Сегодня: 21 июня 2019, Пятница

Столько времени, по оперативным данным требуется автоворам, чтобы доставить украденный автомобиль в приготовленный схрон.

Постоянно просматривая еженедельные, а иногда и ежедневные милицейские сводки, начинаешь как-то поневоле искать (и находить) в стройных, но абсолютно невыразительных колонках статистических данных тот скрытый смысл, который позволяет по-другому оценивать уже ставшую привычной картину преступности — объективнее, что ли, точнее. Возникает совершенно иное восприятие, вскрываются другие грани. Так получилось и в этот раз. Приступив к анализу очередной «Сводки преступлений и происшествий за неделю», наталкиваюсь взглядом на строку «о неправомерном завладении АМТ*» — с начала года в Новочеркасске совершено 18 угонов, раскрыто 8. Выходит, в среднем, угоняли по одной машине в неделю, а нашлась только половина (в смысле, обнаружилось не только угнанное авто, но милицией были установлены и личности преступников).

Уже решив про себя, что начинаю работать над темой, звоню начальнику новочеркасского угрозыска, объясняю, что вот, мол, хотел бы написать, и — бывают же такие совпадения! — в ответ слышу:
— Вовремя ты, ничего не скажешь! Сегодня, вот буквально только что поступило сообщение об угоне — с бесплатной стоянки у главного корпуса НПИ. Там уже работает СОГ**. Если интересно — подъезжай, увидишь все на месте. А потом поговорим.
«Интересно» — еще бы! Только приступил к сбору материала, и на тебе — «живой» случай. Везением это, конечно, не назовешь (из соображений элементарной этики, хотя бы: ну какое, право, везение, коли у кого-то приключилось несчастье?), но тема, что называется, «пошла».
…Группа действительно уже трудилась на месте. Один оперативник опрашивал возможных свидетелей, другой беседовал с пострадавшим.
Водитель — парень, студент ЮРГТУ, — утром припарковал свою «девятку» (ВАЗ-2109), поставил ее на сигнализацию и ушел на занятия. Вернувшись с «пар» (было уже часа два дня), обнаружил, что машины нет — исчезла, будто испарилась. Более того, на ее месте стоял уже автомобиль. Покрутившись, он позвонил в милицию.
Свидетели, владельцы соседних с угнанной «девяткой» машин, тоже особой ясности не внесли, разве что уточнили время, когда это могло произойти. В общем, «информации для размышления» (построения версий, предположений и т.п.) — «море», только вот ничего конкретного. План «Перехват», ориентировки (цвет, госномер, номер кузова, двигателя) — все, как обычно.
…Спустя полчаса, продрогнув на холоде, решаю все же ехать в УВД, в угрозыск: смысла находиться на месте угона дольше нет. Начальник угро Борис Бондаренко советует мне пообщаться с оперативником, который непосредственно отвечает за «линию угонов» — с условием неразглашения его имени (по понятным вполне причинам) в печати. Согласен ли я? Естественно!
— Кто у нас ворует машины? По-разному, в зависимости от марки, года выпуска, стоимости, престижности транспортного средства. Старенькие машины обычно угоняют наркоманы и малолетки. Эти автомобили обычно даже сигнализацией не оборудуют, бросают на ночь на улице — кажется, кто на нее позарится, кому она нужна? Находятся «желающие». С одной такой группой, кстати, мы боролись очень долго: находим угнанную «тачку», ловим автоворов, а… привлечь к уголовной ответственности не можем — возраст преступников не позволяет. В конце концов смогли добиться справедливости: некоторых осудили, часть взяли на учет. А вот солидные авто привлекают внимание организованных преступных групп — «гастролеров». Они «специализируются», в основном, на ВАЗах последних моделей — «девятки», «десятки», «одиннадцатые».
— А сигнализации? «Мангусты» там разные, «Аллигаторы»?..
— Они используют сканеры. Считывают кодовую информацию и — «привет». Ушла машинка.
— Что, такие устройства у нас находятся в свободной продаже?
— Нет, но любой хороший электронщик спокойно соберет такой сканер, комплектующие для него найти не проблема — их-то продавать никто не запрещает. А сложность раскрытия таких преступлений в том, что, во-первых, угонщики (профессионалы, понятное дело, а не дилетанты) точно знают, куда они спрячут украденную «тачку», для того, чтобы добраться до места, им нужно максимум минут восемь-десять — город ведь наш небольшой, а владельцы узнают об угоне в лучшем случае минут через пять. Во-вторых, на территории Новочеркасска много гаражно-строительных кооперативов, частных гаражей — словом, мест, где можно спокойно поставить машину. Снять гараж — нетрудно. А вот люди, соседи таких «деятелей», которые видят, что в таком-то гараже часто меняются автомобили, что за ними и на них приезжают незнакомые им граждане, — люди почему-то не реагируют, не беспокоятся, не звонят в милицию, мол, проверьте, здесь что-то не так. Думают, наверное, что такая проблема как угон может случиться у других, но только не у них самих.
…Снять гараж оказалось действительно несложно. Мой приятель, к примеру, когда приехал в один гаражный кооператив лишь заикнулся об этом, как председатель ГСК предложил человек пять, если не больше, пенсионеров, которые, не имея личного автотранспорта, могут сдавать свой гараж — рублей за триста. А если предложить пятьсот, то… владелец, пожалуй, даже не станет интересоваться, какие там стоят машины, кто их хозяева.
Но автоворов, несмотря на все эти трудности, все же ловят, задерживают и отправляют в места не столь отдаленные. У оперов ведь тоже имеются свои контрприемы против таких «умельцев». Один из двух угонов, совершенных на минувшей неделе, уже, например, раскрыт.

**СОГ — следственно-оперативная
группа
*АМТ — автомототранспорт.

row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий