Сегодня: 26 июня 2019, Среда

Мои друзья, ярые поборники здорового образа жизни, потратили несколько месяцев на поиски приличного тренажерного зала — чтобы без «крутых» и не очень дорого. Совершенно случайно увидели передачу по 5-му каналу, посвященную тренажерному залу Дома офицеров. Энергичный директор этого известного в городе очага культуры рассказывал, как в тренажерном зале бесплатно занимаются детдомовские дети. Друзей заинтересовал сюжет, и они вполне резонно решили, что в спортивном зале найдется место и для них. И не ошиблись.

Молодых людей любезно приняли «хозяюшки» зала — Лена и Оксана, плату взяли небольшую, а условия были очень даже хороши. Здесь тебе и подходящие для занятий тренажеры, зеркала, душевые, туалет, несколько залов, в том числе для занятий шейпингом, аэробикой, танцами. И тренеры приятные, воспитанные, знающие. В общем, прикипели друзья мои к этому месту. Ходили они на тренировки в Дом офицеров часто, занимались подолгу, так и качали бы мышцы, да не тут-то было! Через два месяца расстроенная Лена Голубова объявила: по независящим от нее причинам тренажерный зал закрывается. Вот ведь незадача, друзья почти было уговорили и меня присоединиться к их тренировкам, накачать расслабленные на сидячей работе мышцы.
На вопрос, почему закрывается зал, ребята ответили что-то невразумительное насчет несговорчивого директора Дома офицеров В. Логина. Я, право, очень удивилась. Памятуя о скандальной истории, связанной с прежним директором, радовалась, что, наконец, нашелся энергичный и порядочный человек на это место. В. Логина мне отрекомендовали именно как человека деятельного, старающегося поднять престиж вверенного ему культурного заведения. И вдруг жалуются на него люди, мнению которых я доверяю, да и жалуются с документами в руках. А с документами, как известно, спорить можно, но трудно. Очень уж эти документы — факт очевидный.
Выслушав одну из руководительниц тренажерного зала Елену Голубову, я, как человек непредвзятый и в оценках осторожный, решила обратиться за разъяснениями к противоположной стороне, то есть к директору Дома офицеров Валерию Васильевичу Логину. Рассчитывая договориться о встрече, я позвонила. Валерий Васильевич куда-то уезжал, но по приезду готов был со мной встретиться. Я, конечно, торопилась сделать материал побыстрей и попросила хотя бы в двух словах пояснить, почему все же принято решение закрыть спортзал, которым все решительно довольны, кроме разве что директора. Тут и произошел весьма неприятный диалог, после которого разговаривать с В. Логиным мне расхотелось. Валерий Васильевич не коснулся сути проблемы, он просто назвал Лену Голубову аферисткой. А я к тому времени и с Леной поговорила, и документы ее просмотрела, и с юристом посоветовалась. Никак не выходила Лена аферисткой, да и делать такие выводы, вешать ярлыки никто не вправе. Мошенник тот или иной человек или честный гражданин вообще-то решает суд. А разговор на уровне бытовых сплетен — это, извините, не по мне. Так что пришлось довольствоваться мнением одной стороны. Уж не обессудьте.
Летом 2002 года Елена Голубова прочла в газете объявление о том, что сдается в аренду помещение, так необходимое ей под Фитнес-клуб. По указанному в объявлении адресу она пришла в гарнизонный Дом офицеров к тогдашнему его директору В. Легчило. Валерий Александрович Легчило объяснил девушке, что заключать договор аренды Дом офицеров не имеет право, поскольку это учреждение культуры, да еще в подчинении военного ведомства. К слову скажем, это почти правда. Заключение договора аренды с Домом офицеров дело действительно хлопотное, ведь разрешение на заключение договора дает командующий войсками округа и регистрируется такой договор в обязательном порядке в территориальных органах Минимущества России. Но Лена этого всего, разумеется, не знала. И приняла предложение В. Легчило, которое ее вполне устраивало. Так был оформлен «Типовой договор культурно-просветительского учреждения с коллективами или отдельными работниками об оказании взаимных услуг» от 1 сентября 2002 года. По этому договору напарница Елены Оксана стала работником Дома офицеров, а «культурно-просветительское учреждение» среди прочих обязательств должно было: «обеспечить помещением, оборудованием, инвентарем, производить своевременный ремонт инвентаря, оборудования, выплачивать «работнику» заработную плату в соответствии с установленным процентом отчислений от обязательной суммы выручки», то есть — 50%.
Далее, прошу обратить особое внимание на сроки действия договора — «настоящий договор имеет силу с 1 сентября 2002 года по 1 сентября 2007 года». А далее, все — как положено: подписи и печати!
Договор договором, но, как известно, у нас совсем не редкость так называемые устные соглашения. И Лена договорилась с Валерием Александровичем: она с напарницей за свой счет сделает капитальный ремонт вверенного ей помещения, что непременно будет принято в счет аренды. Как и обещали молодые женщины, ремонт сделали. Поставили новые оконные и дверные блоки, провели воду, оборудовали туалет и душевую, сделали косметический ремонт нескольких залов, поставили зеркальную стенку. И потратили на все про все — 278 тысяч 550 рублей, о чем свидетельствует смета, согласно которой и был сделан ремонт. Однако, Валерий Александрович поспешил от слов своих отказаться, и произведенный ремонт посчитал, видимо, благотворительной помощью двух сердобольных женщин находящемуся в тяжелом финансовом положении Дому офицеров. Изменил он и ежемесячную сумму денежных выплат в пользу данного культурного заведения, сделав ее фиксированной. При этом попросил часть суммы выплачивать в кассу ГДО, а часть ему лично — на всяческие нужды. Сначала девушки повозмущались, а куда деваться — деньги-то вложены немалые, тренажеры завезены и установлены. Может, сумеют они все же по-человечески вопрос этот решить. Да, видно не сумели.
Вскоре В. Легчило сместили с должности, и появилось уголовное дело №14/09/0128-02, по которому постановлением от 15.12.2002 года Голубову Е.И., Карташову О.Н. и Стрельцову Е.Е признали потерпевшими. Но впоследствии решение о признании этих гражданок потерпевшими было отменено 23.06.2003 года военным прокурором Новочеркасского гарнизона полковником юстиции В.И. Кузнецовым. Как объяснила мне Елена, ей сказали, что она и ее подруги не потерпевшие потому, что сами давали взятки, хоть и сообщили об этом, так что пусть радуются, что виновными их не посчитали.
В Доме офицеров исполняющая обязанности директора Е.М. Куликова решила перезаключить договор с Фитнес-клубом. Почему руководители клуба на это согласились, не знаю, возможно, считали Типовой договор простой формальностью. Видимо, так оно и было — договоров таких целая пачка. Они датированы — 1 марта 2003 года, 2 июня 2003 года, 29 августа 2003 года, 1 января 2004 года. 1 февраля 2004 года, 1 марта 2004 года, 12 апреля 2004 года. Дом офицеров в этих договорах представляли разные люди, которые временно находились на посту директора, и только последний договор подписан В. Логиным. Причем в этом договоре указана сумма выплат — три тысячи рублей, хотя до этого Елена платила в кассу Дома офицеров сначала пять тысяч в месяц, а потом шесть с половиной. Казалось бы, пожаловаться не на что — пришел новый директор и снизил арендную плату. Это же замечательно! Но не все так просто. 17 марта начальник Новочеркасского гарнизонного Дома офицеров В. Логин издает Предписание, в котором, обращаясь к работникам «Фитнес-Клуба», «предлагает» (слово-то какое интересное, особенно в данном контексте) «прекратить незаконную деятельность» и «в срок до 28. 03.2004 года освободить занимаемое Вами помещение Гарнизонного Дома офицеров».
Что имелось в виду под незаконной деятельностью, не вполне ясно, поскольку очередной Типовой договор подписан 1 марта 2004 года и действовал по 30 марта того же года. И совсем уже интересно, каким образом после такого Предписания подписан 12 апреля следующий договор? Загадка, да и только.
О том, что происходило за кулисами при составлении предписаний и договоров, Лена написала в заявлении в военную прокуратуру города. Прокуратура молчит вот уже два месяца, пропустив все сроки, в которые положено дать ответ. Молчит прокуратура. И я не считаю для себя возможным делать выводы. Но замечу, что в заявлении указаны конкретные фамилии конкретных людей и суммы, которые одни люди передавали другим в присутствии также весьма конкретных свидетелей. Но не будем забегать вперед, надо же и прокуратуре дать поработать!
Как объяснила Лена, ей очень не хотелось попасть в ту же историю, которая уже происходила с прежним директором — В. Легчило. Она готова была выплачивать суммы, указанные в договоре, но не более того. И так приходилось жить на птичьих правах, каждый месяц перезаключать договор, находясь в постоянном нервном напряжении — а вдруг директор опять «закапризничает» или попросит чего-то уж совсем невероятного.
Так или иначе, а конфликт стал неразрешимым. 1 июня В. Логин издает Приказ «О прекращении деятельности спортивного зала». Состоит приказ из следующих пунктов: «1. Прекратить деятельность спортивного зала с 1 июня 2004 года. 2. Дежурной спортивного зала Голубовой Е.И. в 60-дневный срок освободить занимаемое помещение». Демонтаж тренажеров дело нелегкое и хлопотное, весят они не мало — каждый — 300 -500 кг. Срок, вроде, определен щадящий. Но уже 10 июня В. Логин издает следующий документ:
«В соответствии с приказом начальника Дома офицеров Новочеркасского гарнизона № 33 от 1.06.2004 «О прекращении деятельности спортивного зала», Вам необходимо, в срок до 1.08. 2004 г., аккуратно, не нанося вреда потолкам, стенам, полам, окнам и дверям, демонтировать спортивные тренажеры и оборудование и вывести из Дома офицеров».
Как, однако, бережно В. Логин относится к ремонту, произведенному Голубовой, — «аккуратно, не нанося вреда потолкам, стенам, полам, окнам и дверям…». А работники Дома офицеров так и говорят: «Лена, ты зеркала не снимай, они нам очень даже пригодятся, твои-то зеркала». Да, уходя, Лена, конечно, не разрушила то, что сделала за свои деньги — туалет, душевые. Это и невозможно, хотя денег жалко, да и обидно как — «чужому дяде» труды свои оставлять. Но уж когда «чужой дядя» предписывает за твои деньги сделанный ремонт не нарушить — это и вовсе нонсенс какой-то! Но и этим история не закончилась. Дата следующего Предписания — 17 июня 2004 года (прошло всего семь дней!). «В связи с создавшимися новыми условиями требую освободить спортивный фитнес-клуб до 1 июня 2004 года. Начальник Дома офицеров Новочеркасского гарнизона майор В. Логин».
Какие такие создались новые условия, пояснить не удосужились. Но среди работников ходят упорные слухи, что на место фитнес-клуба метит коммерческая структура. Коммерция — это, конечно, деньги, да и коммерсанты, наверное, народ посговорчивей, да и за аренду с них взять можно побольше. Однако, место ли коммерческой структуре в культурно-просветительском учреждении, каковым считается гарнизонный Дом офицеров? Впрочем, не берусь судить. Слухи, они слухи и есть! Мало ли, что говорят! В ГДО, например, прекрасная библиотека. И ходят совсем уж невероятные слухи, что ее закроют, а на месте библиотеки сделают сауну. Врут, должно быть, злые языки.
Кто прав, кто виноват в этой истории, мне, конечно, не разобраться. На то есть прокуратура и суд, в которые Лена обратилась за защитой своих прав. Скажу только, что в залах спортивного клуба занимались секции брейк-данса, йоги, колонетики, шейпинга, шоу-балет «МИД» — призер различных конкурсов. Да и в тренажерном зале кроме Елены и Оксаны работали еще пять тренеров. В клуб ходили дети и молодые ребята, которых привлекал спорт, а не наркотики и выпивка. Дети из детского дома тоже приходили заниматься, но это начинание как-то заглохло, хотя Лена с удовольствием занималась с этими ребятами абсолютно бесплатно. Третья школа, которая ютится в чужих помещениях и не имеет своего спортивного зала, подписала с клубом договор до конца 2004 года. Многие спортсмены, зная Лену как честного партнера, заплатили за тренировки вперед. Но клуб, не считаясь ни с чем, просто выгнали. Лена и Оксана не смогли выполнить взятые на себя обязательства, потеряли деньги, вложенные в ремонт. А ведь они не миллионерши какие-нибудь. Фитнес-клуб — единственный источник доходя для двух женщин.

Недавно, а именно в середине июля, Лена, наконец, получила при вмешательстве военного прокурора свою трудовую книжку, которую майор В.Логин очень полюбил и не хотел отдавать. Каково же было ее удивление, когда она увидела, с какого числа уволена. Оказывается, что не работает она в Доме офицеров с 1 апреля 2004 года, хотя последний Типовой договор сроком на месяц датирован 12-м апреля. Вот такие гримасы «военного» времени!
«Что же это за военные, — сказала Елена, — которые воюют с женщинами и детьми. Никогда я больше не буду связываться с военными». Наверное, такое обобщение не корректно. Да и сказано в сердцах, когда на душе тяжесть обиды и несправедливости. Но таков, к сожалению, личный опыт, который получили при общении с Домом офицеров бывшие его работники.

Комментарии (0)

Добавить комментарий