиваемся сегодня? Речь идет не о модернизации, а глубоком реформировании образования и науки, их приватизации и многом другом. Концепции и другие важные документы, определяющие вектор развития образования и науки на ближайшие пять лет, разрабатывают не представители известных солидных университетов, общественных организаций, а неизвестные люди, которые непонятно кого представляют. В силу этого разрабатываемые ими проекты документов отличаются скудостью идей и мыслей, в них отсутствует фундаментальность и глубина, просматривается однобокость в подходах к обоснованию, необходимости предлагаемых ими преобразований, в них не затрагиваются проблемы содержания образования, качества подготовки специалистов, качества личности. Все сведено к тому, как сократить и до того малые средства, выделяемые из федерального бюджета на высшее образование и науку, как сократить участие государства в управлении образовательными учреждениями и научными организациями, как их преобразовать в такие организационно-правовые формы, в учреждении которых смогли бы принять участие банки, иные коммерческие структуры, а, следовательно, смогли бы легко их приватизировать, имея огромные капиталы.
Приватизация «по-российски» — это захват недвижимости, а не желание собственников развивать экономику, производство, науку, образование, культуру. Приватизация в системе образования, особенно высшего, в сфере науки — это превращение величественных, уникальных корпусов университетов, НИИ в роскошные апартаменты олигархов, где не будет места студентам, профессорам, ученым — как не нашлось места инженерам, конструкторам, рабочим на предприятиях, приватизированных в России в конце прошлого века — там сейчас функционируют рынки, казино и т.п.
Профессиональная общественность была возмущена, узнав о содержании и смысле концепций «Участие Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере образования» и «Участие Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки», а также то, как они готовились — в глубокой тайне — и сразу без обсуждения поступили в Министерство образования и науки РФ, а там — прямая дорога на стол председателя Правительства для их принятия.
Мы теперь знаем о негативной реакции президиума РАН, выдающихся ученых — лауреатов Нобелевской премии на ставший для них достоянием проект Концепции преобразований в сфере науки. Аналогичная реакция подавляющего большинства региональных советов ректоров вузов, образовательной общественности на Концепцию преобразований в сфере образования.
Нам сейчас известно, что так же готовился пакет проектов дополнений и изменений в 155 ФЗ и отмены более 40 ФЗ, часть из которых имеет прямое отношение к сфере образования и вузовскому сектору науки, принятый Госдумой РФ 2 августа с.г.Только благодаря «утечке» информации из Госдумы РФ, этот пакет проектов документов стал достоянием образовательной общественности, когда до его принятия осталось менее двух недель. Напомню, что в Госдуме РФ этот пакет документов обсуждался исключительно с точки зрения монетизации льгот. На планируемых серьезных изменениях в сфере образования и науки внимание не акцентировалось. В силу этого общественность долгое время находилась в неведении того, что изменения и дополнения в законодательство РФ касаются не только льгот, но и образования, и науки. Поэтому весь «пыл-жар» горячих споров в Госдуме, в СМИ был сосредоточен только на монетизации льгот.
Эта практика продолжается. Аналогичным путем в настоящее время подготовлен проект Федерального Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных учреждений, принятием ФЗ «Об автономных учреждениях» и ФЗ «О государственных (муниципальных) автономных некоммерческих организациях» и участием органов государственной власти и органов местного самоуправления в учреждении некоммерческих организаций, в связи с расширением организационно-правовых форм организаций, предоставляющих государственные и муниципальные услуги».
Как нетрудно догадаться, эти изменения и дополнения в законодательные акты РФ и принятие новых законов призваны дать правовую основу реализации Концепции «Участие РФ в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере образования», в которой предусмотрено преобразование государственных образовательных учреждений в Государственные автономные учреждения (ГАУ) и Государственные автономные некоммерческие организации (ГАНО).
Той же группой лиц — и так же скрытно — подготовлен и проект «Стратегия Российской Федерации в области развития образования на период до 2008г: приоритеты образования как вклад в социально-экономическое развитие страны».
В законодательных документах РФ четко прописано, что в России должен реализовываться государственно-общественный характер управления в сфере образования. Но последние события и скрытый характер подготовки документов это опровергают и свидетельствуют о том, что власти вступили на путь жесткого государственного управления образованием и наукой. Общественность привлекается лишь тогда, когда уже предрешено принятие подготовленных тайно документов, и ей остается лишь повозмущаться, а в ответ на это возмущение Госдума РФ, например, принимает лишь те предложенные общественностью поправки, которые носят непринципиальный характер.Так выпускается пар из образовательной общественности, так имитируется ее участие в обсуждении судьбоносных документов для образования.
Тем временем изымаются из федеральных законов такие статьи, как гарантия оплаты труда ППС вузов, в два раза превышающей среднюю зарплату в промышленности, гарантия величины зарплаты работникам сферы образования, которая должна равняться средней зарплате в промышленности, норма расходов на образование, которая должна составлять не менее 4% от ВВП, а высшего образования — не менее 3% от расходной части бюджета; депутаты Госдумы РФ объясняют это очень просто: изъято все то, что не работает.
Спрашивается, почему Государственная Дума, Совет Федерации допустили, что принятые ими законы не выполняются Правительством РФ? Почему они отменили ФЗ «О моратории на приватизацию образовательных учреждений», который ограждал сферу образования от «прихватизаторов»? Значит, Госдумой РФ подготовлена законодательная база для приватизации вузов, колледжей, ПТУ. И когда руководство Министерства образования и науки РФ уверяет общественность в том, что приватизации вузов не будет, мы ему не верим.
Мы не можем быть сторонними наблюдателями того, как власть отнимает у нас законное право — принимать активное участие в разработке основополагающих документов, определяющих стратегию и политику развития образования и науки. Эта моя статья — решительное несогласие Академии наук высшей школы России, президентом которой я являюсь, не только с содержанием вышеназванных проектов документов, но и с методами их подготовки.
Не могут не вызвать неприятия подходы, предлагаемые авторами вышеназванных проектов концепций, к обоснованию необходимости, например, сокращения числа вузов на федеральном уровне, передачи их на региональный уровень управления, преобразования в ГАУ и ГАНО на основании недостоверных фактов.
«Потолочность» данных, например, о количестве вузов в России, о количестве студентов, получающих образование за счет бюджета, вызывает у специалистов-аналитиков раздражение и протест.
Да, бесспорно, изменения в высшей школе необходимы. Но эти изменения должны быть направлены на достижение: Министерства иного содержания образования, иных методик обучения и воспитания, иных связей с промышленностью и социальной сферой, иных технологий обучения, иных методов оценки качества подготовки специалистов, иного оснащения вузов научным и лабораторным оборудованием, по-иному должны решаться проблемы подготовки учителей школ и преподавателей вузов.Но это будет дело, а не борьба с идеями разрушения российского профессионального образования. Именно в эту сторону должны быть направлены взоры Правительства и руководства образования и науки страны. Именно это должно составить суть модернизации образования на ближайшие годы.
Чтобы не остаться погруженными в ту структуру, организационную суету, которая породила огромную нервозность в образовательной и научной сферах, образовательная общественность обязана выработать свою точку зрения на происходящее, занять определенную позицию в деле изменения ситуации.
Над нами нависла гильотина, поднятая ярыми либерально-радикальными представителями высшей школы, приближенными к Минэкономразвития России, которые энергично, с завидным постоянством и упорством, какой-то фанатичностью навязывают свою волю новому федеральному руководству образования и науки. Региональные советы ректоров и округов, общественные организации, работающие в сфере образования и науки, имея свои немалые сферы влияния, должны все сделать в это опасное для образования и науки время, чтобы избавить образовательное сообщество от недуга под названием «бессилие от безвыходности».
Нельзя допустить доминирования в принятии решений Правительством и Министерством образования и науки РФ их философии: в нашей стране много людей с высшим образованием, ученых, много вузов и НИИ, федеральный уровень управления образованием и наукой перегружен, и поэтому нужно провести оптимизацию (читай, минимизацию) федеральной сети вузов и научных организаций.
Нельзя к этим сферам человеческой деятельности подходить лишь с одной меркой — чисто экономической. Да и какая экономия в этих вечно обделенных сферах? Гроши! Государство в долгу перед образованием, наукой и культурой. Оно, наоборот, должно использовать для увеличения их финансирования огромный профицит федерального бюджета.
У писателя Марка Твена есть остроумное высказывание: «Образование и воспитание — это все. Персик был когда-то горьким миндалем, а цветная капуста — это обычная капуста, получившая позднее высшее образование».
Образовательная общественность должна возразить и против шараханья в государственной образовательной политике, в ее резком изменении после прихода к управлению образованием нового руководства. Помните, что Концепция модернизации образования в РФ до 2010 года, которая обсуждалась под председательством Президента РФ на Госсовете, определила на 10 лет достаточно взвешенные направления модернизации образования, без приватизации, без изменения статуса «государственного образовательного учреждения» высшего профессионального образования и т.п.
Сейчас об этой Концепции забыли, как и о Национальной доктрине образования в РФ, и стали плодить другие документы, другие концепции, которые резко изменяют вектор преобразований в сфере образования, который никак не корректируется с вектором модернизации образования, проводимой в последние 4-5 лет.
Говоря об образовании XXI века, мы должны признать единственную государственную политику в образовании — политику создания в стране условий для исполнения людьми главной своей предназначенности — быть Человеком. А это значит, что в этом мире все достигается через образованность, культуру, веру.
Образованный — это знающий и умелый человек.
Культурный — это видящий и понимающий человек.
Верующий — это сострадающий и нравственный человек.
Счастлив и велик дом, в котором живут такие люди! В этом состоит новая миссия образования — сделать счастливой страну через счастливых людей, в ней живущих. Другого не дано.
Содействовать развитию такого образования в России, всячески препятствовать развитию образования по сценарию, определенному в Концепции «Участие РФ в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере образования», которая сейчас горячо обсуждается, осуждается и не принимается профессиональным сообществом, — предназначение и обязанность всех нас, кто всю свою жизнь и профессиональную деятельность связал с высшей школой, наукой, культурой.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий