Сегодня: 16 июня 2019, Воскресенье

В редакцию позвонила молодая женщина и рассказала о произошедшем с ней случае. Сама она живет на Молодежке, в городе бывает не часто, но вот приехала по делам. Было это шестнадцатого апреля. Шла с приятельницей по улице Дубовского и вдруг услышала душераздирающие детские крики. Посмотрела по сторонам и обнаружила, что у одного из зданий стоят люди, и что-то очень живо обсуждают. Оказалось, стоят они около 28-го интерната, откуда и доносятся крики. Жители близлежащих домов утверждали, что такое в интернате бывает. А что происходит — непонятно. Конечно, сразу возникает вопрос: если дети кричат, может быть, их обижают, бьют?

Позвонившая нам женщина решилась зайти в здание и поднялась на второй этаж. Мимо нее по лестнице пробежал мальчик, весь в крови. А наверху весьма упитанная дама била ребенка головой о стену. Ребенок был маленький — лет шести-семи. Когда она попыталась сделать замечание работнице интерната, та в ответ спросила: кто Вас сюда пустил? Несолоно хлебавши, свидетельница инцидента, не зная, что ей делать дальше, спустилась вниз. Стоящие внизу женщины продолжали бурно обсуждать произошедшее, но и они не знали, что в таких случаях следует предпринять. Куда обратиться? Милицию, что ли, вызвать?

Не думаю, что моя собеседница всё это выдумала, но узнать всю правду так и не получилось. Я поговорила с детьми, живущими в интернате. Судя по их ответам, на них часто кричат, но вряд ли бьют. Чего-то ребята не договаривали, смущались. Поговорить с директором этого учебного заведения мне не удалось. И, конечно, в данном случае ничего невозможно утверждать. Случаи жестокого обращения с детьми в последнее время не редкость. Об этом пишут в газетах, рассказывают в теленовостях. Поневоле насторожишься.

Я допускаю, что детки в интернате не сахар. Воспитываются они без родительского присмотра и контроля, без ласки и домашнего тепла. Разговаривая со взрослыми, курят, грубят. Но все это все равно не может быть поводом для избиений. Скорее наоборот, именно такие дети более всего нуждаются в добром, хотя и жестком управлении. Жестком, а не жестоком! А иначе велика опасность еще большего озлобления, которое потом так или иначе отразится на окружающих, в том числе на учителях.

Дорогие педагоги, хотите ли вы, чтобы ваш собственный ребенок встретился где-нибудь на темной улице с таким вот вашим воспитанником, которому и вспомнить-то нечего, кроме вашей тяжелой руки?
За разъяснением, что делать в подобных случаях, я отправилась в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав. Меня приветливо встретила Ольга Давыдовна Шульга. Она и разъяснила мне, что, если подобное случается, обращаться надо к ней, то есть в комиссию по делам несовершеннолетних (т. 5-98-25). Но при этом всё же желательно знать хотя бы имя и фамилию пострадавшего ребенка.

А что касается случая в интернате, то всё же хотелось бы услышать комментарий администрации этого учебного заведения.

Комментарии (0)

Добавить комментарий