Сегодня: 17 декабря 8527, Среда

Учительница музыки… Как мы помним из «музыкально-школьного» детства, это хорошенькая женщина без возраста, милая, нежная и спокойная, с прекрасными манерами, идеально ухоженная, вкусно пахнущая… Когда ни придешь ее навестить — через 5, 10, 15 лет, а она все такая же, с той же безмятежной улыбкой … Знакомая учительница обычной школы говорила, что если бы у нее на уроке сидели не сорок учеников, а один, она бы тоже легко была «кошечкой»
и «душечкой».

Но жизнь любит все расставлять на свои места. В кошмарные послеперестроечные времена я встретила преподавательницу младшей сестренки по классу скрипки на рынке города нашего детства. Интеллигентная, спокойная, ангельски красивая, она торговала продуктами, приветливо улыбаясь многочисленным знакомым…
Надежде Васильевне Ивановой, преподавателю по классу аккордеона музыкальной школы на Соцгороде, не пришлось менять профессию, возможно, благодаря поддержке мужа, который работает в другой области образования. Хотя и познакомились они в музыкальной школе: оба учились по классу фортепиано и аккордеона. И вместе они с тех самых пор. «Много общего», — раскрыла простой секрет Надежда Васильевна.

Трудно представить себе, глядя на прелестную кареглазую блондинку в короткой юбке, что у нее сорок лет педагогического стажа. И еще, трудно представить, что такие женщины ходят по земле; кажется, их носят на руках. Тем не менее, одиннадцать воспитанников Надежды Васильевны Ивановой пошли точно по ее следам: закончили музыкальные учебные заведения по классу аккордеона. Вот и сейчас ее ученица заканчивает училище и готовится к поступлению в консерваторию. И еще одна: закончила курс музыкальной школы по классам фортепиано и аккордеона, но с аккордеоном расстаться так и не смогла — продолжает учиться у Надежды Васильевны. Живет девочка в Яновке, у нее одна мама. Такой вот одаренный ребенок…
Учиться музыке — это адский труд. «Заниматься музыкой тяжелее, чем спортом». К тому же аккордеон — инструмент не из простых. Начнем с элементарного — он просто физически тяжелый. Чтобы заставить его звучать, нужно растягивать меха: тоже приложить силу. Но, несмотря на неженские усилия, невероятно привлекательна интересная женщина с аккордеоном на коленях. Вы видели когда-нибудь концертный аккордеон? Снежно-белый, или вишневого цвета, перламутровый, или аспидно-черный, сверкающий… А какие звуки извлекаются из его черно-белых складчатых внутренностей! Переключаешь регистры (а у концертного аккордеона их одиннадцать) — и звучит пианино, баян, фагот, скрипка, виолончель, гобой, орган, флейта, аккордеон… Недаром это вначале называлось «оркестрион». Инструмент-оркестр с качествами клавишного и духового инструмента.
Это самый что ни на есть народный инструмент. Его «изобретали» постепенно, и начинался он с простой гармоники. За полтора века его существования ему прививали все новые и новые умения: к гармошке присоединили фортепианную клавиатуру и снабдили его мехами (системой извлечения звука духовых). Как сказали бы сейчас, ему сделали такой совершенный «апгрейд». А потом начали усовершенствование «внешних данных». И вот, несмотря на сложности в ученье, дети влюбляются в него раз и на всю жизнь. Так случилось и с Надеждой Васильевной. Преподавать музыку детям она взялась, еще учась в десятом классе, — в детском саду, где мама была заведующей.
Это было исполнение маминой мечты. Педагогические способности у Надежды от мамы. Благодаря семейному воспитанию (папа был военный), на вопрос, почему у нее все так благополучно сложилось, она отвечала: «Потому что я всегда знала, что такое хорошо и что такое плохо». Маме очень нравилось, как играет на аккордеоне красивая, шикарная женщина — детсадовский музыкальный работник, и она привела свою дочку послушать: «Наглядный пример был очень мощный». А потом легко объяснила дочери, как это красиво для девочки, как полезно и как необходимо. «Родители воспитали так, что родительское слово было — закон». А девочка уже училась играть на пианино, присоединили и аккордеон. Тем более, что учила ее Евгения Андреевна, она же и дала девочке «путевку в жизнь».
Вот как это было. Из Ростова семья переехала в Новочеркасск, и несколько лет Надежда не видела свою учительницу. Ее увлекли иностранные языки, но, даже закончив музыкальную, она продолжала брать уроки игры на аккордеоне. Но все-таки они с мамой поехали сдавать документы в Ростовский пединститут на иняз. И тут вмешалась судьба — они встретили Евгению Андреевну прямо на улице. Она пригласила их к себе и попросила: «Поиграй мне». Послушав свою любимую ученицу, она сказала: « Какой иняз? Только музыкальное училище!» И Надежда послушалась, покорилась судьбе.
— Так что же, нужно заставлять заниматься музыкой — со времен Паганини педагогическая наука ничего нового не придумала?
— Не заставлять, а обязательно контролировать. Сам ребенок вряд ли справится. Желательно, чтобы родители в первые дни присутствовали на уроках, и проверяли домашнее задание. Так обычно делают все живущие интересами ребенка родители. Но есть и такие, которые просят ребенка не играть, пока идут сериалы…
— Многие попробовали, что такое музыкальная школа, — это трудно, а учиться музыке в училище?
— Это титанический труд. Это 4-5 часов, не разгибаясь. Самостоятельная работа — дали программу, сиди и разбирай. Умственная и физическая нагрузка. Я детям говорю: «Не будешь работать, толку не будет».
— А если ребенок со «способностями»?
— Полностью неспособных детей нет. Просто способный ребенок хватает с лету. Но если ребенок регулярно занимается под контролем родителей, он сможет учиться на твердую «четверку»…
— Вам интересно на собственных уроках?
— Часто мне приходится выполнять «грязную работу»: заниматься в классе с детьми, не делающими домашний урок. Но есть дети, которые, как губка… Не я из них тяну, а они из меня — больше, больше, больше…Попал ко мне еще в советские времена одаренный мальчик — болгарин, самоучка (его родители здесь что-то строили). Стал играть — техникой владеет. «Кто учил?» — «Никто». Ему было интересно все. Мы с ним играли ансамбли. Ему это нравилось. Я в нем увидела себя: такой же напор, натиск в учебе. Видимо, ему тоже родители сказали: надо. Он ведь, не зная русского, и в общеобразовательной школе отлично учился.
— А вы работаете над исполнением?
— Исполнение — это художественно выученная пьеса. Все преподаватели трактуют, и все исполнители играют — по-разному, нет одинакового прочтения. Каждый ученик сам прочувствовать должен. Представьте себе листик и начинайте его окрашивать. «Пьеса — это скелетик, его надо «одеть»…
— А как нужно учить пьесы, если хочешь заниматься самостоятельно?
— Выбрать пьесу, которая очень нравится. Разделить на музыкальные фразы. Сначала разбираем правую руку, потом левую. А потом соединяем вместе по фразам. А потом соединяем вместе фразы. А потом учим наизусть…Музыка — та же точность, наука, физика или математика…
Фото Н. Склярова.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий