Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

Каждый день хожу мимо дома с колоннадой, что на углу Атаманской и Александровской, «впритык» к Военному институту связи. Дом строил еще казачий генерал Курнаков, и сюда на свадьбу своего сына был зван сам основатель Новочеркасска — атаман Платов.

В начале XX века здесь располагалась «Европейская гостиница». Под ее сводами снимали номера писатели А.И. Куприн и В.А. Гиляровский. Ее посещали А.С. Серафимович и К.А. Тренев. В сем доме старом мог бывать и Карпенко-Карый. С трудом верится, но наш город был тогда и местом ссылки. В Новочеркасск в 1884 прибыл И.К. Карпенко-Карый (Тобилевич). Драматург, актер и режиссер прибыл на Дон как неблагонадежный человек. Над ним был установлен гласный надзор полиции. Три года, проведенные в «городе на горе», оказались для сосланного литератора плодотворными. Из-под его пера вышло несколько пьес: «Умный и дурак», «Бондаревна», «Наймичка» и другие.

Говорливый, с мягкой ладошкой при рукопожатии, журналист Виталий Сердюков всю свою жизнь, насколько я знаю, занимался изучением творчества Маяковского. Изучал он и наследие уроженца Новочеркасска художника-плакатиста Моора (псевдоним Д.С. Орлова). Сердюков «носился» по кабинетам городской газеты «Знамя коммуны» (Московская, 20) и со следующим утверждением: «Вот этот типографский дворик (он виделся из наших окон кирпичным квадратом. — И.К.) и само здание имелись в виду Куприным, когда тот писал повесть «Яма». Кое-кто улыбался, но опровергнуть не мог. А согласиться можно, зная, что А.И. Куприн был очень впечатлительным. «Начало мая, — читаю в его новелле «Фиалки» (1915). — Триста молодых кадетских сердец трепещут, переполненные странными, смешными и трогательными чувствами: азартом, честолюбием, отчаянием, смертельным ужасом, надеждой на слепое счастие, унынием, тупой покорностью судьбе…». Как созвучно это с жизнью новочеркасских кадет Донского корпуса, который был открыт в 1883 году.

Куприн приехал в Новочеркасск на гастроли в 1899 г. Местные кадеты очень даже могли заинтересовать актера, будущего автора цикла лирических новелл, повести «Поединок» и всего того, чем обогатил он русскую литературу. Куприн выступал на казачьей сцене под фамилией Васильев, будучи в составе сумской театральной труппы. Тогда-то он и снимал номер в «Европейской» и познакомился с пейзажистом И.И. Крыловым. Позже знакомство писателя и художника переросло в большую дружбу. «Тихий дом художника в дни приезда писателя оживал. Семья Крыловых тоже гостила у писателя в Гатчине», — писал Б. Плевакин.
Когда А.М. Куприн впервые попал в Новочеркасск, литератор А.С. Серафимович (А.С. Попов) уже хорошо обжил столицу донского казачества.
До этого он отбывал ссылку в Архангельской губернии. С новочеркасским пейзажистом Крыловым у него установились прочные и душевные связи. «Поражает в художнике чуткий, гибкий, ничего не упускающий глаз, — напишет позже Александр Серафимович. — Оттого разнообразие мотивов, тем и красок не подавляет его. И все это объединяется безупречным рисунком…».
Писатель сам обладал «ничего не упускающим глазом». Работая в газете «Приазовский край», он бывал в станицах и хуторах, на фабриках и заводах. Позже, оглядываясь на прожитые годы, Серафимович говорил: «… куда бы я ни приходил, кого бы ни наблюдал, спускался ли в шахты, уходил ли в Азовское море с рыбаками… везде бесконечно расширялась эта страшная жизнь… обо всем этом хотелось рассказать, кричать…».

В Новочеркасске А. Серафимович стал сотрудником газеты «Донская речь», давал и частные уроки. Жил на квартире с матерью. На это время приходится и публикация рассказа «Капля» с подзаголовком «Сказочка для детей». В ней писатель призывает разрушить старый мир.
«Донская речь» была закрыта. А. Серафимович остался без работы. Между тем он недавно женился на Ксении Петровой — коренной донской казачке, выпускнице женской гимназии, обладавшей хорошим голосом и знавшей несколько иностранных языков. После скромной свадьбы молодые поселились на Комитетской улице во флигеле во дворе Петровых. Серафимович на несколько дней съездил в Петербург. Журнал «Русское богатство» возглавлял В.Г. Короленко. Он опубликовал рассказы донского прозаика и пообещал литератору написать вступительную статью к его будущему сборнику.

А. Серафимович решил перебраться в Ростов. Однако сдерживала семья. У Поповых родился сын Анатолий, и молодая мама не решалась на отъезд. Один, два раза в неделю писатель навещал Новочеркасск. Но смелые выступления снова привели к безработице. А. Серафимович вновь обратился за помощью к В.Г. Короленко и получил поддержку. В Москве он сотрудничал с А.М. Горьким, встречался с другими авторитетами литературы, однако связи с Новочеркасском не прекращал. Бывать в родных краях писателя заставляла работа над романом «Город в степи», а затем и над книгой «Железный поток».

Так получилось, что зиму с 1966 года на 1967-й мне довелось проводить на улице Декабристов (ныне Александровская) в красно-кирпичном старинном доме с печным отоплением. Окошки полуподвала выходили во двор войсковой части. Попахивало опилками от соседней пилорамы, обнесенной длинным дощатым забором. Между нашим домом и соседним был узкий, чуть ли не в три шага проезд. Входишь во двор со стороны городского парка и слева на стене — памятная доска: «В этом доме, — сообщает она, — жил писатель К.А. Тренев». Родился драматург в х. Ромашево Харьковской губернии 2 июня 1876 года. После окончания в станице Каменской окружного училища приехал с родителями в Новочеркасск.
Вьюжные ветры проносились над нашими крышами, гудели, словно рассказывали о прошлом. И у драматурга, оказывается, была крепкая дружба с художником Крыловым. Вычитал слова Константина Андреевича: «Я высоко ценю дарование Крылова. Он мой старый друг, своим творчеством во многом помогал мне, донскому писателю». Коллега по «Знамени коммуны» Иван Черненко работал в редакции и заканчивал заочно РГУ, корпел над дипломом по Треневу и делился архивными выписками.

К.А. Тренев вел уроки русского языка и литературы в бывшей Новочеркасской учительской семинарии. В ее классы он попал после духовной академии и Археологического института, курс обучения в которых прошел в Петербурге. Свой первый рассказ «На ярмарку» Тренев опубликовал в «Донской речи». Потом эту же газету он редактировал. Писал повести, рассказы, водевили. Ходил на спектакли, стал драматургом. Ему принадлежат пьесы «Дорогины», «Папа», «Любовь Яровая» и другие. Где бы писатель потом, после Новочеркасска, ни жил, он всегда тепло отзывался о городе. На склоне своих лет писатель, перешагнувший из XIX века в XX-й и скончавшийся после Победы в 1945 г., оставил такие строки: «Я глубоко и на всю жизнь люблю мою вторую родину — Дон, где провел детство, юность и зрелые годы. Я люблю Новочеркасск, в который я впервые приезжал подростком и с которым связаны светлые заветные чувства самой светлой поры. Его привольные зеленые улицы и обширные площади и несравненный вид на тающее у туманного горизонта займище — волшебным миром вошли в юную, жадную душу и там остались навсегда.
Любовь становится особенно острой, когда лишается предмета любви. Некогда насильно высланный из Новочеркасска «для пользы службы», я многие годы потом остро и неизбывно тосковал по нем и по его степям, изливая эту тоску в художественных образах. Заветные страницы моей беллетристики и, думаю, лучшее, что мне удалось написать, написано о Доне».

Комментарии (0)

Добавить комментарий