Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

…Сказывают, один Большой Начальник солидного Ведомства в почтенной Администрации, желая расстаться с подчиненными, того не желающими, предлагает им два варианта: или проводим с букетом или – “по статье”.
(Недостоверные сведения).

О весенних каникулах в нашу газету написал ученик 6-й школы: «Теплые деньки, школа гуляет, и все такое. Люди радуются, солнышко светит, — красота. Только один человек не веселится — это директор школы Кемарская Алла Александровна. Почему? А ее уволили! Да, пришел Важный Дядя, прихватив с собой адвоката, собрал всех работников в большом кабинете и при всех отстранил от обязанностей. Кто бы захотел быть в тот момент на месте директрисы? Только не я!».
Что любопытно, на «месте директрисы» не была тогда и сама Алла Александровна. Вышеуказанное мероприятие прошло без нее.
Корреспондентам «ЧЛ» пришлось провести небольшое расследование, чтобы узнать, что случилось и как все произошло. Мы побеседовали с учителями и учениками школы № 6, с самой А.А. Кемарской, с председателем городской организации профсоюза работников образования и науки Л.В. Крючковой, полистали документы. Картина получилась следующая.
17 марта Л.В. Крючкову вызвал начальник Управления образования П.В. Панкратов. Он попросил представить в УО мотивированное мнение выборного профсоюзного органа на проект приказа, согласно которому А.А. Кемарскую решили уволить. Увольнение ей грозило по статье 81, пункт 5 Трудового кодекса — «неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей». Строго чтя Трудовой кодекс, Л.В. Крючкова изучила мнение членов профкома 6-й школы. Оно, вкратце, сводилось к одному: «Просить УО оставить Кемарскую Аллу Александровну на должности директора». Учителя, выступившие на закрытом заседании профкома, просили учесть заслуги руководителя перед коллективом, говорили, что она — «добрый, отзывчивый и внимательный человек, который не отказал никому, кто обращался к ней со своей проблемой и бедой». Говорили также о том, что работается с Аллой Александровной спокойно, решаются все конфликтные ситуации, и хороший контакт у нее не только с учителями, но и с детьми.
23 марта Л.В. Крючкова представила в УО мотивированное мнение горкома профсоюза. Она возражала против статьи 81, пункт 5: если не исполняла что-либо А.А. Кемарская в назначенный срок, на то всегда были уважительные причины. Кроме того, чувствуя в последнее время неусыпный контроль со стороны Управления образования (что ни шаг – то приказ…), Алла Александровна стала даже работать лучше – у нее просто открылось “второе дыхание”! Все порученное она выполняет с особым рвением. Так, лекции о вреде пресловутых “баллончиков”, сорвавших не раз занятия в школе, читали детям не только классные руководители, но и сама директор – лично. Ученики — те просто взмолились: “Ну, сколько можно!”.
А выборы Президента России! А.А. Кемарская горячо агитировала голосовать весь коллектив. Говорят, даже целую сеть оповещения учителей и контроля установила – каждого шага сознательного гражданина до избирательной урны.
Словом, профсоюз в лице Л.В. Крючковой делал вывод: нужно дать возможность доработать директору учебный год.
Хочется верить, что П.В. Панкратов изучил это, чужое ему, мнение. Но на следующий день пришел к своему.
В то утро, 24 марта, А.А. Кемарская открыла в Федеральном казначействе лицевой счет школы и пришла в УО заверить подпись на банковской карточке. П.В. Панкратов подпись заверил и печать поставил. А потом сообщил Алле Александровне: “С сегодняшнего дня я вас увольняю”. Она отказалась расписаться в приказе (о чем руководство УО тут же составило акт). Отвезла все-таки карточку в банк. И ушла на “больничный”: от стресса давление зашкаливало.
А руководство УО тем временем отправилось в школу № 6. Опешивший от неожиданности коллектив был поставлен в известность об увольнении директора. Директора при этом не было. Председателя ГО профсоюза – тоже. Исполнять обязанности назначили завуча. И опечатали кабинет.
Когда 25 марта, почувствовав себя лучше, А.А. Кемарская пришла в школу за сумкой, на пороге ее остановил охранник: “Пускать не велено!”. А на следующий день, несмотря на “больничный”, вызвали в школу – сдавать дела.
30 марта на педсовет А.А. Кемарскую не позвали, тем самым вычеркнув не только из директоров, но и из учителей. Ученикам Аллы Александровны оставалось заниматься у нее последнюю четверть. Теперь, в конце года, учительницу придется менять.
Учителя, с которыми нам удалось встретиться, говорили: “Мы в шоке! Да, она очень пожилой человек, но работоспособный, опытный, ей многие молодые позавидовать могут. Дали бы спокойно доработать до июня… А разве так можно – в школу не пустить, в школу, которую она строила, где работала 28 лет!..”.
Какие на то уважительные причины? Чем не пришлась А.А. Кемарская нынешнему УО? Только ли возрастом? Или же тем, что в свое время в ее школе учились дети Н.И. Присяжнюка и В.А. Аверченко? А может быть, тем, что посмела бороться за соседнее здание детского садика, в котором сейчас разместился суд?
Последнее многим кажется вероятней. 8 месяцев уговаривала Алла Александровна еще прошлую администрацию города передать опустевший детсад (на 300 мест! Спортзал! Зимний сад! Бассейн!) под начальные классы и “продленку”. Убеждала, что школа перегружена – 1200 детей, 43 класса, нет возможности перейти на одну смену. Убедила. Вышло постановление! Готовилась уже смета на ремонт, но… В Управление образования пришел П.В. Панкратов. Садик перешел в руки, вроде, кадетскому корпусу и, окончательно, суду…
Как утверждает А.А. Кемарская, давление на нее оказывалось уже несколько месяцев. УО постоянно издавало приказы о нарушении ею всего и вся, которые она опротестовывала в прокуратуру. В августе прошлого года она решила оставить пост директора, написала заявление с просьбой перевести ее на должность завуча. Месяц оно пролежало в УО – не подписанное. В конце августа Алле Александровне ничего не оставалось делать, как забрать заявление и выйти 1 сентября на работу. И снова она поздравляла на линейке учеников, и снова получала от них необъятные букеты…
Сдаваться А.А. Кемарская не собирается. Была на приеме у министра общего и профессионального образования области Л.Ф. Ковалева. Готовит заявление в суд — в тот самый суд, который едва не стал ее школой. Кое-кто говорит: да махнула б на все рукой! В ее-то годы! Но, наверное, эти-то годы, отмеченные уважением коллег, любовью учеников, ворохом благодарностей и правительственной наградой, никак нельзя завершить жирной точкой – увольнением “по статье”.

P.S. Смеем предположить, что у учителей, выступивших в защиту директора на заседании профкома, на педсовете, возникнут сложности. Кто-то из них переменит мнение, кто-то поверит, что при новом директоре “теперь дадут на ремонт всё!”. А кто-то вспомнит про свой пенсионный возраст и охнет: на учительскую пенсию не проживешь! Не чета она довольствию военных пенсионеров, которым часто приходится принимать в отношении гражданских стратегические решения.

Комментарии (0)

Добавить комментарий