Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

Для начала – немного истории. В восьмидесятых годах в Музее истории донского казачества побывали наследницы знаменитейших фамилий – дочь Шаляпина, внучка Нахимова и правнучка де Толли. Каким-то образом именитые гостьи попали во внутренний дворик и обнаружили там музейные “удобства” — скромное сколоченное из досок строение, для пущей чистоты обработанное хлоркой. “Чудное видение” отчего-то привело подруг в неописуемый восторг. “Мари, посмотри какая прелесть! – воскликнула Марфа Федоровна Шаляпина, обратившись к одной из своих спутниц. – Настоящий русский сортир! Совсем как у тебя на даче под Ливерпулем!”…С той поры прошло немало лет, и “настоящий русский сортир” в МИДК канул в Лету, оставив после себя лишь воспоминания. Но дело его, вопреки законам разума, живет и побеждает. Жители Новочеркасска имеют практически все, чтобы удовлетворить самые разнообразные потребности: хочешь справить культурную нужду – иди в театр, книжную – в библиотеку, юридическую – в суд, общественно-политическую – в любую из пяти газет. Однако с обыкновенной малой нуждой по-прежнему возникают проблемы, ибо горожанину, желающему воспользоваться туалетом в общественном месте, идти практически некуда.

ВСЕ СВОЕ НОШУ С СОБОЙ
“Приехал в Лодзь советский министр Громыко. Организовали ему пышную встречу. Пригласили местную интеллигенцию. В том числе знаменитого писателя Ежи Ружевича.
Шел грандиозный банкет под открытым небом… Громыко выпил сливовицы. Раскраснелся. Наклонился к случайно подвернувшемуся Ружевичу и говорит:
– Где бы тут, извиняюсь, по-маленькому?
– Вам? – переспросил Ружевич.
Затем он поднялся, вытянулся и громогласно крикнул:
– Вам? Везде!!!”

Сергей Довлатов.

Справедливости ради следует заметить, что “клозетный вопрос” остро стоит не в одном Новочеркасске: на трудности с отправлением естественных потребностей в общественных местах жалуются даже москвичи и петербуржцы. И все же в столице донского казачества распространенная проблема вышла на новый уровень. Согласно строительным нормам и правилам (СНиП) 2.07.01 — 89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», Приложение N 7, на одну тысячу граждан полагается одна общественная уборная. Термином “общественная уборная” обозначается не просто общедоступное отхожее место при каком-нибудь учреждении (впрочем, их тоже можно перечесть по пальцам), а собственно туалет, не относящийся ни к какой организации, и работающий совершенно самостоятельно. Таковой в Новочеркасске один – это знаменитое заведение на углу улиц Комитетской и Московской. Жителей же у нас, согласно результатам последней переписи населения, сто восемьдесят пять с половиной тысяч. Путем произведения нехитрых арифметических операций легко выяснить, что общественных нужников в столице донского казачества ровно в сто восемьдесят пять с половиной раз меньше, чем предписано СНиПами. И, что характерно, увеличивать их количество никто не собирается: в департаменте городского хозяйства мне вежливо и твердо сообщили, что никаких работ в этой области не предвидится, поскольку “приезжих в Новочеркасске не так много, а жителям общественные туалеты не так уж и нужны”. Почему естественные потребности, по замыслу ДГХ, должны возникать исключительно у иностранных делегаций – неизвестно, как неизвестно, что делать горожанам, оказавшимся вдали от дома, но страстно желающим воспользоваться уборной. При этом если в центре можно хотя бы посетить ту же Комитетскую, то в бывшем Промышленном районе особо нуждающиеся могут разве что занять позицию среди зеленых насаждений – и пусть лучше лопнет совесть, чем мочевой пузырь. В свете этого факта особенно радуют проводимые мероприятия по озеленению города: обилие кустов и деревьев хоть как-то компенсирует отсутствие туалетов. Правда, “отправление естественных потребностей в общественном месте” все еще квалифицируется как административное нарушение и карается штрафом, но, как писал Гете, “силен закон, сильней его нужда”.
В период массовых гуляний и летом проблема общественных туалетов переходит на принципиально новый уровень: даже там, где гальюны все-таки предусмотрены, вокруг них наблюдается нездоровый ажиотаж. Так презанятное зрелище представляют собой туалеты при городских парках на майских праздниках. Напившись разнообразных напитков и накатавшись на каруселях по самое “не хочу”, праздношатающиеся граждане выстраиваются в очередь, длинную, как во времена тотального дефицита. Поскольку нужники в местах скопления большого количества народу рассчитаны максимум на четырех посетителей, страждущие ждут своей очереди очень долго … Прошлым летом ДГХ по случаю Платовских торжеств размещал в центре Новочеркасска переносные биотуалеты, однако в 2004 году от этой идеи решено отказаться: гости города разъехались, и нужда отпала. А ведь пиво, колу и квас по-прежнему будут продавать на каждом углу. “Вам? Везде!”.

ГДЕ ЭТА УЛИЦА,
ГДЕ ЭТОТ ДОМ?

“Стыдливость непригодна для нуждающегося”.
Эразм Роттердамский.

Если местонахождение единственного общественного туалета известно всем и каждому (несчастных приезжих, оказавшихся в Новочеркасске без экскурсовода, в расчет не берем – о них и подумать страшно), то туалеты условно общественные (при рынках и парках) найти, прямо скажем, нелегко ввиду отсутствия каких бы то ни было указателей. Для того чтобы разыскать, например, туалет в Александровском саду, нужно быть либо Джеймсом Бондом, либо толстокожим слоном. Что ни говори, а необходимость приставать к прохожим с вопросом: “Где бы тут, извиняюсь, по-маленькому?” может повергнуть в шок и не самого застенчивого человека. Между тем парковый нужник находится в некотором отдалении от дорожек, по которым прогуливаются посетители, и найти его можно разве что непосредственно на него наткнувшись. Та же история – на Азовском рынке: вывеску “Туалет” можно прочесть только стоя перед дверями заветного заведения… Заметьте, аршинные надписи “Туалета нет!”, красующиеся в самом центре города, давно никого не смущают. Зато крохотная табличка, сообщающая, что туалет все-таки есть, почему-то считается верхом неприличия.

ЧАСТИЧНЫЕ УДОБСТВА

“– А вот туалеты в Советском Союзе – это целая эпопея. О них я могу говорить бесконечно, впечатление незабываемое.

– Как я вас понимаю! Долой влияние востока! За европейские туалеты!”

Иоанна Хмелевская.

Помнится, Иоанна Хмелевская по виду дамской комнаты могла безошибочно определить режим страны, в которой находится. Полагаю, что большая часть немногих новочеркасских туалетов навела бы знаменитую детективщицу на мысли разве что о феодальном строе. При этом почти все наши клозеты платные, и за нехитрое удовольствие справить нужду в, прямо скажем, не идеальных условиях, приходится отдавать свои кровные.
Неизгладимое впечатление на меня произвело посещение пресловутого нужника на улице Комитетской. Мало того, что в более-менее теплую погоду все двери открываются настежь (что, впрочем, не избавляет помещение от характерного аромата), так еще и перемещающимся в пространство непосредственно перед кабинками гражданкам открывается великолепный вид на аллею. Горожане же, прогуливающиеся по аллее, как легко можно догадаться, имеют уникальный шанс полюбоваться посетительницами туалета к вящему удовольствию последних… Кстати, дверями посадочные места единственного общественного туалета города не снабжены, хотя при цене три рубля за визит руководство этого учреждения вполне могло бы наскрести денег на несколько листов фанеры и четыре шпингалета.
Туалет новочеркасского автовокзала дверцами снабжен, но расценки – пять рублей за раз – просто шокируют. Правда, инвалиды Великой Отечественной и дети до пяти лет имеют право на бесплатное посещение (очевидно, если ребенку, не дай Бог, сровнялось шесть, а у его мамы не нашлось пятака – туши свет, бросай гранату). Но уровень обслуживания на пять рублей явно не тянет – и туалетная бумага вместо того, чтобы висеть в каждой кабинке, выдается на входе (можно подумать, это принципиально уменьшает ее расход!), и пахнет в помещении совсем не розами. В общем, все по Карлсону: “деньги дерешь, а корицу жалеешь”.
Об удобствах железнодорожного вокзала – общедоступных и абсолютно бесплатных – можно сказать одно: “Кошмары на улице Вязов” отдыхают! Инспектировать их мне довелось вместе с криминальным обозревателем Северским, и историю нашего визита можно с полным правом печатать под рубрикой “Ими гордится профессия”. Лично меня железнодорожный гальюн поразил пустотой и чистотой. Да не подумает читатель, что называя роковое заведение чистым, я пытаюсь низко ерничать. Каждая плиточка – ровесница февральской революции – была тщательно протерта и влажно блестела, а пол украшал слой новехоньких опилок. Но запах! Его, как сказал бы Олдингтон, “мозг не в силах вместить, память – удержать и перо – описать”. А как, собственно, может пахнуть туалет типа “сортир”, принимающий посетителей на протяжении многих десятков лет? Признаюсь честно, достойно выполнить свой журналистский долг и тщательно исследовать объект я просто не смогла. Все, что мне удалось заметить – отсутствие вентиля на умывальнике и туалетной бумаги в принципе. Пространство, отделяющее меня от двери, я преодолела в три прыжка… Что касается моего коллеги, то ему не удалось воспользоваться туалетом по объективным причинам: переступив порог и обнаружив в мужском отделении даму-уборщицу, воспитанный Северский ретировался с поспешностью, выдающей истинного джентльмена. Встретившись на перроне, мы долго и жадно глотали пыльный воздух, и думали о том, что дым Отечества действительно может быть сладким и приятным…

Если верить тому, что состояние общественных уборных – показатель культуры страны, то новочеркасские туалеты и количеством, и качеством демонстрируют скорее наше бескультурье. Каждый гражданин цивилизованной страны должен иметь возможность посетить общественный туалет, не теряя при этом чувства собственного достоинства. Очень хочется верить, что время, когда естественные потребности можно будет отправить в чистоте и комфорте, все же наступит. А пока горожане по-прежнему мечутся по Новочеркасску в отчаянных поисках туалетов и пользуются услугами “настоящих русских сортиров”…
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий