Сегодня: 16 июля 2018, Понедельник

Такое сообщение раздалось в динамиках патрульных автомобилей утром 13 мая. По команде дежурного выехала следственно-оперативная группа.

Убийство произошло в квартире №1 на ул. Лебедя, 48. Окровавленного пятидесятидвухлетнего хозяина с несколькими ножевыми ранениями живота случайно обнаружили соседи.
Пока эксперты занимались убитым, снимали отпечатки пальцев с поверхностей, оперативники уголовного розыска стали проводить опрос так называемого жилмассива: нужно было найти свидетелей — любых, кто мог бы хоть что-нибудь прояснить по последним событиям вокруг этого дома. Кто выходил? Во сколько? Словом, масса вопросов, которые требовали немедленного ответа.
Дактилоскопическая экспертиза выявила сразу несколько «левых» отпечатков, тех, что не принадлежали покойному. Но постепенно их число было сведено до минимума: из квартиры к экспертам попали бутылки, банки из-под консервов. Проклевывалась версия о бытовом характере убийства. Это только в фильмах умный преступник полотенчиком протирает все поверхности, к которым прикасался. В жизни по-другому. В жизни он буквально сразу же выходит из ража, понимает, что он наделал и лихорадочно, как можно быстрее, стремится покинуть место преступления.
Отработка жилмассива дала свои результаты. Выяснилось, что в то утро из дома выходил молодой мужчина (рост…, лицо…, волосы…, глаза…, походка…). Еще через несколько часов опера угро знали о нем если не все, то очень многое. Вскоре он был задержан. И чуть ли не сразу стал давать признательные показания.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий