Сегодня: 26 июня 2019, Среда

Стало уже дурным тоном говорить на тему переименований улиц. Постепенно поутихли на этом фронте бои реформаторов с ретроградами и наоборот. Каким-то улицам возвращены прежние названия, каким-то даны новые, а многие так и остались с именами, данными им при советской власти. Хотелось бы, если не подвести итог (естественно промежуточный) того, что же все-таки получилось, то хотя бы увидеть в мозаике, что мы храним в названиях наших улиц. Тут надо признать, что советский период, начавшись с диктатуры, всегда был режимным, с идеологией, тотально внедряемой в сознание людей через все, — и через названия. Улиц в том числе. Но советский строй ушел в историю. Поменялась власть, частично поменялись и названия улиц. И что же мы имеем?
Смотрим на карту Новочеркасска и нашей радости нет предела. Ведь, право слово, господа — так и хочется жить на улицах с такими названиями! Будто не улицы и переулки перечисляешь, а песню поешь: Абрикосовая, Грушевская, Каштановая, Лесная, Луговая, Вишневый, Кленовый, Сиреневый, Привольный, Тихая, Солнечная, Благодатная… И как апофеоз — бульвар Роз! Замечательно! Значит все в порядке и названия наших улиц напоминают нам о том, о чем и должны напоминать. О благодатном южном крае, где мы живем, о весеннем цветении садов и о привольной донской природе.
Носители культурных традиций России в нашем городе представлены именами в основном литераторов, с понятным уклоном в некоторый академический классицизм: Гоголь, Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Тургенев, Чехов, Некрасов, Чернышевский, Белинский, Маяковский, Серафимович, Шолохов, Гайдар, Семинихин, Калмыков… Правда к концу списка академизм заметно мельчает, но сейчас не об этом. А о том, что настроение наше начинает портиться.
Зачем советским деятелям понадобилось менять такое прекрасное название как Санкт-Петербургский проспект* на спуск Герцена, понятно. Герцен разбудил декабристов, те проснулись и покусились на того, кому присягали на верность, показав дурной пример их более амбициозным и менее щепетильным последователям, которые взяв власть, не забыли старину Герцена, назвав его именем этот проспект. Теперь упоминание о декабристах убрано из названия улицы в другой части города и ей возвращено прежнее название — Александровская.** Но Герцен, по каким-то соображениям (сомневаюсь, что таковые вообще имели место) остался. И как спускался он от площади жертв Революции, позже просто Революции, так и по сей день спускается, теперь уже от Троицкой. Может у этого Герцена родственники здесь жили, а если и жили — так, что из того?! Просто иногда наступают моменты чистого недоумения… Взять к примеру композиторов, представительство которых в названиях улиц Новочеркасска, по сравнению с писателями и поэтами, весьма скудно. Чайковский и Огинский — вот композиторы, имена которых увековечены в названиях улиц. Ну Чайковский понятно — русская классика. Должно быть живут люди на улице Чайковского и поминают Петра Ильича добрым словом… Но причем тут Огинский?! И вроде не земляк, поскольку поляк, и все его достижения в музыке сводятся к одному полонезу, который по каким-то причинам очень понравился коммунистам. Кстати, улица его имени находится на Хотунке, и от ул. Чайковского ее отделяет ул. имени большевистского дипломата Войкова, убитого в Варшаве, которую так любил Огинский.
Теперь посмотрим на названия, уцелевшие в горниле переименований. Очень трудно понять, чем руководствовались, отменяя или оставляя то или иное название.
От неразлучных когда-то Маркса, Энгельса, Ленина почему-то оставили одного Энгельса. Чем он так дорог новочеркасцам? Хотя, говорят, что новочеркасцы тут ни при чем. Тогда кто же при чем? Лично мне при слове Энгельс представляется гибрид некого штангеля с рельсом…
Подтелков и Кривошлыков, памятник которым постепенно разваливается на месте, где стоял Троицкий храм. Улицы имени Подтелкова теперь нет, а имени Кривошлыкова осталась. Оба грабили донские столицы, разоряли и ссылали тех, кто издавна жил и работал на этой земле. Только чем Кривошлыков лучше Подтелкова?
Улицы Ленина не стало, но память о его деле живет в его соратниках, именами которых названы улицы города: Дзержинского Феликса Эдмундовича (председателя ВЧК), Урицкого Моисея Соломоновича (председателя Питерского ЧК), Володарского Моисея Марковича (урожденного Гольдштейна), комиссара пропаганды у большевиков. Сохранены в названиях улиц имена Калинина, Кирова, Ленгника, Луначарского и т.д. Не понятно также упорство в отстаивании прав горожан на память о 26-ти Бакинских комиссарах. Я думаю, что была бы вместо нее улица им. 15-ти Магрибских визирей, то и жили бы на ней, не особо углубляясь в подробности того, кто хотя бы они такие!
Дальше круче. Бакунин — идеолог анархизма. Отрицал всякое государство. Желябов А.И. — повешен за подготовку покушения на императора Александра II. Нечаев — революционер-заговорщик. Создал в Москве нелегальную заговорщическую группу «Народная расправа». Насаждавшиеся Нечаевым авантюристические методы борьбы и беспринципный терроризм (убийство студента Иванова) резко осуждали К. Маркс, Ф. Энгельс и русские революционеры. Умер в заключении. Каляев И.П. — эсер-террорист; принимал участие в покушении на министра внутренних дел В.К. Плеве; в 1905 г. бомбой, брошенной Каляевым, был убит московский генерал-губернатор, великий князь С.А. Романов. Казнен в Шлиссельбурге. Это выписки из «Энциклопедического словаря», изданного государственным научным изданием «Большая советская энциклопедия» в 1953-54 годах.
Что же получилось! Имена заговорщиков, авантюристов и бунтовщиков, которых даже их товарищи-революционеры укорили за их «беспринципный терроризм» (беспредел по современному), как носили, так и продолжают носить, после всех «демократических» преобразований, улицы Новочеркасска. И это тогда, когда Россия, как и большинство государств в мире, находится в состоянии войны с терроризмом.
Есть в городе улицы, носящие имена героев коммунистического мифотворчества. Этих героев пропаганда делала такими, какими они должны были быть, а какими они были (да и были ли?) никто уже не думает. О Чапаеве люди старшего поколения узнали их фильма «Чапаев», снятого по книге продвинутого комиссара Фурманова. Те, кто помоложе, знакомы с Василием Ивановичем по анекдотам, а читающие граждане — по книге Пелевина «Чапаев и Пустота». Мне, лет двадцать пять тому назад, попалась книга под названием «Детство Васи Чапаева», из которой явствует, что с юных ногтей Василий Иванович только тем и занимался, что восстанавливал справедливость, поруганную несознательными односельчанами, да спасал, зимой из прорубей, а летом — из стремнин, тяготеющих к экстремальному купанию товарищей. Братский украинский народ, по замыслу гомеров Советского периода, тоже должен был иметь своего краснознаменного героя. Им стал Щорс. Просто Щорс — без Петек, Анок и даже без имени и отчества… «Конечно, Щорс!» — как пелось в одной фривольной песенке 90-х годов. Про него книгу писать не стали, но песню, в стиле пафосного абсурда — «Шел отряд по берегу» — сочинили… И, конечно, «исторический» фильм «Щорс».
А чтобы, не менее дружественный, молдавский народ не остался без своего легендарного героя, был создан образ гайдука Котовского, который, судя по фильму, стал слегка приблатненным вариантом Чапаева. Легенды давали жизнь легендарным героям, а идеологический бренд, созданный мощным сериалом «Чапаев», «Котовский», «Щорс», работал более полувека. Советская власть знала, что делала. Только вот, что делаем мы среди этих улиц и площадей?
«А кто такая тетя Крупская, — спросил меня мой двенадцатилетний племянник, — и почему ее именем улицу назвали?» Ничего не остается, как тупо ответить — «Потому, что она была женой Ленина». Мне самому чем-то не нравится мой ответ, хотя именно за это память о Надежде Константинове живет в названии улицы.
Может закончились достойные имена, исчерпались приличные названия, и пришло время безымянных и безназванных улиц? Но, как выяснилось, есть в Новочеркасске и Безымянная, и Безназванная улицы!
Так вот и живем — кто на Тихой, Солнечной, да на Благодатной, а кто на улице им. террориста Каляева или бомбиста Желябова, а то и на ул. им. жены Ленина Крупской. Я вот на улице имени революционера Ленгника проживаю. Радует лишь то, что есть в моем городе бульвар Роз!

Комментарии (0)

Добавить комментарий