Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

Эпиграф: «С авансцены бьют черные фонтаны грязи. Пахнет ужасно»
С.М. Изъопов-Уховертов

«Пролетая над Новочеркаккском».
Предполагаемое место съемок: город Новочеркасск; Ростовской области.

В искусственных декорациях необходимости нет.

Сцена №1: Камера устанавливается на новом городском кладбище, в низине, которая превращается в непролазное болото около двухсот дней в году. Узнать ее очень легко. Могил на ней мало. Скорбящие родственники безвременно усопших предпочитают идти на дополнительные расходы, чтобы хоронить родственников чуть дальше — на холме. Камера медленно поднимается ввысь, постепенно поворачиваясь на триста шестьдесят градусов. Изредка мелькают крупные планы, снятые на старом кладбище. За кадром звучит голос главного героя о том, что человечество своей пассивностью очень глупо проиграло свою планету существам с искусственным интеллектом. Он стенает о потере прекрасного мира, ушедшего в небытие. При этом на экране появляются виды следующих зданий: Администрация (Фасад); Бывшая гостиница «Южная» (издали); БСМП (с высоты птичьего полета).
Среди свежих цветов, под ярко освещенной Триумфальной аркой на спуске им. Герцена, происходит свидание главного героя с главной героиней. Они долго щебечут о любви, обнимаются, целуются, не замечая как на горизонте (камера направлена на район ГРЭС) небо заволакивает клубами черного дыма. Звучит грохот взрывов и трагическая музыка.
Сцена №2: На экране такая же Триумфальная арка, но уже в районе бывшего завода «Элеватормельмаш», здание Администрации (с тыла), БСМП (изнутри, крупным планом), проломленный корнями спиленных деревьев асфальт на ул. Московской. На перекрестке улиц им. Бакунина и им. Орджоникидзе, возле полуразрушенной лестницы с остатками перил стоит главный герой. В его правой руке обломок ржавой водопроводной трубы, в левой — главная героиня без сознания. Он настороженно смотрит в даль. Из полуразрушенного ливнестока появляется несколько чумазых соратников героя и докладывают ему о состоянии дел. Положение безвыходное, люди почти проиграли войну. Сотни оставшихся в живых роются на городской свалке в районе имени Завода по переработке мусора. Вокруг полная катастрофа. Герой грузно перекидывает героиню на плечо, властно указывая трубой по направлению Азовского рынка. Камера охватывает общий вид того района.
Сцена №3: После короткого совещания в затопленном подвале одного из многоэтажных домов, предводители «борцов невидимого фронта» решают нанести сокрушительный удар по ненавистным киборгам, засевшим в здании городского Дома Культуры и Драматического театра. Наступление назначено на первый час после ближайшего кислотного дождя, так как капли, насыщенные хлором, фенолом и другими компонентами заброшенных химических заводов, выводят из строя оперативную память роботов на довольно длительный срок.
На экране ливень. Мощные струи грязной дождевой воды несут по центральным улицам Пушкинской и Московской ветви неубранных деревьев, окурки и прочий мусор в виде довоенных предвыборных листовок. Поток, глубиной чуть ниже колена, простирается почти на всю ширину улиц. Камера дрожит под напором необузданной стихии. Звучит торжественная музыка.
Сцена №4: Та же улица им. Орджоникидзе, но уже на перекрестке с Красноармейской. По уши в грязи бредут главный герой с соратниками и увязавшаяся следом главная героиня. Перепачканные лица излучают суровую решимость. Все мужественно сжимают в руках куски ржавых водопроводных труб и погнутую арматуру. У нескольких счастливчиков, вместо щитов, уцелевшие во время наплыва «пунктов приема черных и цветных металлов» канализационные люки.
Из-за угла с ревом выскакивают несколько терминаторов разного размера и модификаций. Сверкают лазерные лучи, гремят выстрелы, по остаткам асфальтового покрытия грохочут изъеденные коррозией траки гусениц.
Группа патриотов, с криками «А-а-а!», кубарем скатывается по Красноармейской в сторону улицы им. Б. Хмельницкого. (Кстати, каскадеров лучше всего набирать из местных жителей. Столичные не выдюжат, а аборигены каждый день там и спускаются, и поднимаются). Идет ожесточенный бой. Он продолжается по всей длине улицы Кирпичной, а так же на улице и площади Кирова ( ныне Михайловская). И те и другие несут многочисленные потери. Наконец на улице Аксайской (или Кавказской, или Железнодорожной, или Социалистической, на выбор режиссера) киборги окончательно вязнут в непролазной грязи и перестают двигаться. Происходит небольшая сцена кровавой бойни. Главный герой забивает отверстие выхлопной трубы китайскими носками, которые сразу плавятся и запечатывают глушитель как хороший герметик. Соратники мерно барабанят по блокам самонаведения трубами, главная героиня, с визгом выковыривает отверткой чувствительный фотоэлемент из гнезда на корпусе.
Сцена №5: Вечер того же дня. Крупным планом камеры показывают Дом Культуры и Драмтеатр с фасадной части. С другой стороны улицы, на аллее, среди остатков былой растительности, в позах кающихся атаманов, их коней и архитекторов города, застыли перед штурмом оставшиеся в живых борцы «за светлое завтра». Наконец наступает долгожданный час «Икс», о приходе которого возвещает грохот перевернувшегося в пустующий фонтан возле Универмага терминатора вспомогательных войск. С мужественных лиц, звонко похрустывая, опадает успевший подсохнуть на ветру двухдюймовый слой уличной грязи. С криками «Ура-а-а!» патриоты бросаются в атаку на здание.
В дело вступают пиротехники киностудии. Взрывы, огонь, блеск лучей смерти перемежается с оглушительным грохотом, лязгом и нечеловеческими воплями. Все это бурлит на экране в течение тридцати — сорока минут, после чего наступает непроглядная тьма.
Сцена №6: То же здание, где проходил ночной бой, но уже съемка с тыльной стороны. Далее камера перемещается. На грудах мусора во внутреннем дворе Городской Администрации, под лучами живительного весеннего солнца пляшут люди. У каждого из них на шее висит ожерелье из транзисторов, резисторов и сопротивлений. Девушки, помимо этого, красуются диодами, вставленными в нос и уши. В середине смешанного хоровода главный герой и героиня танцуют вальс. В вихре вальса они обнимаются и целуются. Звучит веселая музыка.
На фоне раздавленного ботинком процессора «Интел пентиум» возникает судьбоносная фраза: «Кто вредить нам пришел, того и трубой по рецепторам».

Конец фильма.

Комментарии (0)

Добавить комментарий