Сегодня: 16 июня 2019, Воскресенье

Записки участника «Школы социальной журналистики»
Желтые блики прорезали неровными полосами облака. На их фоне прорисовывался горящий диск солнца. Лёгким штрихом промелькнула над горизонтом цапля. Закат был настолько красив, что казался нереальным. Отражение небесного убранства река мерно несла в своих водах средь живописных берегов Каменского охотоведческого хозяйства, где в начале сентября проходил семинар-тренинг «Школа социальной журналистики».

Чувство восторга было первым, что обьединило журналистов и представителей общественных организаций, приехавших на семинар из городов и весей Ростовской области. Стоило, стоило сюда приехать уже для того, чтобы самому ощутить всю эту первозданную прелесть природы. Ведь такое бескрайнее небо , как здесь, можно увидеть разве что на картинах И.Айвазовского. В городе такого неба просто не бывает. Обычно оно задавлено крышами домов, трубами заводов, верхушками деревьев, разве что промелькнёт где-то голубой лоскутик. Это и всё, что нам дано. Но не только ради этого стоило принять участие в «Школе журналистики».
Красот на земле много, но главная должна быть внутри нас. Вот с ней-то нам и предстояло познакомиться. И знакомство началось уже с первого вечера: когда, удобно расположившись в мягких креслах в просторном холле гостиницы «Дом охотника», мы должны были взять блиц-интервью у соседа, чтобы рассказать всем, какой он замечательный человек. А ведь и на самом деле все мы замечательные, только не всеми это замечено. Вот мы и учились замечать того, кто рядом, открывать для себя другого человека. А любое знакомство начинается с имени.
Кстати, для большинства людей самыми сладостными на свете звуками являются звуки их имени. Чтобы мы лучше запомнили, кого как зовут, ведущие семинара Нина Курасова и Ирина Мардарь устроили весёлый хоровод. В нём каждый должен был не только назвать своё имя, но и придумать к нему эпитет с той же начальной буквой. Так, Нина была неутомимой, державшая её за руку Ирина — искусной, да и все мы, как заметила Ирина Городецкая, невероятно скромными. (Что нас украсило:)) Из зала знакомство плавно перетекло на открытую террасу. Ночь уже опустила свой чёрный занавес на долину, с которой доносился шум воды, преодолевающей плотину. Звёзды то мерцали, то, подергиваясь тучами, исчезали. Освежающие запахи ночи смешивались с дымом сигарет. Гармоничная тишина природы вскоре была нарушена людьми, стремящимися к гармонии. Хотя в нашем случае это была не гармонь, а расстроенная долгим отсутствием общения с творческими людьми гитара. В отличие от гитары, компания была настроена как надо, поэтому не только благосклонно восприняла раскатистое пение Володи Арсёнова, но и вдохновенно ему подпевала.

Утром, перед началом занятий в «Школе журналистики», Ира предложила каждому сравнить своё внутреннее состояние с погодой. Тут мы оказались на редкость единодушны! И в зале воцарилась ясная и безоблачная атмосфера без осадков и вредных примесей в наземном слое, что явилось немаловажным условием в деле понимания и усвоения основ структуры гражданского общества в Ростовской области. Лекция сменилась коллективным обсуждением проблем взаимодействия представителей некоммерческих организаций с работниками пера и микрофона.
Ватманский лист едва смог уместить тот список претензий, которые мы выдвинули друг другу, а дали бы ведущие семинара два листа, заполнили бы и их. Но как понять друг друга, если не говорить о том, что наболело, если не пытаться разобраться в сути непонимания? Но одними разговорами дело не ограничилось. Волшебницы Нина и Ирина поменяли нас местами: кто был журналистом, стал вдруг представителем общественной организации «Афина», и наоборот. И вот эти новоиспечённые «Афинянки» устроили для новообращённых «журналистов» пресс-конференцию. Чувствовать себя в роли журналистки мне было необычно и увлекательно. Сев перед нами в ряд, они стали излагать свою проблему. Суть её в том, что к ним в общественную организацию обратилась девушка. «Прессе» была поведана жалостливая история о том, что бедняжку бросил парень, потом началась сессия в институте, и захлестнутая всеми этими переживаниями, она и не заметила, что у неё возникла проблема со сроком беременности более 18-ти недель, от которой так просто не избавишься, благодаря нашим законодателям. Апофеозом страстного обращения представительницы общественной организации стало следующее: «В нашей стране каждая женщина может насильно стать многодетной матерью». Какие тут страсти разгорелись!

Думаю, что эта пресс-конференция была гораздо эмоциональнее, чем в обычной жизни. Участники забыли, что они играют! Позиция «журналистов» была однозначной, что аборт делать не стоит, а нужно найти пути помочь будущей матери. Но высказывались они крайне экспрессивно, хотя и аргументированно. Так, лучше всех владеющая этой проблемой мать 5-ти детей Таня Зеленская из Таганрога, дала много конструктивных советов, как помочь этой девочке.
Члены «Афины» на своей шкуре прочувствовали «что за вредные люди эти журналисты!» и это ещё мягко сказано. «Журналисты» нападали, как свора собак, с которыми их часто сравнивают обыватели, и часто журналистская этика оказывалась забыта, но вряд ли гончая, чувствующая приближающийся запах затравленного зверя, способна воспринимать что-то ещё. Я тоже была частью стаи! Эмоции хлестали через край. «Афинянки», как последовательницы богини войны, тоже не подымали забрало, не только защищая свои позиции, но и пытаясь наносить ответные удары, переходя на личности. Эта ролевая игра стала одним из самых ярких эпизодов «Школы социальной журналистики». Споры долго не утихали, и в столовой, когда игра закончилась, ещё продолжалось обсуждение позиций сторон. Думаю, что эта импровизированная пресс-конференция нас всех чему-то научила.
Ведущие семинара приготовили для нас массу интересных заданий, тренингов и обсуждений, но не менее интересными были и паузы между ними, когда любители природы, в разных её проявлениях, спускались по лесенке от охотничьего домика к небольшой пристани, сделанной специально для купания и ловли рыбы. Но совместить эти два процесса не всегда удавалось. И когда мать и дочь Вавилины опускались в воду, рыба, будучи не в состоянии вынести такую конкуренцию, удалялась. И, вслед за рыбой, Володя Арсёнов, Витя Куликов и Марина Мардарь сматывали удочки и бежали искать другие берега. Приходилось спешить, потому что времени на отдых отводилось очень мало. Тем больше было причин ценить мгновенья бытия.

На протяжении всей реки пейзажи пленяли взор живописным донским колоритом. Найдя подходящую заводь, рыбаки спустились с обрывистого берега. Я, постелив пиджак, прилегла на край обрыва так, чтобы наблюдать за ловлей. Люда Оберкович в белоснежном наряде бегала по берегу, сетуя, что рыба плохо ловится, а я говорила ей, что в рыбалке главное не рыба, а сам процесс, которым надо наслаждаться. Что я и делала. Лежала в траве, чувствуя тепло от земли и последние ласки от остывающих осенних лучей солнца. И само солнце плескалось в зеркале воды у ног Марины, застывшей в напряженном ожидании. Его круглый диск примостился почти у кромки берега среди молодых, чуть проклюнувшихся из воды порослей камыша, и по цвету был не желтый, а платиновый. Лёгкая вуаль облаков чуть прикрывала небо, не пряча его совсем, а лишь интригуя стороннего наблюдателя. Выглядывая из-за облаков, небо кокетливо смотрелось в воду, над поверхностью которой скользили ультрамариновые стрекозы, перелетая со стебелька на стебелёк, торчащих из воды растений.

Вдруг поплавок Марины дрогнул, и внимание всех присутствующих обратилось на него. Всё было сконцентрировано на этом моменте. Инстинктом кошки, ощутив решающее мгновение, Марина ловким движением вытащила из воды заблестевшую в солнечных лучах рыбку. Ира Городецкая посочувствовала судьбе рыбки, которой предстоял первый и последний выход в свет на расширенном ужине всех участников «Школы». А Володя искоса посмотрел на удачливую рыбачку, ожидая, когда же и ему повезёт.

Чуть раньше или чуть позже, но свои охотничьи инстинкты утолили все желающие. Рыбаки то и дело забрасывали удочки и вскрикивали, когда большая и маленькая рыбка попадалась на крючок. Жаль только, что не было среди неё золотой рыбки. Очень хотелось остановить эти мгновенья. Сидеть просто так на берегу реки и не замечать, как мимо вместе с потоками вод утекает время. Но о том, что время на перерыв утекло безвозвратно, напомнила Ирина Мардарь, которая лихорадочно собирала всех, разбредшихся по берегу реки участников семинара на очередное занятие. Направляя потоки информации, она разбавляла их давно забытыми детскими играми, когда взрослые с виду дяди и тёти, забыв о своём «важном» социальном статусе, носились по комнате, изображая дельфинов или играли в ручеёк. В другой ситуации такое поведение могло показаться нелепостью, а здесь выглядело органично. Но большего «безобразия», чем на заключительном расширенном ужине, я не видела нигде! И самое «ужасное» в том, что я не только всё это видела, но и принимала в этом участие, изображая бабку-убийцу из сказки «Репка» в современной постановке Светланы Колесниковой. Я так гениально произносила свою реплику «Убила бы!», что некоторые до сих пор не верят, что я лично против Вити, бывшего в роли деда, ничего не имею. Где мой «Оскар» за роль первого плана?

А уж как была органична Валентина Вавилина (старшая), играя кошку в оригинальной пьесе Ирины Мардарь, премьера которой состоялась тут же в столовой охотничьего домика. Актриса грациозно бежала к столу, и, вскакивая на него, старалась поглотить как можно больше еды, а голодные журналисты пытались урвать у неё хоть что-нибудь. И это притом, что именно Валя всё это время не давала нам умереть с голоду, дополняя ту духовную пищу, что мы поглощали на занятиях, материальной 3-х разовой. Даже расстроенная гитара в руках Ирины Городецкой в этот вечер расширенного «ужаса» выглядела вполне умиротворённо. Где б я ещё так могла продемонстрировать свой вокал, вовсе не имея оного. Вам повезло, что это было не соло! Трио «палаты №4» включало, помимо нас с Ириной, Таню Зеленскую, которая тоже не была наделена большим голосовым диапазоном. Так что стиль общего «ужаса» был выдержан отменно.

Хочу предупредить всех участников «безобразия», пардон, «Школы социальной журналистики», что у всего этого могут быть «страшные» последствия — некто вёл видеосъёмки картонным «Paranoiк»ом и не исключено, что на любого из вас может всплыть компромат. Будьте бдительны! И ещё был один неподкупный свидетель. То ли с неба, то ли с картины мастера ночей А. Куинджи, точнее не скажу, смотрела вниз округлившаяся от удивления луна, еле скрывая чёрной тучкой своё негодование. От возмущения она светилась, как никогда ярко, и так как не могла в эту бурную ночь уснуть, то, возможно, размышляла о том, что это за такая социальная журналистика, которая творит с людьми такие невероятные вещи?

Комментарии (0)

Добавить комментарий