Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

Манеж-2003

Когда я, восхищенная просмотром, собралась писать о выставке «300 лет российской журналистики», проходящей в столичном Манеже с 14 сентября по 5 октября, знакомый коллега, похоже, уставший как от профессии, так и от жизни, скептически заметил: «Кому это в провинции нужно? Не пиши». Однако его «добрый» совет меня не убедил, так как искренне считаю — подобного уровня выставка, показывающая не только вехи отечественной журналистики за три столетия, но и, по сути, неразрывно связанная с историей страны, ее войнами, победами, общественными и природными катаклизмами, искусством, наукой и прочее, прочее… не может не быть увлекательно интересной для любого неравнодушного представителя СНГ и окрестностей.

Судите сами. Огромные выставочные площади Манежа полностью отданы под всевозможные печатные издания и сопутствующие им исторические экспонаты. Из зала в зал, от петровских «Ведомостей» (первая российская газета) и дипломатических корреспонденций князя Б. Куракина (18 век), мимо знаменитых изданий 19 века: «Современник», «Северная пчела», «Полярная звезда» к журналам «Мiръ искусства», политическо-сатирическому «Благо и мат» (1906 г.), Окнам РОСТа Вл. Маяковского, через партизанскую газету на бересте (!) «Народный мститель» и советскую прессу — к электронным СМИ. От печатной машинки «Remington» и первого отечественного серийного телевизора с экраном в ладошку — к портативным компьютерам, Интернету, мобильной и спутниковой связи.
В начале экспозиции огромный из прозрачного пластика старинный корабль с парусами из газетных (тоже пластик) страниц — фрегат русской прессы. Устойчив его корпус, на носу, на крыльях державных орлов укреплен герб с надписью «300». Флаги — андреевский и трехцветный российский — на мачтах. Паруса подсвечены то небесно-голубым, то ярко-розовым, почти алым. Зрелище впечатляет и вдохновляет.
Каждый зал выставки обустроен с соблюдением хронологического момента. Петровские виктории, блестящие победы россиян на бранных и политических полях, золотой и серебряный века расцвета отечественной литературы, зал советского периода — с колоннами, обвитыми шелком цвета крови и славы российского народа. Соответственно продумано шумовое и звуковое оформление: от барабанного боя преображенцев и семеновцев, гимнов «Боже, царя храни» и «Интернационала», взрывов и сирен Великой Отечественной к Седьмой «блокадной» симфонии Шостаковича и непременной «Песенке военных корреспондентов» в исполнении Леонида Утесова, вокальной лирике М. Кристаллинской, М. Магомаева, Б. Окуджавы…

Безусловно, объять необъятное нельзя, но стремиться к этому можно и нужно. Вот глаз останавливается на небольшой газетке с каким-то уж прямо-таки одесским названием «За веселую жизнь». Однако на этом предвкушение веселья тормозит. Издание УБА УТК УНКВД Западно-Сибирского края от 8 марта 1936 г. Сегодня нам уже многое понятно про «развеселую» жизнь там, за решеткой. Но каков цинизм! Газета дает мрачный рассказ М. Горького, сочиненный им еще в 1891 году о жутком избиении ревнивцем мужем своей жены — с подтекстом «в лоб»: вот как было при проклятом царизме, не то что у нас, дорогие гражданки страны Советов. Убеждало ли такое печатное слово? Или более убедительны были нары и конвоиры в зоне?
А вот русская эмигрантская пресса. Париж, Прага, Харбин, Бизерта (Тунис), Берлин. Издания «Белое дело», «Евразийская хроника», «Голос минувшего на чужой стороне»… Темы материалов щемяще-грустные и наполненные верой в грядущую встречу с родимой землей. Письмо редактора газеты «Казачьи Думы» С. Пинуса академику П.Б. Струве с просьбой ответить на вопросы о роли и значении казачетва в прошлом, настоящем и будущем строительстве России (25 сентября 1922 г. Гос. архив РФ) — с уточнением такого рода: «… полагая, что объединенное казачество является значительной ответственной и чуть ли не самой сплоченной силой как в среде русской эмиграции, так и в самой России». Письма благодарности за бесплатную присылку газеты «Казачьи думы» от донского казака К.М. Попова, сотника Никонова, есаула Кубанского конного войска А. Бальбициева, В. Ковалева, Ив. Жовтонога.

Ведомость газеты «Общее дело» на оплату гонораров авторам-эмигрантам. В списке Иван Алексеевич Бунин. За статью «Пресловутая свинья» (357 строк, Париж, 1920 г., октябрь) будущему нобелевскому лауреату выплачено 357 франков. Самая высокооплачиваемая ставка. Гордимся соотечественниками и сожалеем — наше перо, российское, классическое, оказалось, увы, не в России. Но, может быть, потому и выжил писатель, прославив Родину и там, за ее рубежами.
Сатирические открытки «Выборы» 1905 г. — весьма актуальны и для наших сегодняшних выборных игр. Дума, к примеру, выведена там в образе зубастого крокодила, меж сомкнутых острых клыков которого стеснились белые голубки наивных чаяний, идей и надежд. Это ли не современно?

Реклама новых изданий издательства «Книголюб» со специальным штампом «Не для дам. Ревнивым не высылается». Начало 20 века. Скромные, так сказать, начатки русской эротики.

Витрина самиздата. Фото Солженицына, А. Гинзбурга (конец 60-х — начало 70-х). Все это было, было. Поколение «шестидесятников» воспитывалось и на этой литературе и публицистике.

В глубине витрины очень мелким шрифтом Открытое письмо генерал-лейтенанта А.А. Власова — «Почему он встал на борьбу с большевизмом». Убедительно очень. Жаль, время было выбрано неуместное — начало Великой Отечественной.

Почерканная военной цензурой статья Ильи Эренбурга «Киев». Билеты военкоров, фляжка, знаменитый фотоаппарат «Лейка», трубка самого Константина Симонова, китель Г.К. Жукова, в котором маршал Советского Союза подписал акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Аккредитации советских журналистов на партийный съезд. Тут же роскошный футляр для партбилета — серебро, позолота, чернь, резьба, металл. Ясно, что не для журналистской братии «корочки».

Зал космоса: скафандры, ракета-носитель, первый отечественный спутник народно-хозяйственного значения «Молния-1», улыбающийся Гагарин на фото, страницах газет, журналов. Книга прекрасного журналиста, старейшего «зубра» «Комсомольской правды», недавно ушедшего из жизни Ярослава Голованова, «Кузнецы грома» с дарственной надписью главному конструктору ракет С.П. Королеву. Улыбка, умный взгляд Мастера слова.

Многие экспонаты представил Государственный исторический музей. Один из них — фотопленка, засвеченная радиацией — Чернобыльская АЭС через сутки после аварии — 27 апреля 1986 г. Изображение как размытое. Где он, кто он — тот собкор, оказавшийся в эпицентре смерти, жив ли еще?

Прогресс не стоит на месте. В небольшом черном зальчике, где на стенках старинные пластинки с речами Льва Толстого, Орджоникидзе, Ленина, Сталина, а в витринах допотопные радиоприемники, с потолка свешиваются десятки наушников с пометками: «Радио России», «Маяк», «На семи холмах», радио регионов. Надевай и слушай — чем и как живет страна, о чем гудит нынешнее время. В одном ряду радиоэфир Новосибирска, Твери, Ростова — «Дон ТР».

Еще зал, три стены сплошь в плоских экранах. Телевещание городов и весей России, его тут бессчетно. Кони, птицы, цветы, дети, мультики, интервью, фильмы, шоу. Закаты, взрывы, фейерверки, народные гулянья. ТВ города Ливны и села Мужи, Владикавказ и Усолье Сибирское, Нарьян-Мар и Киев, Ржев, Петербург, Кострома, Казань… Телетрансляция в записи и прямой эфир.

Ищу «ТВ Ростова». Титр «Южная столица». Приятно сердцу. Городской парк. Набережная Дона. Ростовские улицы. Свадьбы, смеющиеся ростовчанки. Таганрог. Яхты. Сказочный деревянный змей на носу одной из них.

Далее «Ростов-на-Дону. Пульс». На экране сюжет — казачье гулянье в станице Вешенской. Купола храма, колокола, донские дали; цветущая махровая меловая сирень. Пляшут казачки, отбивают каблуками дробь. Мелькают цветастые подолы, сверкают шашки. «СТС-Ростов» гнал фрагменты советских фильмов и статистику зрительских просмотров. Были представлены также «Ростов-на-Дону. Южный регион ИНФО» и Волгодонск «ГК ВТВ». Пять экранов давали ростовские сюжеты. Можно было только гордиться родной Донщиной, что не упустила шанс показать лицом свой ТВ-товар в Москве.

Вход в зал, где разместилась фотосессия, был устроен оригинально — в виде фотообъектива. Зритель как бы входит внутрь изображения. Световой и звуковой ряд так же работали на идею. Регулярные щелчки фотовспышек не мешали, напротив, усиливали впечатление от предлагаемых работ — цветных и чернобелых.
Со стен смотрела ушедшая эпоха — вожди, герои, народ. Навсегда застыли семенящие по «прошпектам» дамы в широченных шляпах конца 19 века. Живописная баба в избе сует на лопате хлебы в печь. Горький в наушниках слушает радио. Чему-то хохочут в чуме беззубые старики чукчи. Военные корреспонденты у поверженного Рейхстага. Державная семья последних Романовых. Яркий клоун с надувным удавом. Разновозрастные мужики с веничками в бане, победный дуэт олимпийцев — Роднина — Зайцев, веселые молодожены, оседлавшие тележку с мороженым, советские целинники. Медсестра везет сразу восемь новорожденных на каталке. Ю. Башмет с лукавой улыбкой и гривой волос. Горбачев со своею меткой. Неожиданно светский Путин в бежевой бабочке пьет кофе из изящной чашки. Молодые родители с тройней, а выше — дипломатическое трио старых хитрованов: Сталин, Черчилль, Рузвельт. Смеющаяся милая девчонка. Воин- «афганец» с ломтем арбуза в минуту тишины.

Но более всех запомнился возлежащий на боку серьезный младенец, запеленутый и важный. Один глазок зажмурен, но другой смотрит в этот мир. Эдакий кроха, а уже заметен характер. Над ним первый документ — бирка: рост 54 см, вес 3 кг, ФИО матери.

Этот снимок помещен почти на выходе из последнего зала, что, хочется думать, не случайно. 300 лет российской журналистики, безусловно, возраст. Опыт, мудрость, мастерство — все присуще ей. Однако хотелось бы, чтоб взгляд ее на мир и события в нем оставался так же кристально чист, внимателен и серьезен (не наивен), как и первый взгляд этого малыша — жителя нового века. Символично, что и российская журналистика распечатала свой новый век — уже четвертый.
И еще. В представленном на выставке журнале «Будильник» № 1 за 1903 год по случаю 200-летия русской печати представители прессы поднимают тост за «общее единение во имя одной правды и честности». Думается, тост не устарел и через столетие.

P.S. Надо заметить, что каждый день работы выставки в Манеже с читателями и зрителями встречались представители столичных, региональных и федеральных СМИ. Вход для всех желающих узнать новое о журналистике был бесплатный.

Комментарии (0)

Добавить комментарий