Сегодня: 16 июня 2019, Воскресенье

И. о. главного редактора газеты
«Вечерний Новочеркасск»
Владислав Журавлев – о том, как усидеть на двух далеко стоящих друг от друга стульях…

– Как Вы попали в «Вечерний Новочеркасск»?
– Когда от руководства «Вечернего Новочеркасска» – директора редакции Геннадия Романовича Веренича – мне поступило предложение о работе, я решил его принять. Во-первых, я и раньше довольно неплохо сотрудничал с «ВН», всегда читал эту газету и знал ее проблемы. Во-вторых, у меня был профессиональный интерес поработать: так вышло, что журналистика оказалась моим направлением. Кроме того, я политолог по профессии, и для меня работа в «ВН» была интересна и с этой точки зрения. Поэтому я и пришел. К тому же работа в коллективе, который находится в невыгодном положении, всегда представляла для меня интерес. Так получилось, что мне часто приходилось браться за организации, которые просто уже были обречены: так было и в армии, и в коммунистической партии – я пришел именно тогда, когда она была на спаде, и не жалею об этом. Сейчас я пришел в газету, которая переживает кризис. Надеюсь, этот кризис по крайней мере контролировать что ли…
– А как к Вашей новой работе отнеслись в горкоме КПРФ?
– Отношение было неоднозначным, но я думаю, что степени доверия, существующего у коммунистов, достаточно для того чтобы меня понять. В последнем номере газеты «Знамя коммуны» я выступил с обращением к единомышленникам-коммунистам и читателям, в котором объяснил, почему пошел работать редактором газеты «Вечерний Новочеркасск». Это связано исключительно с тем, что я нуждаюсь в профессиональном росте и имею на это право. Говорят, что я ПТУшник, неграмотный или некомпетентный, но мне же нужно эту грамотность и компетентность обретать. Если кто-то родился с этими признаками, дай бог ему удачи во всем, но мне приходилось все начинать с нуля. Я, в том числе и здесь, развиваю свои профессиональные возможности.
– Вы по-прежнему остаетесь редактором «Знамени коммуны»?
– Да. «Знамя коммуны» – это четырехполосная газета, которая выпускается под эгидой горкома КПРФ. Я хотел бы готовить для жителей Новочеркасска больше материалов, выходящих за рамки того статуса, который есть у газеты «Знамя коммуны», но не противоречащих ему, давать материал более широкого, скажем так, направления.
– А Вам не мешает, что «Вечерний Новочеркасск» опекает небезызвестная в городе ФПГ «Семья», по поводу которой Вы в числе ряда депутатов подписали открытое письмо вице-спикеру?
– Да, действительно такое открытое письмо было… Я в корне не согласен с попытками связать Журавлева и финансово-промышленную группу «Семья». ФПГ «Семья» – это просто коммерческая структура, а я всего-навсего работник редакции, наемный работник.
– А Вы не согласны, что, будучи наемным работником, Вы так или иначе вынуждены придерживаться линии, которую пожелает видеть владелец?
– Мне таких условий не ставили, и линия, о которой кто-то говорит, на самом деле является частью мифов, существующих вокруг ФПГ «Семья» и ее руководства. Например, в последнем номере «Новочеркасских ведомостей» дан комментарий, сообщающий, что ФПГ «Семья» якобы является виновником массовых увольнений на предприятиях, что она обанкротила заводы… Я житель Новочеркасска и я отслеживал процессы, которые происходили в начале 90-х годов. Я знаю, кто обанкротил эти заводы, как они обанкротились и когда прошли массовые увольнения. Все это произошло до того, как пришли сюда руководители ФПГ «Семья».
– Как же быть с пресловутым письмом, которое содержало целый ряд обвинений, в том числе, что ФПГ – это «беспринципные хапуги созданного народом добра»? Ведь документ, под которым стоит Ваша подпись гласит: «всем понятно, что руководство ФПГ «Семья» действует в городе не на свой страх и риск, а при поддержке стоящих пока в тени политических сил». То есть это не просто экономическая организация, в деле замешана и политика. Вас это не смущает?
– Меня это не смущает. Я имею свое отношение к ФПГ «Семья», но оно никак не связано с тем, буду ли я работать. Если мое негативное отношение, которое существует, к этой организации, войдет в противоречие с моим статусом редактора, я просто уйду. Еще раз говорю, что никаких условий мне не поставлено. Что касается линии, связанной с критикой администрации Волкова, с озвучиванием тех проблем, которые не озвучивают другие газеты, то я эту работу проводил и раньше.
– А как Вы относитесь к бывшему народному избраннику Владимиру Аверченко?
– Ну я с ним не знаком… Его деятельность на поприще депутатской работы оценена избирателями, и как бы мы не относились к нему, эта оценка существует. Что касается его назначения на должность руководителя агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, то я еще не знаю, чем будет заниматься это агентство. Если оно действительно будет возрождать массовое строительство жилья, ставить под контроль расходование средств, связанных с жилищно-коммунальным хозяйством, то я буду приветствовать это назначение. Но пока я не знаю, чем будет заниматься это агентство, каковы задачи, поставленные перед ним.
– В «Знамени коммуны» неоднократно публиковались очень резкие материалы в адрес депутата Аверченко, в том числе – и за Вашей подписью, как, например, статья «Держи вора!», которая публиковалась дважды. В номере от 11 апреля – то есть в период, когда Вы уже были редактором «Вечернего Новочеркасска» – некто Гендальф под красноречивой рубрикой «Наши всплыли» весьма критически оценивает новое назначение Владимира Александровича. Между тем, в это же время в «Вечерке» дважды выходили материалы, в которых назначение Аверченко приветствовалось буквально с аплодисментами и стоя. Я допускаю, что эти материалы не Ваши. Однако и одну, и вторую газеты редактируете Вы. Как Вы можете одновременно сидеть на двух так далеко друг от друга стоящих стульях?
– Я эти вопросы предвидел, более того – я сам себе иногда удивлялся. Но дело в том, что будучи редактором газеты – хоть «Знамени коммуны», хоть «Вечернего Новочеркасска» – я остаюсь демократом и почитателем свободы, в том числе – свободы слова. Каждый человек имеет право выразить свою точку зрения. Будучи главным редактором, я не являюсь собственником идей. Идеи могут быть разные. Другое дело, что есть свой читатель и расчет на этого читателя. И у «ВН» и у «Знамени коммуны» есть своя аудитория. В принципе на любом рынке товар рассчитан на определенного человека, который в этом товаре нуждается. А информация – это тоже товар. Что касается поиска каких-то противоречий… Если бы я за своей подписью писал хвалебный материал и тут же критический, хотя бы и в разных газетах, тогда да, меня можно было бы в чем-то обвинить. Но я не являюсь собственником идей, мыслей и помыслов.
– Сам характер псевдонима в «Знамени коммуны» – «Гендальф» – наводит на мысли о редакционном материале, реальные авторы так не подписываются. Автором первого материала в «Вечерке» была Галина Зайцева, однако второй был опубликован за подписью «Вечеркинцы». Так уж сложилось, что главный «вечеркинец» сейчас Вы…
– Да, я знаю об этом (Пауза). Я еще раз хочу сказать, что если главный редактор «Новочеркасских ведомостей» отвечает за весь материал перед тем, кто владеет этой газетой и следит, то есть, грубо говоря, подвергает цензуре, то я этого не делаю. Что касается того, отношусь ли я к «вечеркинцам», то, наверное, коллектив, который так подписался, имел на это большее право, чем я, – отказаться от публикации. Я могу в любой момент отказаться от этого мнения, если посчитаю нужным.
– Интересно…
– Работа журналиста сама по себе очень сложна. Это связано с тем, что существует много идеологий, много предпочтений и угодить всем невозможно.
– А Вы считаете «Вечерний Новочеркасск» свободной, демократической и независимой газетой?
– Я не встречал независимой прессы. Независимость – понятие довольно сложное. Человек зависит от гравитации, обмена веществ, наличия тех ли иных химических ресурсов. Коль любая газета, это, прежде всего, ресурсы, то она зависит от того, кто их дает.
– В таком случае получается, что «Вечерний Новочеркасск» точно так же зависим, как и «Новочеркасские ведомости».
– Совершенно верно. Только зависимость прессы находится в прямом соотношении с институтами гражданского общества. Я являюсь приверженцем идей гражданского общества, где существуют институты. Такие как свободно действующие политические партии, свободно действующие общественные организации и открытое местное самоуправление, открытость органов власти. К сожалению, «Вечерний Новочеркасск», на мой взгляд, является институтом гражданского общества, а «Новочеркасские ведомости» – нет. Более того, «В» проводят политику администрации, которая эти демократические институты открыто ликвидировала, сделала многие свои дела тайными и превратила газету в собственный источник информации, к которому не все имеют доступ. Это не демократический способ управления.
– Заметьте, в выходных данных «Ведомостей» написано: «учредитель – администрация г. Новочеркасска». То есть недовольные администрацией могут быть свободны: «будете проходить мимо – проходите». А учредителем «ВН» прописано «ООО «Редакция «Вечерний Новочеркасск». А ведь фактически это в той же мере контролируемое издание. Раньше в учредителях честно значилась ФПГ «Семья», и это было одно, теперь – совсем другое. Мне кажется, это как минимум неэтично.
