Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

Мой город

Речь сегодня, как нетрудно догадаться, пойдет о проспекте, проходящем по гребню Бирючекутской возвышенности. Вначале он назывался Троицким, потом Баклановским. В советское время его трижды переименовывали. Был он Спартаковским, затем Ждановским, а с 1962 — Платовским. С возвращением имени Платова центральному проспекту (1993 г.), этот снова назвали Баклановским.

Старинная часть проспекта, по которой мы совершим эту прогулку, имеет протяженность чуть больше полутора километров. Его ширина, как и двух других новочеркасских проспектов, примерно 45 метров. По центру, на всем протяжении проспекта — аллея, отделенная от проезжих частей газонами и рядами деревьев. Раньше с каждой стороны аллеи было по два ряда деревьев. В 80-х годах, в связи с намерением городских властей пустить по проспекту троллейбус, по одному ряду деревьев убрали. Троллейбусы так и не появились, но проезжие части стали шире. Это оказалось очень кстати, так как плотность автопотоков в последние годы сильно возросла. Ведь Баклановский проспект давно (со времени прокладки новой Ростовской дороги) является основной транспортной артерией города.

До середины прошлого века в одно-двухэтажной застройке проспекта выделялось всего несколько крупных построек. Первой из них было здание Донского кадетского корпуса, строительство которого началось в год семидесятилетия города. Военным специалистам архитектору Залесскому и инженеру Покатилову удалось создать сложное по композиции и выразительное по архитектуре здание. Его главный фасад был обращен к обширной Кадетской площади (нынешняя площадь Чапаева -лишь малая ее часть). К сожалению, теперь это представительное здание почти не просматривается. Из-за высокого забора, поверх которого укреплены мотки колючей проволоки, выглядывает его многоскатная крыша, которая сильно отличается от первоначальной. Единственный, восточный фасад, выходящий на красную линию улицы Кривошлыкова (прежде Кадетская) загорожен деревьями скверика, организованного на треугольном участке между проспектом и его ответвлением.

В довоенные годы здание кадетского корпуса занимали Краснознаменные кавалерийские курсы усовершенствования командного состава (КККУКСы). Тогда же на их территории было построено множество конюшен, а на противоположной стороне проспекта в 1949 году соорудили огромный манеж (теперь складское помещение). Позже кавалеристов сменили танкисты, но прежняя аббревиатура за этим местом сохранилась еще надолго.

С 1989 года здесь размещается Дивизия особого назначения внутренних войск Северо-Кавказского военного округа — ДОН. В центре скверика, о котором упоминалось выше, установлен обелиск в память о погибших омоновцах. С двух сторон на обелиске начертано: «Солдатам правопорядка».
Из зданий постройки конца XIX — начала XX века обращают на себя внимание три двухэтажных жилых дома. Главный фасад дома под № 28 имеет все, чтобы выделяться на фоне рядовой застройки проспекта — асимметрия, смешение стилей (вплоть до элементов готики), яркая окраска (фото справа). Из окна нашей квартиры видны два других фасада этого дома. Ничего общего с уличным они не имеют — простая кирпичная кладка без каких-либо украшений. Такое решение характерно для многих городских зданий.

Дом № 44 поставлен торцом к проспекту. Его узкий фасад тоже асимметричен, но не оштукатурен и более строг в оформлении. Ограждение широкого балкона и оградка перед окнами полуподвала несколько смягчают сухость орнамента кирпичной кладки.
Необычен дом, стоящий на развилке проспекта и улицы Энгельса (б. Покровская). Здание вписано в острый угол, образованный этой развилкой. Фасад в три окна на срезе угла воспринимается как главный. Вход в магазин «Оптика», расположенный на первом этаже, броская вывеска в сочетании с выразительными архитектурными деталями, способствует этому.

В 1931 году в начале четной стороны проспекта был построен учебный корпус для мукомольно-элеваторного техникума (теперь механико-технологический колледж), а в трех кварталах от него — общежитие для учащихся этого техникума. Оба здания построены в модном тогда стиле конструктивизма. В середине 50-х годов общежитие значительно расширили, пристроив к нему Г-образные крылья в стиле того времени. Автором проекта расширения общежития был архитектор В.Я. Житков, а я, тогда только что окончивший НПИ, занимался разработкой рабочих чертежей.
Пятидесятые годы прошлого века оставили заметный след в архитектуре города. Не был обойден и Баклановский проспект. Так, к сентябрю 1955 года в самом конце проспекта (улица Зеленая, теперь 26-и Бакинских комиссаров, была тогда окраинной) вступило в строй общежитие на 400 мест для студентов инженерно-мелиоративного института (НИМИ, теперь НГМА). Два одинаковых блока в стиле «под классицизм» были поставлены один по проспекту, другой по ул. Зеленой и соединены вставкой в виде арочных ворот с переходной галереей над ними, в виде колоннады. Через два года справили новоселье учащиеся гидромелиоративного техникума (теперь аграрный). К этому времени вступило в силу Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Это наглядно сказалось на фасадах техникумовского общежития. Здесь излишеств осталась самая малость — пилястры да штукатурка.

В начале 1958 года на площади Революции (Троицкая) закончили строить 128-квартирный жилой дом, северное четырехэтажное крыло которого вышло на проспект.
Старожилы Новочеркасска наверняка помнят, что часть бульвара от улицы Сенной (теперь Крылова) в сторону КККУКСов была занята полузаглубленными емкостями для воды. Отсюда она самотеком подавалась к восьми водоразборным бассейнам — башням. В начале 60-х годов емкости убрали. И теперь здесь не осталось от них никаких следов, как и от знаменитого кургана Хохлач, в недрах которого было найдено множество золотых сарматских украшений.

Напротив этого места в 1961-62 годах построили двухсекционный жилой дом. Этот первый на проспекте типовой с малометражными квартирами дом лишен каких бы то ни было архитектурных деталей и даже наружной штукатурки. Со временем силикатные пятиэтажки, строившиеся в новых микрорайонах города и в глубине кварталов, выбрались на красную линию Баклановского проспекта — один четырехсекционный (№ 64) и два шестисекционных (№№ 80 и 104). В конце 80-х годов на проспекте появились дома повышенной этажности. Рядом с манежем возвели двухсекционный 9-этажный жилой дом, а в самом конце нечетной стороны — 14-этажный башенного типа. В двухэтажной пристройке к нему размещаются городская детская художественная школа, туристическая компания «Спутник-тур» и TELE-2 — Единая сеть Европы.

Так постепенно малоэтажная застройка проспекта замещается более крупными и не только жилыми зданиями.
В 1970 году был возведен пятиэтажный корпус для ВИСХАГИ, теперь это Южное проектно-изыскательское предприятие земельно-кадастровых съемок «Южземкадастрсъемка» (ВИСХАГИ), а в 1993 г. — здание Новочеркасского узла электросвязи (НУЭС). Что можно сказать об архитектуре этих зданий? Первое из них — это безликая коробка из силикатного кирпича с рядами совершенно одинаковых окон и простенков. Второе — типичный производственный корпус из крупных панелей с ленточными окнами, через которые проглядывают элементы каркаса. Главным «украшением» здания являются разного рода антенны, установленные на его плоской крыше.

Внутренняя структура этих зданий и их внешний вид подчинены утилитарным требованиям и жесткой экономии. Это характерные постройки последних лет советского периода. В течение последнего десятилетия минувшего века Баклановский проспект «отдыхал» от капитального строительства. В него вносились лишь незначительные (но небесполезные) детали.

Сформировался и оформился Баклановский рынок, появилось множество новых торговых и сервисных точек. Значительно лучше стало качество проезжих частей проспекта, чего не скажешь о тротуарах. (Оно и понятно, начальство-то ими пользуется редко). Преобразились фасады ряда старых зданий. Большинство же построек вековой и большей давности остаются в первозданном виде и представляют все многообразие особняков донской столицы от деревянных куреней до минидворцов, уличные фасады которых оформлены элементами классической архитектуры (полуколонны, сандрики, лепные украшения). Таковы дом № 54, приспособленный под магазин автозапчастей (фото наверху) и № 74 — занятый еще одной аптекой. Немало на проспекте и домишек, что называется, отживших свой век. На их месте должны появиться постройки, достойные времени и места. Ведь многие, транзитом проезжающие наш город с востока на запад или с запада на восток, составляют впечатление о нем по застройке Баклановского проспекта.
Однако, город славен не только архитектурой и благоустройством. Хочу назвать несколько имен, связанных с этим проспектом и оставивших заметный след в истории Новочеркасска.

Мемориальная доска, укрепленная на доме № 15, скупо сообщает: «В этом доме в 1953-56 гг. жил советский писатель Борис Васильевич Изюмский (1915-1984 гг.)». Вообще-то Изюмский жил в Новочеркасске более 10 лет. Оставив действующую армию в связи с тяжелым ранением, он с 1944 года преподавал в суворовском училище. Через четыре года Ростовское издательство опубликовало повесть Изюмского «Алые погоны». Повесть впоследствии переросла в роман. Его издали в Москве, а автор и Новочеркасское суворовское училище получили всесоюзную известность. По мотивам романа был создан кинофильм «Честь товарища». Покинув Новочеркасск, Борис Васильевич жил в Ростове, много писал. Стал заслуженным работником культуры РСФСР. За роман «Плевенские редуты» писатель был награжден болгарским орденом «Кирилл и Мефодий».

Вот еще мемориальная доска, свидетельствующая о том, что здесь (дом № 19) с 1912 по 1918 г. жил один из первых организаторов большевистского подполья в Новочеркасске Виталий Филиппович Ларин (1895-1937). Непродолжительная жизнь активного революционера, а потом партийного и советского работника оборвалась в роковом 37-м. Он был арестован и убит на допросе. Вот уж воистину революция пожирает своих детей. Как и многих, безосновательно репрессированных, Ларина реабилитировали. Его именем названа бывшая ул. Татарская, отходящая от Баклановского проспекта у Манежа. А сколько славных имен увековечено в названиях улиц и переулков, подходящих к проспекту с юга и уходящих от него по северному склону (А.С. Пушкин, герой Советского Союза Галина Петрова, Николай Островский, Ф.В. Ленгник, И.И. Крылов, А.П. Гайдар). Переулок Гайдара, кстати, «прорубили» между проспектом и улицей Народной уже в советское время. Старым планом города никакого переулка здесь не предусматривалось.
На проспекте немало так называемых «безымянных» домов, т.е. таких, в которых жили известные, а то и знаменитые люди, но память о них никак не зафиксирована.
На втором этаже старинного дома (№ 49) долгие годы жил Николай Асинкритович Тусов (1887-1965). Выпускник Петербургской академии художеств, он был верен традициям русского реалистического искусства. Об этом свидетельствуют выполненные им портреты Пушкина, Гоголя, Чехова, Платова, пейзажи Подмосковья и Донщины. Тусов был дружен с И.И. Крыловым, вместе с ним работал в политехническом институте (был доцентом кафедры графики), а после смерти Ивана Ивановича продолжал его дело по руководству художественной студией при институте.

В пятиэтажке, что на углу проспекта и улицы Крылова жил Виктор Михайлович Решетов (1923-1998). Более 40 лет служил он в городском драмтеатре. Многие новочеркасцы-театралы хорошо помнят этого замечательного артиста. В 1980 году Решетов был удостоен звания «Заслуженный артист РСФСР». В последние годы жизни Виктор Михайлович серьезно занимался живописью, участвовал в городских художественных выставках.

Призывно распахнутая дверь в торце четырехэтажного дома № 63 ведет ныне в Сбербанк. А сорок лет назад здесь помещалась художественная мастерская Николая Овечкина (1929-1993). Окончив Московский Суриковский институт, молодой художник вернулся в Новочеркасск и написал свою первую большую заказную картину «Вольница». Это эпическое полотно находится в постоянной экспозиции Музея истории донского казачества. Получив помещение для мастерской, Овечкин не только интенсивно занимался творческой работой, но и возродил городскую художественную студию, тем самым как бы принял эстафету своих предшественников И.И. Крылова, М.Б. Грекова, Н.А. Тусова, Г.В. Беды. Николай Васильевич в Новочеркасске работал недолго (1961-64 гг.), но успел сделать очень много. В 1964 году его приняли в знаменитую тогда Московскую студию военных художников им. Грекова. Там он стал крупным мастером диорамно-панорамного искусства. Итогом его работы в студии стали девять диорам, в т.ч. «Освобождение Новочеркасска в 1920 году» и грандиозный архитектурно-живописный комплекс «Плевенская эпопея». Кроме того, им написано множество великолепных портретов и жанровых картин. Был он и прекрасным графиком. Творчество Н.В. Овечкина отмечено наградами, премиями, званиями, в т.ч. высшим — народный художник СССР.

Я упомянул лишь тех, кого лично знал (кроме Ларина, естественно) и с кем довелось общаться. У меня хранится карандашный портрет А.С. Серафимовича, нарисованный Тусовым с натуры в 1928 году, т.е. в год 65-летия знаменитого писателя. На книжной полке стоит роман Изюмского «Плевенские редуты» с дарственной надписью автора. Вот каталог городской художественной выставки 1961 года, где значатся и мои акварели, отобранные Овечкиным. А на этой фотографии мы с Решетовым обмениваемся мнениями по поводу экспозиции 42-й городской художественной выставки. Через несколько месяцев Виктора Михайловича не стало…
Но жизнь продолжается. Шумит Баклановский проспект. Бесшумно опадают осенние листья. Стою в конце бульвара. Передо мной Юбилейная площадь, а за ней продолжение проспекта. Совсем уже другого, хотя и с тем же названием.

Комментарии (0)

Добавить комментарий