Сегодня: 17 июля 2018, Вторник

С той стороны зеркального стекла

Я знакома с ней давно, с тех незапамятных времен, когда жизненные проблемы заставили меня прийти к гадалке, медиуму, ведунье, как она сама себя называла — к Анастасии Евгеньевне, Стасе.

Теперь она не предсказывает судьбу, не раскладывает карт, вздрагивает от малейшего стука и шороха, неприятно поеживается от звуков буйствующего за окном ветра, и неотрывно смотрит в одну точку, словно хочет высмотреть нечто невидимое никому, но очень нужное ей, Стасе.

Такая странная метаморфоза. Сильная, уверенная женщина с необычным ясным умом и необыкновенным даром. Все предсказания ее сбывались, она ни разу не ошиблась и никогда не отказывала в помощи. Всегда пожалуйста, и неизменно — бесплатно. Могла взять в подарок какую-нибудь безделушку, пачку хорошего чая или банку кофе, но денег не брала никогда. От нее исходил свет, как от зажженной свечи. А сейчас Стася показалась мне маленькой, запуганной птичкой — серой и невзрачной.
Нет, конечно, она не была запуганной, она не боялась в том обычном человеческом понимании, как боятся смерти или болезни, или каких-либо странных и страшных обстоятельств. Она страшилась по-другому, на каком-то нечеловеческом уровне, как-то безнадежно и смиренно, словно ожидая своей участи перед судом.
Стася наотрез не захотела со мной встретиться, именно не захотела, а не отказалась. Держа телефонную трубку, я долго выслушивала ее объяснения — отказа в них не было, но была тоска, извинение за эту тоску и полное, окончательное нежелание меня видеть.

После долгих переговоров, она, наконец, согласилась, но ничего рассказать не пообещала. Просто разрешила прийти к ней.
За чашкой чая разговор всё же состоялся. Он был долгим и нелегким. На мой вопрос о возможности использования его для печати Стася ответила: «Что ж, расскажи людям, авось кто-то и избежит моей участи».
Начну, пожалуй, с конца, с того самого дня, когда Стася согласилась погадать своему другу Виктору. Карты, разложенные несколько раз, складывались всё время в одну композицию. Стася упорно перебирала их и так же упорно молчала.
— Ну, что там, — спросил в нетерпении Виктор.
— Да так, ерунда какая-то. Дай-ка мне правую ладонь.
Держа в обеих руках протянутую ладонь, Стася изменилась в лице. Много раз в шутку и всерьез она интересовалась линиями судеб своих друзей и руку Виктора разглядывала не раз. Я не могла понять, почему Стася так насторожилась и помрачнела, что напугало ее.
Виктор ушел ни с чем. Через полгода он умер. Совершенно здоровый сильный человек просто сгорел за короткий срок от неожиданной болезни, как сказали в последствии, от рака мозга.
Что именно прочла по его руке Стася, не вызывало сомнений. Она знала и ничего ему не сказала. Она лишила его возможности распорядиться остатком своих дней, лишила нескольких месяцев осознанной жизни, в которой он мог многое успеть, а, главное, успел бы приготовиться…
А, может быть, она избавила его от паники и страха, от постоянного ожидания смерти и от мучительных вопросов в глухой ночи — почему это случилось именно со мной?
Возможно ли было изменить что-нибудь, спасла бы Виктора быстрая операция или обращение к зарубежным врачам? Мы никогда не получим ответов на эти вопросы. Стася взяла ответственность за информацию только на себя одну.

ВХОД В БУДУЩЕЕ — С ЗАДНЕГО ДВОРА
— Какова природа всякого предвидения, предсказания будущего? Кто и как вправе говорить людям об их судьбе, называть варианты, угадывать события?
— Многие нынешние прорицатели хорошо натренированные мошенники. Они легко считывают с пришедшего к ним человека всю нужную им информацию, и на основе нее «предсказывают». Такие «предсказания» немногого стоят. Допустим, пришла к гадальщику женщина, интересуется судьбой своего ребенка. Чего же проще сделать вывод, что ребенок болен или неблагополучен даже, если помочь невозможно, все равно будут предлагать помощь, и, конечно же, за деньги. Вообще, те гадальщики, что просят деньги за свою работу, находятся в постоянной опасности. Божественный дар нельзя продавать за деньги, дар их — из другого источника. Так же и с лечением. Схема тут проста — лечится больной орган за счет энергии здоровых. В итоге печень, допустим, подлечат, а сердце, некогда здоровое, начнет пошаливать. Кроме того, сам человек не только творец своей судьбы, но и в большинстве случаев — своих болезней. Он же сам себе и главный доктор, особенно, если болезнь пока не запущена и жизнь лишь требует некоторой коррекции, а не кардинальных перемен.
— Получается, настоящих, бескорыстных колдунов, которые действительно помогают людям, у нас нет?
— Есть, конечно, люди с настоящим талантом, честные, но в этом случае дар их, скорее, не дар, а долг. За каждое подглядывание в будущее, за каждую минуту, вырванную у тьмы приходится платить немалую цену, иногда она равна жизни. Предсказатель, да и целитель, иногда вмешивается в такие сферы, куда путь посторонним заказан и где происходит, как говорят церковники — суд Божий. Чистым и относительно безопасным может быть только такое предсказание, его даже лучше назвать предвидением, которое пришло к тебе без напряжения, без твоих попыток его получить, то есть спонтанно, как прозрение, дар свыше. Такие прозрения свойственны религиозным людям, святым. И не всегда эти люди делятся такими прозрениями с окружающими, а лишь в том случае, когда на это есть разрешение или даже требование высших сил.
— Как тебе и другим ведунам поступают знания о конкретном человеке или событии?
— Каждый ведун получает информацию по-своему. Я, например, вижу некое подобие святящегося дерева — ветки которого — варианты судьбы. Одни из веток ярче, другие бледнее, третьи, словно сгорели — черно-угольного цвета. Видишь, и как-то сразу получаешь знание, схема становится объемной, облекается в реальную плоть.
— Если вариантов развития событий много, то какой из них называет предсказатель?
— Иногда прорицатель видит только один вариант развития событий, или выбирает из нескольких самый яркий, то есть наиболее вероятный. Называя вслух этот вариант, он как бы закрепляет его, как единственно возможный. С этого момента вариант начинает работать, вступают в действие силы судьбы, выйти из под влияния которых бывает очень трудно.
— Получается, что предсказатель берет на себя ответственность за развитие событий в том или ином направлении?
— Да, его гадание и советы могут не улучшить, а значительно ухудшить ситуацию, в которой находится обратившийся за помощью человек. Нарабатывается негативная карма. Получение за такое гадание денег делает ситуацию не только необратимой, но и опасной. Деньги привносят в мистическое действо примесь сделки, а там, где сделка, там и Сатана. Заплатив деньги, в лучшем случае вы услышите полуправду, в худшем — попадете в замкнутый круг взаимоотношений с темными силами.
— Что делать ведуну, если при гадании получен единственный, и при этом малоутешительный, вариант судьбы?
— Очень редко бывает, что вариант судьбы единственный, но альтернатива, порой, не менее страшна, чем прочитанный тобой вариант. Иногда получается, что все варианты судьбы нехороши. Но пока ты молчишь, человек может сам отыскать что-то, что поможет ему выбраться. Молитва, изменение своего отношения к жизни часто спасают от самого страшного. Но гадая, ведун про себя всё же «проговаривает», «называет» варианты, а это уже вмешательство, которое часто разрушает шаткое равновесие. Так было с тем трагическим случаем, когда я гадала Виктору. Альтернативой его смерти было несчастье с близким и очень дорогим ему человеком. Оба варианта судьбы были ярки и оба могли осуществиться. Я промолчала, но вариант уже был назван и принят мной, хотя и безмолвно, даже без моего на то согласия и желания.
Это страшно, потому что кажется, что ты решаешь чужую судьбу. Причем решение происходит мгновенно, вместе с процессом проникновения в будущее. Обратного хода нет. Поэтому я отказалась от своего дара. Это точит меня, уничтожает. Но, слава Богу, теперь в это не замешаны другие люди. Возможно, я не права, но решение уже принято, и я подчиняюсь ему с тем смирением, на которое способна.

Я слушала, и думала: Стася преувеличивает. Просто запуталась в мрачных мыслях. Но с другой стороны, Стася всегда была добра, осторожна, никогда не брала за гадание денег. Но плата не миновала и ее, плата за вмешательство в чужие судьбы, за подглядывание в замочную скважину, за вход в будущее с заднего двора.
Тяга человека к неизведанному бесконечна. Но сколько стоит наше любопытство, каждый решает для себя сам.

Комментарии (0)

Добавить комментарий