– Я не могу рассуждать об этике, поскольку эта газета не мной создана, ее основал А. Ясеник в 1997 году. К истории газеты можно относиться по-разному – были в ней и неприятные моменты. Я пришел работать над выпуском газеты – сегодня. Вот и вся моя задача.
– Меня очень тронула Ваша исповедь в предпоследнем номере «Вечернего Новочеркасска», где Вы поведали о том, что сперва собирались голосовать исключительно против повышения тарифов, потом воздержались по одному вопросу, а потом раскаялись в этом. Незадолго до этого Вы в числе трех депутатов городской Думы подписали материал «Мы не можем поощрять ограбление!» с концовкой: «Мы, депутаты-коммунисты голосуем против повышения тарифов не потому что желаем дальнейшего развала ЖКХ, а по той причине, что власть не выполняет своих обязательств перед населением, наносит сознательный ущерб жизненно необходимому хозяйству». Как же так: сначала вы настроены голосовать «против», потом воздерживаетесь, потом каетесь…
– Я воздержался по одному пункту: по «Водоканалу». Это та благодарность, которая может быть высказана в адрес руководства «Водоканала», и действительно, то положение, в котором находятся рабочие вызвало определенное понимание. Бывают ситуации жизненные, когда на одной чаше весов одно, а на другой – совершенно противоположное… Я по гороскопу Весы и в некоторых вопросах могу колебаться, я не отрицаю. Твердолобого движения вперед, вперед и вперед у меня нет, я иногда и сворачиваю с дороги. А что касается таких вопросов, как мое мировоззрение, то я остаюсь на тех принципах, которые провозгласил, и увязывать фамилию отдельно взятого Журавлева с ФПГ «Семья» это просто попытка делать какой-то пиар. Я считаю, что это абсурд.
– Правда ли, что Вы отказались от льготной подписки на «Новочеркасские ведомости» для жителей Вашего округа?
– Да, совершенно верно. Я отказался от подписки малоимущих на «Новочеркасские ведомости», потому что для меня это как раз вопрос этики. Распространять газету, которая сеет ложь, я не считаю необходимым для себя.
– А Вам не кажется, что это некорректно? Вы узнавали мнение избирателей по этому поводу?
– Избиратели, которых я подписывал, выбирались мной, и я имел право этого не делать. В данном случае избиратели могут меня осуждать или не осуждать, но я своей позиции не скрываю, и не заискиваю перед избирателями при каждом случае. Любой ценой завоевать их любовь не стремлюсь.
– Между прочим, это не что иное как попытка цензуры и отсутствие демократии, в которых Вы упрекаете «В». Вы сами решили за своих избирателей, что им нужно, а что – нет.
– Если человек не может избежать чего-то, то он может просто не действовать. В данном случае я избрал такую форму несогласия как недеяние, это допустимо. Либо я противодействую злу, либо участвую в нем, либо ничего не делаю. Я просто не участвовал в процессе.
– И последнее. Ваш депутатский округ не остался без внимания городской администрации и там выполняется определенный объем работ. Как продвигается Ваша деятельность как депутата, как Вы взаимодействуете с администрацией?
– Моим избирательным округом является микрорайон Черемушки. Когда информационно-аналитический отдел администрации обратился ко мне с предложением сформулировать основные проблемы моего округа, я дал ответ и направил его в редакцию «Ведомостей». Это был первый и единственный случай, когда я попросил «В» опубликовать мое мнение. Эта публикация не прошла, и я оцениваю это как противодействие моей деятельности: администрация города и, соответственно, газета «Новочеркасские ведомости» пытаются замолчать мою деятельность в округе. Я обхожусь без помощи средств массовой информации и исполнительной власти. То, что администрация делает в моем округе, она делает не для меня, а для людей в ее же собственных интересах. Что касается взаимодействия, то оно достигается, но иногда приходится просто продавливать многие законные решения. Заискивать, просить, умолять – такой способ я не использую с определенного момента. Был период, когда я общался с Анатолием Панфиловичем, предлагал оказать жителям Черемушек помощь в тех или иных вопросах, но этот опыт оказался достаточно негативным. Дополнительная помощь оказывается в округах тех депутатов, которые демонстрируют свою преданность мэру… Но при этом я не считаю, что моя оппозиция вредит избирателям, наоборот – она помогает: там, где я обращаюсь, я готов отстаивать всеми имеющимися средствами свою позицию, в том числе и печатью.

Мысли по поводу

Демагог ведет себя перед народом, как угодливый льстец, а в отсутствие народа – как повелитель и деспот. Обращаясь к народу, он ставит его выше себя, преклоняется перед ним, заискивает. Но именно тот, кто в глаза унижается перед народом, тот за глаза относится к нему с пренебрежением.
И. Ильин.

Лицемерят не ради собственного удовольствия.
С. Джонсон.

Скажу честно, собираясь на встречу с Владиславом Журавлевым, я никак не ожидала того, что, в конце концов, произошло. Все мои тщательно подготовленные вопросы, выписанные цитаты и продуманные выпады не дали абсолютно никакого результата: мой собеседник, в течение тридцати минут почти не закрывавший рта, фактически не сказал ничего. Да простит меня Владислав Александрович, но демагогии такого высокого полета мне не доводилось наблюдать никогда.

Настораживает, тот факт, что почти всем высказываниям г-на Журавлева свойственна некоторая двойственность. Он работает на «Семью» и имеет к ней «негативное отношение», остается коммунистом и преспокойно сотрудничает с представителем крупного капитала (что, правда, не ново для партии, включающий в свой думский список миллионеров), ратует за свободу слова и отказывается подписывать малоимущих избирателей на идейно чуждую газету, не поинтересовавшись их мнением. Кстати, если свои действия Владислав Александрович обозначает красивым, хотя и несуществующим в русском языке словом «недеяние» (ну почти «непротивление злу насилием»!), то отказ «Ведомостей» публиковать его ответ информационно-аналитическому отделу администрации – активным противодействием…
А чего стоит категорическое несогласие почти главного редактора «ВН» с попытками связать его доброе имя с финансово-промышленной группой «Семья»? Если журналистов «В» обычно обвиняют в продажности только потому, что они работают в муниципальной газете, то пребывание В. Журавлева на посту и. о. главного редактора «Вечерки» никого не смущает – он же просто «наемный работник». Двойной стандарт, как любили говорить в Союзе, налицо. Если бы Владислав Александрович подавался в истопники или продавцы, его согласие или несогласие с работодателем действительно не имело бы никакого значения. Но работа журналиста – и, тем более, редактора – «сама по себе сложна», как метко подметил наш герой. Любая газета имеет свою идеологию, она зависима, и от этого факта никуда не денешься. Журналист берется за работу только в том случае, если он согласен с точкой зрения своего работодателя: писать то, о чем ты в действительности не думаешь, непорядочно по отношению к читателю. Что уж говорить о редакторе! Однако Владислав Александрович упрямо повторяет, что «связывать фамилию отдельно взятого Журавлева с ФПГ «Семья» абсурдно. Мало того, по его глубокому убеждению, редактор «просто выпускает газету» и не имеет никакого отношения к сути публикуемых материалов. Как говорили в известном анекдоте: «А мы тут красим-белим!». Заметьте, закон о СМИ подразумевает под главным редактором лицо, принимающее окончательное решение по выпуску и работе средства массовой информации. Редактор любой газеты на самом деле отвечает за все – от языка и верстки издания, до его концепции – или, если угодно, политической линии. При этом отвечает он даже не перед хозяином или учредителем (хотя и перед ними тоже), а перед собой и своими читателями. Так что от попытки товарища редактора «прикинуться шлангом» веет не то дремучим непрофессионализмом, которому не поможет даже практика в «Вечерке», не то махровым лицемерием опытного политика. Да, две редактируемые им газеты имеют две же прямо противоположные позиции по отношению к Владимиру Аверченко, а сам Владислав Александрович, судя по расплывчатому ответу, к экс-депутату вообще никак не относится. Так ведь рынок, господа! Позиции позициями, а газетки-то продавать надо! Мне кажется, что именно это в народе и называют продажностью, хотя г-ну Журавлеву, безусловно, виднее.
Итак, действительно ли “вечеркинец номер один” наивен настолько, насколько пытается изобразить? Лично мне с большим трудом верится, что такой опытный и хитрый политик как Журавлев действительно может глядеть на мир через розовые линзы невиданной толщины. Вероятнее всего, гипертрофированная политическая невинность, демонстрируемая и. о. редактора “ВН”, — всего лишь маска, надеваемая для выступлений перед широкими массами. Какой человек на самом деле скрывается за этой личиной – покажет время.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий