Сегодня: 16 июля 2018, Понедельник

Тема казачества на Дону более чем актуальна.
В Косово — почти в самом центре Христианской Европы, заполыхали Православные Храмы и Монастыри. На юге России, в частности Ростовской области, собираются возвести насколько мечетей, в связи с неожиданно огромным количеством выходцев (беженцев?) из Азии.
Террористы исламийского толка своими кровавыми злодеяниями заставили мир не единожды вздрогнуть от боли и сочувствия к жертвам терактов.
Не станут ли казаки последним оплотом славянской культуры и православной веры на Юге России? Ведь горький опыт Всемирной истории показывает — столкновение почти неизбежно.
Как же живут сегодня те, кто мог бы удержать мир и спокойствие на Донской земле?

Такое возвышенное сравнение, увы, не случайно. Из всех источников массовой информации, включая центральное телевидение, ясно видно, что Москва мыслит совсем иными критериями, нежели Россия — нефтедолларами, а штабные генералы готовы «гасить» националистические конфликты до тех пор, пока текут деньги из бюджета и рекруты из провинций. Создается стойкое впечатление, что спокойной жизни в регионах хотят только жители этих самых регионов, но никак не Центр. А так как коренными жителями Донских степей издревле считаются казаки, то вполне уместно обозначить их как одну из основных сил, заинтересованных в счастливом проживании на этих территориях. Большинство людей, в отношении казачества, интересуют следующие вопросы: Кто они такие? Как живут? Чего хотят? Чем отличаются от всех остальных? Сегодня я расскажу о станице «Новочеркасской» ВКО ВВД (Реестрового Казачьего войска).
Сразу должен заметить, что нынешний казак — это не разбойник времен Стеньки Разина и не аферист эпохи возрождения казачества. Такие уже отошли в сторону, нажившись на «модной идее». Сейчас казак — это человек серьезный, со сложившимся мировоззрением и укладом жизни. Костяк станицы составляют казаки родовые (по матери), коренные (по отцу) и приписные (потомки тех, кто приехал в Новочеркасск вслед за развитием промышленной индустрии и проживает в городе не одно поколение). Большинство из них трудится на предприятиях города, внося свой вклад в его развитие. Коммерсантов практически нет, хотя станичники надеются, что в будущем заработает свое предприятие по производству и сбыту сельскохозяйственной продукции. «Освобожденных единиц», как говорили при советской власти, сейчас тоже почти нет. Исключение составляет атаман, однако обязанностей у него хватает. Помимо прочего он курирует казачью дружину при округе, созданную для помощи МВД в поддержании порядка. Принцип управления, исторически сложившийся — демократический централизм (выборность снизу до верха, отчетность сверху донизу). На общем собрании станицы избирается атаман и т.д.
Отличаются от остальных нынешние казаки, на мой взгляд, только тем, что им не разрешено ставить в графе национальность «Казак» и в трудовой книжке тоже. Т.е. спор о том — сословие ли это или национальность, еще не решен, и теперь казаки имеют свою культуру, свои обычаи, свое наречие, но лишены платформы (статуса), на которой все это должно держаться.
Информация: Дагайбаки – крещеные татары. Невзирая на то, что от простых татар они отличаются только вероисповеданием, три года назад признаны отдельным народом и пополнили ряды малых народностей.
Большинство церковных праздников в станице проходят в теплой семейной обстановке, с песнями и танцами. Казаки, вместе с женами, детьми и внуками собираются за большим столом, как в старые, добрые времена. Здесь можно услышать все от веселых шуток до степенных разговоров, которые вращаются вокруг наболевших тем. В основном, о низком уровне жизни, засилии чиновников, пробелах в истории, недопонимании со стороны властей и горожан, геноциде. Последнее стоит пояснить. Слишком часто, в последнее время, мы становимся свидетелями странных аномалий: то, что для иного Шамиля право и льгота, для Ивана с Петром — имперская амбиция. Иной русский, бежавший из горячей точки, годами бьется для получения статуса беженца, а другой россиянин получает этот статус только потому, что пересек границу дружественной республики.
При взгляде со стороны на сход станичников, возникает стойкое ощущение диаспоры, как во Франции или Америке, но никак не собрание коренных жителей этих мест. Невольно начинаешь задумываться над произошедшим. Новочеркасск — столица Донского казачества, сразу после Гражданской войны был насильно превращен из административного центра в промышленный. Население «разбавили» пришлым пролетариатом — носителем иной культуры и иных ценностей. Прибавьте к этому массовое уничтожение и переселение в тридцатые годы, после которого ни одна реституция не сможет вернуть утраченного гордому народу. И, наконец, нынешнее «великое переселение» выходцев из Азии, которые заняли вполне определенную нишу в среде россиян. При таком раскладе процент казаков среди жителей Дона, естественно, снизился очень существенно. Хватит ли им сил отстоять свои права?
Вот, что показывают конкретные дела.
Дружина казачьего округа почти полностью состоит из молодых казаков станицы «Новочеркасской». Она, пока небольшая — чуть более двух десятков человек, однако и на ее счету уже есть свои достижения. К ним можно отнести систематическое участие в рейдах по выявлению точек сбыта наркотиков, помощь рыбоохране в период путины и несение патрульно-постовой службы на улицах города совместно с милицией. Ведется строгий документальный учет количества рейдов, числа задержанных, маршруты патрулей и прочее. Помимо этого дружинники несут охрану некоторых объектов города и поселков, включая новочеркасский собор.
Информация: Все церкви, возведенные после Куликовской битвы, имеют на куполах кресты с поверженным полумесяцем как знак победы и вечное напоминание о татаро-монгольском иге. Если Вы увидите иные кресты на Православных храмах России, то сделано это либо по преступному невежеству, либо иному умыслу, смысл которого еще не ясен.
Помимо участия в работе дружины, казаки станицы участвовали в расчистке мусора на кладбищах Новочеркасска и Старочеркасска, о чем читатели могли узнать из новостей местных телевизионных каналов. Оказывалась самая активная помощь в ремонте Георгиевской церкви, которую станичники считают «своей». Регулярно проводятся субботники.
Казаки с сожалением замечают, что уже на протяжении двух лет их не задействуют в парадах, посвященных Дню победы и других мероприятиях — массовых праздниках. Исключение составляют только те эпизоды, на которых не хватает массовки. Так не использовали казачью дружину и на печально известном празднике электродчиков, когда произошло глумление (иного слова не подберешь) над памятником Атаману Платову. Создается впечатление, что форма, пошитая к юбилею Вихрь-атамана, так и будет пылиться в шкафах.
Впрочем, нет. Иногда она все-таки видит свет. Станичники давно ведут работу с учащимися средней школы №3 — бывшей (может и будущей) казачьей гимназией, проводят мероприятия по краеведению, истории казачества и военно-спортивные игры. Ведется работа по развитию патриотизма у казачат. Так, например, в феврале этого года на территории школы №17, в которой на время ремонта базируется школа №3, под эгидой казачества проводился праздник с эстафетами, сборкой и разборкой автомата Калашникова, викторинами и, конечно, призами. Членами жюри были как казаки, так и преподаватели школы. Большие торты — награда победителям, были куплены самими станичниками на деньги, собранные по принципу «шапка по кругу». Атаман станицы В.В.Алехин вручил директору школы атрибуты Казачьей и Российской символики и книги о казачестве для школьной библиотеки. Казачата в долгу не остались — подтянулись по успеваемости и дисциплине.
Информация: Ходили упорные слухи, что начальные классы именно школы №3 будут сокращены по неизвестным причинам. То ли казачата перевелись, то ли ремонт слишком затянулся, а двум школам в одном здании тесно. Казаки, ведущие работу с молодежью, уже привыкли считать школу «своей» — казачьей и были очень обеспокоены этими слухами. Они намеревались открыто протестовать против такого решения, если слухи подтвердятся. Но слухи не подтвердились. На самом деле готовят к закрытию всю школу. Обеспокоенные родители рассылают во все инстанции письма протеста с семистами подписями. Простые казаки (как реестровые, так и общественные) решили любыми способами на всех уровнях отстаивать старейшую школу Столицы Донского казачества, носящую имя Атамана Платова.
Сетуют казаки и на то, что многие обвиняют их в бездействии. То чего-то не сделали, то где-то грудью не стали. Как негатив какой-нибудь происходит, так и слышится: «А где же казаки были?». Передаю со страниц статьи ответ казаков: «А где же Вы есть? Почему бы Вам не стать рядом с нами, чтобы везде наших общих рук да глаз хватало?».
Нескольким казакам станицы «Новочеркасской» я задал три одинаковых вопроса: отношение к закону о реституции (возвращение конфискованного), если таковой появится; отношение казаков к не казакам; отношение не казаков к казакам?
Ответы получил у всех с абсолютно одинаковым смыслом. Казаки считают, что если закон о реституции заработает, то это принесет не вред или пользу, но внесет, в первую очередь, справедливость. Однако простые люди пострадать не должны. Раз государство отбирало, значит, оно и должно компенсировать утраченное.
Большого различия между теми, кто сейчас населяет Донские степи, казаки не видят и ко всем относятся ровно. Исключение составляют нечистоплотные аферисты и спекулянты, но это, к счастью, не национальный признак. Попробуй, отличи в толпе прохожих украинца от молдаванина, а татарина от армянина. Единственно, что угнетает так это одно: все они могут гордиться принадлежностью к своему отдельному народу, а казаки — нет. Русский, как ни крути — имя прилагательное.
На третий вопрос отвечали эмоционально, но суть также оставалась неизменной: казаки представляют собой такой же срез общества, как и представители других народов, но почему-то человек в форме с лампасами подвергается гораздо большей критике, нежели сотня таких же как он, но без казачьего обмундирования. (Например. Если в ликероводочном отделе любого магазина будет очередь из пяти милиционеров, двадцати офицеров, сорока рабочих и одного казака, то алкашом сочтут именно его).
В заключение хочу сказать, что все встреченные мною казаки люди добрые, но гордые, и за свои права и свободы будут стоять до конца.
Информация: Исламский ученый Юсуф Кардави издал фетву (исламское постановление в соответствие с шариатом, основанное на консенсусе ведущих исламских ученых мира):
«Поддерживать угнетенных мусульман во всех уголках мира — это долг каждого верующего. Нет сомнения в том, что чеченцы ведут справедливую борьбу в защиту своей страны, своей религии и своего достоинства и, следовательно, совершают перед Аллахом самый лучший вид из всех проявлений джихада».
«Поразительную борьбу, которую ведут наши братья в Чечне, можно рассматривать как один из лучших видов джихада на пути Аллаха. Они борются в защиту своей страны, чести и религии, против тиранической репрессивной силы, которая не боится Аллаха и не имеет жалости ни к одному из живых существ».
Что касается российских мусульман, сопредседатель Совета муфтиев России Н.Аширов сказал, что вряд ли «в мечетях Российской Федерации эта фетва будет официально озвучена». «Но, тем не менее, я думаю, что она станет достоянием гласности очень широкого круга людей, потому что эта фетва будет озвучена во всех СМИ арабского, исламского мира», — добавил он.
P.S. Я преднамеренно не задал несколько вопросов интересующих не только меня. Такие как: о потере двух зданий, одно из которых было отдано казакам администрацией в безвозмездное пользование до 2012 года (Ермака, 93) или, почему детям на призы собирались деньги таким странным способом, а округ не выделил ни копейки, да и многие другие? Казаки показали себя готовыми только к серьезному, конструктивному разговору, а пустое злопыхательство у них не в почете. Мне же кажется, что у них, как и у всех остальных, просто есть свои победы и… и свои проблемы.

КРАТКАЯ ХРОНИКА возникновения казаков
1444 год — Первое упоминание летописи о казаках, обитающих по Червленому-Яру, имеется в рассказе о набеге Ордынского царевича Мустафы на Переяславль-Рязанский.
Слово «Казак» различными авторами толкуется и производится различно.
— от «косогоров» — народа Кавказскаго;
— от «казар» — народа Скифского;
— от «Касахии» — Закавказская область, упоминаемая Константином Багрянородным;
— от «каз» — турецко-татарского слова, означающего «гусь»;
— от «ко» и «зах» — монгольских слов, означающих: первое — «броня, латы, защита», а второе — «межа, граница, рубеж» — оттуда «ко-зах», значит, «защитник границы»;
— от именования этим именем у татар безсемейных и бездомных воинов-бродяг, составлявших авангард татарских полчищ в XIV веке;
— от именования этим именем у бухарцев Киргизскаго народа;
— от значения этого слова на половецком языке — «страж», «передовой», но ни одно из этих толкований не может быть признано безусловно правильным.
1538 год — первое упоминание летописи о вольных (воровских) казаках в Южных пределах Руси в ответе Московского правительства на жалобу нагайцев: «и вам гораздо ведомо лихих где нет. На поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы, крымцы и иные баловни казаки; а и наших Украин казаки с ними смешавшись, ходят в те люди, как вам тати, так и нам тати и разбойники»…

1549 год — первое упоминание летописи о Донских казаках, в жалобе князя Нагайского Юсуфа к Царю Иоанну IV: «казаки его в трех, четырех местах города поделали, с Азова оброк снимают и воды из Дона пить не дают», на что Иоанн отвечал: «наших казаков на Дону нет никого, а живут на Дону из наших государств беглые люди, на Дону живут разбойники, без нашего ведома, мы и прежде посылали истребить их, да люди наши достать их не могут».
1552 год — первое упоминание о Донских казаках в составе русского войска при покорении Казани.

1570 год (3 января) — первое упоминание о церковном жаловании Донским казакам в грамоте, привезенной на Дон боярином Иваном Новосильцевым — факт, послуживший к установлению с сего числа старшинства Донскому войску.
(«Казачьи войска — хроники гвардейских казачьих частей помещены в книге «Императорская Гвардия»).

Комментарии (0)

Добавить комментарий