Сегодня: 26 июня 2019, Среда

Каждое утро из ворот Новочеркасского производственного объединения пассажирского автотранспорта выезжает почти две сотни машин: «Икарусы», «Скании», «Мерседесы», «МАНы», «ЛИАЗы», «Пазики», «Газели». Все они гостеприимно распахивают двери своих салонов перед пассажирами и потом, неутомимо и безропотно, каждый по своему графику, целый день наматывают сотни километров городских маршрутов. Невозможно представить себе город без этого трудолюбивого железного стада. Правда, ни один из автобусов не сдвинулся бы с места, если бы его не заправили горючим, не подготовили к рейсу, если бы его руль не держали крепкие руки водителя.
— Нам было очень приятно, когда недавно мэр города на еженедельной планёрке отметил чёткую работу нашего предприятия, — говорит директор НПОПАТ Алексей Григорьевич Палий, — Анатолий Панфилович сказал, что по данным социологического исследования, новочеркасцы оценивают работу общественного автотранспорта выше всех городских служб.
— И что это стоит вашему предприятию?
— Очень многого. Мы ведь работаем практически круглосуточно. Техническая группа готовит машины к работе. Служба эксплуатации следит за соблюдением графиков. Чёткая работа транспорта — заслуга всего предприятия. Но работать нам становится всё труднее. Из колеи нас выбивает экономика… Сегодня предприятие имеет задолженность в сумме 17 миллионов рублей за приобретённую технику, плюс 2 миллиона текущих долгов. Из них — 1,5 миллиона за топливо, 500 тысяч — «коммуналка».
— А почему сложилось такое положение у вашего достаточно стабильного предприятия?
— За полтора месяца цена на горючее выросла на 3 рубля за литр. Нам нужно каждый день 16 тонн дизтоплива и бензина. Стоимость дневной нормы — 160 тысяч рублей. На это уходит большая часть выручки. Добавьте к этим расходам заработную плату, коммунальные платежи, налоги, запчасти… Сегодня пассажир платит за проезд на основных маршрутах 5 рублей. Мы просим разрешить нам поднять цену на 10%, всего на 50 копеек, и это при том, что расчётная цена нашего билета на самом деле составляет 8 рублей 30 копеек!
— Получается. Что вы работаете себе в убыток?
— Да, получается именно так.
— А раньше, когда билет стоил 5 копеек, вам хватало?
— И в то время перевозки были точными, но в те времена «пятачок» платил практически каждый пассажир. Льготников было всего четыре категории и за них нам платили из бюджета. А сейчас льготами пользуются 64 категории. И оплачивают нам за их обслуживание только очень небольшой процент от реальных затрат.
— А сколько всего человек пользуются льготами на проезд у нас в городе?
Алексей Григорьевич достал реестр, начал называть категории льготников и их численность. Я вооружился калькулятором. Всего по моим подсчётам их вышло около 43 тысяч человек. Самая большая группа — ветераны труда — почти 27 тысяч и инвалиды, их больше 12 тысяч.
— Вот говорят, что скоро льготы заменят доплатой к пенсии. Тогда платить будут все. Как отразится это на экономике вашего предприятия?
— Если платить будут все, то, конечно, нам будет намного легче работать, чем сейчас. Сегодня я каждый день должен решать вопрос, куда в первую очередь направить нашу выручку — купить запчасти или заплатить за коммунальные услуги? А тут надо погасить долг за бензин, да и за кредит, о котором я говорил — 17 миллионов, приходится платить проценты, по 500 тысяч каждый месяц. В прошлом году министерство транспорта области дотировало нам из областного бюджета 7 миллионов 600 тысяч рублей. В этом году сумму дотации уменьшили вполовину.
— По какой причине?
— Потому, что стоимость проезда у нас уже год не пересматривалась, и мы не применяем расчётный тариф.
— А если ваше предложение по повышению цены на проезд на 50 копеек будет принято, это вас спасёт?
— По большому счёту, нет, конечно, но это будет хоть что-то. Нам очень не хотелось бы идти на сокращение количества рейсов. Например, сегодня у нас в Татарку 20 ездок в день, а нам придётся урезать их до 10.
— Вас сразу начнут ругать.
— Начнут. А что нам делать? Число льготников растёт, а затраты на их перевозку, как я уже сказал, нам не возмещаются в полной мере. Или вот, «дачные» маршруты, мы называем их благотворительными, там ездят почти все льготники, да ещё и по нескольку раз в день. Для пенсионеров это один из видов досуга, а мы этот досуг оплачиваем из кармана предприятия… Конечно, мы понимаем, что общественный транспорт — это очень социально-значимая отрасль города. Понимаем всю меру ответственности, которая на нас возложена, но вы смотрите: коммунальные расходы. Там не на копейки повышают тарифы. Газ — в 2 раза, электроэнергия — на 30 процентов, тепло в 2,1 раза. Нам бы сейчас думать над обновлением парка автобусов, а мы эти средства бросаем на эксплуатацию. А вы знаете сколько сейчас стоит ремонт двигателя? Сто пятьдесят тысяч! А одна покрышка на «Сканию» — 10 тысяч. Комплект — 6 штук — 60 тысяч. Раньше покупали автобус за рубежом и попутно везли запчасти. Сейчас «растаможка» автобуса обходится в 3-4 раза дороже его цены! Запчасти ищем по всей стране. Да и наши машины тоже не дёшевы: «пазик» — 740 тысяч, ЛИАЗ — 1 миллион 620 тысяч. А качество их оставляет желать лучшего.
— А, может, не следовало бы вам открывать так много маршрутов?
— Ну если не мы, так частники там бы работали, и им бы все платили сполна. В других городах области — Азове, Шахты — очень много проблем с льготниками, потому, что там частные пассажирские автохозяйства, а мы — государственное предприятие, и поэтому вынуждены работать в таких условиях. А посмотрите, какой сейчас поток транспорта на дорогах! А как, порой, хамски ведут себя участники дорожного движения! Наши шоферы недовольны появлением «лежачих полицейских», для тяжёлого автобуса такое препятствие довольно чувствительно, но мы объясняем им, что это вынужденная мера против хамов на дороге. Висит знак ограничения скорости, а лихачи не желают его замечать. Еще проблема — неожиданное перекрытие маршрутов. Мы бы очень просили, чтобы нас и наших пассажиров заранее предупреждали о том, что в связи с праздником или другими мероприятиями будут закрыты для движения такие-то участки улиц. Нам ведь надо график соблюдать. Будет график — будет пассажир. А пассажир не будет бегать в поисках автобуса. И мы будем меньше терять доходов.
Получается, высокое качество работы общественного автотранспорта в Новочеркасске имеет очень высокую цену, несоизмеримую с тем «полтинником», на который транспортники предлагают повысить цену за проезд.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий