Сегодня: 19 декабря 2017, Вторник

Два раза записывал я этот текст на листках бумаги. Первый из них потерялся, вот и пришлось писать во второй раз, чтобы зафиксировать его для истории. Ведь текст этот помещен был на закладном камне, а закладной камень — вещь не вечная: его убирают с началом сооружения того объекта, о закладке которого он извещает. Вещал же текст на камне вот что:

Камень сей обозначает
место установки
памятника
Донскому атаману Графу
М.И. Платову
Заложен 4 мая 2003 года
казаками ВКО
Всевеликое Войско Донское.

Закладка этого камня на Юбилейной площади была обставлена красочно и пышно. Чего тут только не было! И снятие с того камня покрывала председателем Государственной Думы, и пушечная пальба, и нестройные разномастные шеренги реестровых казаков… Священнодействовал батюшка в подобающем такому случаю облачении. Произносились приличествующие моменту речи. Атаманы надували щеки. Пялили глаза лопоухие кадеты.

Время показало, что была это чистейшей воды показуха. Вскоре стало ясно, что никакого памятника донскому атаману М.И. Платову там никогда и никем установлено не будет. А посему под покровом темноты одной из ноябрьских ночей 2003 года «камень сей» был тихо и незаметно убран с клумбы, разбитой в центре Юбилейной площади.

Ушел в небытие очередной из прожектов городских властей Новочеркасска с их фантазиями о грандиозном монументальном комплексе с водоемом и изливающимися из него водными каскадами. Никогда теперь не увидят новочеркасцы и гости города монумента, изображающего осевшего на хвост скакуна с неестественно выгнутой лебедеобразной шеей и седока с саблей восточного образца в руках. Эскизную модель такого коня с седоком работы ростовского автора С.М. Исакова приносил и ставил на стол глава администрации Новочеркасска во время проведения различных встреч с «денежными» людьми нашего города — как наглядную агитацию за сбор добровольных пожертвований для реализации задуманного предприятия.
Однако став атаманом Новочеркасского округа ВКО ВВД, глава администрации Новочеркасска тут же объявил, что конный памятник М.И. Платову будет установлен не на Юбилейной площади, а перед собором. При этом ни слова не было сказано о том, что это будет совсем не тот монумент, модель которого он долгое время демонстрировал на тех или иных встречах. И автор его — тоже другой: не никому не известный С.М. Исаков, занимающийся скульптурой на любительском уровне, а признанный мастер этого жанра А.А. Скнарин.

Столь резкое изменение планов городского руководства по осуществлению в нашем городе намеченного им плана монументальной пропаганды позволяет предположить, что конный памятник М.И. Платову работы А.А. Скнарина навязан нашему городу руководством областным. А предназначен этот памятник был для станицы Старочеркасской. Но было, видимо, решено, что ставить конный памятник в сельской местности, где высокопоставленные лица бывают нечасто, неуместно — там достаточно будет и бюста М.И. Платова работы того же автора. Что и было исполнено.
Хотя конный памятник М.И. Платову по недомыслию определивших ему место лиц и был установлен в недопустимой от его предшественника близости, выполнен он был на качественно более высоком уровне, чем низкопробный бюст де Воллана. И это — единственное утешение для истинных ценителей искусства. А то бы «украшала» наш город очередная поделка заслуженного художника РФ С.М. Исакова, слабость скульптурных работ которого не может не видеть разве что слепой. Тем не менее, кладбищенский бюст тощего и весьма заросшего джентльмена в вымышленном мундире с несуществовавшими наградами, ничего общего не имеющего с инженер-генералом русской императорской армии, будет продолжать позорить исторический центр нашего города. До окончания срока пребывания на своем посту человека, давшего возможность появиться в охранной исторической зоне такому убожеству. После этого бюст обязательно будет заменен памятником, достойным человека, хотя и родившегося за пределами нашего Отечества, но все свои силы, знания и опыт положившего на его алтарь.

Интересно отметить, что во время установки конного памятника М.И. Платову осуществлявший авторский надзор скульптор А.А. Скнарин одной дамочкой ошибочно был принят за Исакова. Не желавший отождествления с этим автором Скнарин указал той дамочке на противоположный конец аллеи, где приютился кладбищенский бюстик работы этого автора, и промолвил: «Исаков — там». Тем самым он как бы провел грань между творчеством своим и Исакова: мол, каждый сверчок должен знать свой шесток.

Впрочем, без «ляпов» и у скульптора Скнарина не обошлось. А все потому, что делался памятник тихой сапой: новочеркасцы с его эскизной моделью ознакомлены не были, обсуждение ее не проводилось… А в результате оказалось, что памятник имеет ряд серьезных изъянов, которые почему-то никто не торопится исправить. На один из них указал сразу же после снятия белого полотнища представитель Сан-Францисского объединения кадет, некогда имевший свой конезавод: бронзовый Платов едва достает стремена опущенными вниз носками, которые должны быть направлены вверх, так как каждый всадник должен иметь возможность при необходимости привстать на стременах.
Эту ошибку автора можно было исправить еще на стадии эскизной модели, с которой новочеркасцев не сочли нужным ознакомить. Но не поздно еще изготовить и прикрепить отсутствующие по вполне понятной причине шпоры, сумку-лядунку (офицерский патронташ) и, самое главное, — орден святого апостола Андрея Первозванного, который должен скреплять концы идущей через правое плечо Андреевской ленты. Поневоле задаешься вопросом: на каком основании «крестные отцы» конного памятника М.И. Платову лишили прославленного атамана высшей награды Российской империи, людунки и шпор?
А причина этого в том, что сидящего на коне Платова скульптор изображал по образу и подобию пешей фигуры памятника работы Иванова, Токарева и Клодта. Но там шпоры отсутствуют именно потому, что тот памятник М.И. Платову — не конный. А знак ордена Андрея Первозванного и сумка-лядунка там закрыты буркой, хотя и орденская лента, и лядуночная перевязь, идущая через левое плечо, подразумевают их наличие.

А вот заткнутый за офицерский шарф-пояс пернач следует оттуда убрать, так как Платов — полный генерал императорской армии, а не запорожский полковник Тарас Бульба, костюм и снаряжение которого никем и ничем не регламентировались. А в императорской армии все ее чины должны были строго следовать армейскому артикулу, которым какие бы то ни было вольности не допускались. Если это не известно свободному художнику Скнарину, то должно быть предельно ясно армейскому генералу Волкову.
Но генерал-майор Волков уже в течение полугода ходит мимо бюста инженер-генерала (то есть тоже полного генерала) де Воллана (если верить надписи на постаменте), лично приводит к нему гостей нашего города, но отчего-то его не смущает полное отсутствие пуговиц на мундире военного инженера и наличие некоего ремешка с «дембельской» кистью на правой стороне его груди. Ремешок с кистью родились в воображении автора бюста, который принял за них едва различимые на фотокопии портрета де Воллана идущую по правому борту мундира выпушку (кант), а также петлички и пуговички на обшлаге правого рукава. Присутствовавших на 250-летии М.И. Платову представителей зарубежного объединения кадет весьма позабавила также изобретенная автором бюста шестнадцатилучевая звезда некоего, известного, видимо, лишь ему, ордена на левой стороне груди сработанного Исаковым изваяния. В той звезде подозревали бывшие кадеты даже некий масонский знак, но никак не звезду российского ордена.
На что рассчитывают авторы таких и подобных им произведений? Что они лучше, чем кто бы то ни был, разобрались в предмете своего творчества? Но, как видим, это отнюдь не так. Так к чему же тогда спешить выставлять такое, с позволения сказать, произведение искусства на всеобщие посмешище и позор? Да еще стремиться обязательно указать на постаменте свое имя вкупе с именами тех или иных руководителей разного уровня. Вот, например, что оказалось написано на табличке, закрепленной на тыльной стороне постамента открытого в дни празднования 250-летия М.И. Платова конного памятника ему:

Памятник установлен
атаманами и казаками
Всевеликого Войска Донского
в честь ознаменования
250-летия со дня рождения
великого сына земли Донской,
знаменитого Российского
полководца,
генерала от кавалерии,
доктора Оксфордского университета
Войскового Атамана
графа
Платова Матвей Ивановича

Установлен при Войсковом Атамане
В.П. Водолацком
в правление Губернатора Ростовской области
В.Ф. Чуба

Скульптор А.А. Скнарин
Архитектор И.А. Жуков
Отлит в бронзе в мастерской
«Академ-АРТ-мастер» РГСУ
2003 год.

Вот и еще один текст зафиксирован для истории. Ведь табличка, на которой он размещен, — из цветного металла. А посему может и она исчезнуть бесследно, как исчез с Юбилейной площади закладной камень. Возможно, что она уже исчезала, так как есть свидетельства очевидцев, видевших, как ее вновь крепили к постаменту.
План монументальной пропаганды в нашем городе реализован еще не до конца. В дни платовского юбилея, во время проведения «Круглого стола», наш градоначальник, например, сообщил зарубежным гостям и представителям прессы, что ему, как атаману Новочеркасского округа ВКО ВВД, войсковым атаманом поставлена задача: объявить конкурс на создание памятника примирению всех казаков, который будет установлен… на соборной площади. С тех пор минуло уже три месяца, а объявление такого конкурса что-то не афишируется. Неужто очередной памятник вновь будет создаваться келейно, а широкая общественность узнает, как он выглядит, лишь тогда, когда он будет уже отлит из металла и исправить очередные «ляпы» будет невозможно?
И вновь насмешим мы целое царство, а то и «прославимся» на полмира. В таком случае будет нам суждено вновь ославить в бронзе наш город, имеющий куда более достойные, чем нынешние новоделы, образцы монументального искусства двух минувших веков.

Комментарии (0)

Добавить комментарий