Сегодня: 16 января 2018, Вторник

… но вот, наконец, она настигла принца, который уже почти совсем выбился из сил и не мог больше плыть по бурному морю; руки и ноги отказывались ему служить, а прекрасные глаза закрылись; он утонул бы, не явись ему на помощь русалочка.
Ганс Христиан Андерсен «Русалочка».

Огромное летнее солнце медленно выплыло из-за гор и широко распахнутая ультрамариновая даль осветилась золотистыми бликами до самого горизонта. Мир нашего детства чист и прекрасен, в нем не находят себе места боль, страдания, беды, поэтому так странно, так нелепо смотрелся в то утро раненый дельфин, выброшенный волною на мокрую гальку отмели.

Таня Лелекова знает и помнит свою родословную. Сто лет назад ее предки пришли из холодного, пасмурного черноземья в благоухающий край виноградников, кипарисов и лиан, чтобы поселиться здесь навсегда. О нынешних благах цивилизации никто и не мечтал в ту пору, и в маленький город Туапсе ходили пешком, напрямик через горы. Русский Юг — земля благодатная и щедрая, но она открывает свои сокровища лишь тем, кто закален и телом и душою. Эта закалка, сотворенная постоянной борьбою за жизнь, эта привычка дружить со стихиями передавалась из поколения в поколение. Век спустя потомки тех, кто осваивал черноморское побережье, пересев из деревянных повозок в уютные салоны легковых автомобилей, сохранили дружбу в пристрастии к походам, палаткам и песням у костра.
Вечные непоседы и романтики видят друг друга издалека и в любой точке земного шара собираются вместе, образуя особый круг общения. В таком кругу они проводят лучшие моменты юности, отдыхают, веселятся, влюбляются и создают семьи. Не являясь исключением из правил, в такой студенческой компании Таня Лелекова встретила мужчину своей жизни, став Татьяной Шматковой.
К дельфину подбежала маленькая девочка, и беспомощный морской зверь посмотрел на нее большими, по-человечески разумными глазами, в которых застыла тоска и мольба о помощи. «Спасти, спасти, спасти!» — звенело в утренней тишине, когда, спустя некоторое время, девочка вернулась к берегу в окружении своих друзей. Все вместе они принялись толкать тяжелое, скользкое, неповоротливое тело дельфина прочь от берега…

Как тяжело, как мучительно дается сложная наука преодоления себя. Бороться с собственными страстями, дурным настроением, аппатией и безразличием порою невыносимо, но зато как много мы приобретаем в этой борьбе. В один из переломных моментов Татьяна взяла в руки краски и кисть, и на свет стали появляться картины, удивляющие своей смелостью, оригинальностью и красотой.
Наверное, кто-нибудь более расчетливый и прагматичный организовал бы собственную персональную выставку, но наша героиня все свои произведения раздарила друзьям и на память об этом увлечении у нее остался один единственный пейзаж, на котором нарисованы морские волны.
Ноги путались в густых зарослях, пахнущих йодом, острые осколки раковин царапали кожу, и каждый сантиметр, отделявший дельфина от спасительной глубины, стоил великих усилий. Нужно было спешить, потому что солнце поднималось выше и выше, обещая знойный полдень, а значит верную смерть раненому животному.
Любовь к истории и самобытной культуре донского казачества просыпалась постепенно. Вначале старший сын Владимир стал воспитанником кадетского корпуса. Потом были встречи с эмигрантами, общение и чувство кровного родства с теми, кто на другом конце земли сумел сохранить преданность отвернувшейся от них когда-то Родине. Чувство оказалось обоюдным и приглашение посетить США пришло незамедлительно. Отправляясь через Атлантику, Татьяна впервые взяла с собой видеокамеру, чтобы уже не расстаться с ней никогда.
Коллекция видеокассет множилась год от года, и на одной полке теперь соседствуют материалы, собранные во время путешествий в дальние страны, и зарисовки, повествующие о жизни друзей. Новые друзья появлялись неожиданно. В 2000 году Татьяна случайно услышала пение ансамбля «Любо» и влюбилась не только в фанатичных собирателей народного фольклора, но и в настоящую казачью песню. Сначала она исправно посещала репетиции, а потом, перед первым выходом на сцену, решилась примерить старинное казачье платье. Наряд настолько пришелся ей к лицу, что художник из Санкт-Петербурга Сергей Морозов написал ее портрет, и теперь красивая женщина, жившая на Дону в эпоху Степана Разина, смотрит на нас глазами Татьяны Шматковой.
За четыре года гастролей и концертов с ансамблем Любо набралось несколько километров видеозаписи и получился поражающий степенью своего профессионализма фильм под названием «Песня о моей ЛЮБОви». Фильм, с восторгом принятый как у нас, так и за границей.
Еще одно последнее мучительное движение и тело дельфина полностью скрылось под водой. Чувствуя глубину под брюхом, благодарный морской зверь уже не нуждался в помощи, а усталые дети сушили одежду, сидя на теплой, прибрежной гальке и гадали, почему дельфин до сих пор не уплыл. Быть может, рана была слишком серьезной, быть может, он потерял много сил, выбираясь с отмели, но, скорее всего, умный зверь просто не хотел расставаться с добрыми детьми, спасшими его от неминуемом смерти. Потом он повел хвостом и медленно ушел в море…
В нынешнем мире Татьяны Шматковой заботы о подрастающих сыновьях уживаются с новыми творческими озарениями также легко и свободно, как уживаются увлечения горными лыжами и дайвингом. На вопрос: «Что можно написать обо мне?» у меня наконец-то появился ответ. Дело в том, что слово «дельфин» так созвучно французскому dauphin, в переводе означающему «принц», а женщина, сумевшая спасти хотя бы одного принца, заслуживает того, чтобы ей посвятили несколько строк.

Фото Ирины Прокопьевой (студия Олега Мацнева).
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий