Сегодня: 25 июня 2019, Вторник

Рассудите нас, люди!

Читатели «ЧЛ» продолжают интересовать, как обстоят наши судебные разборки с паспортно-визовой службой Новочеркасска. И мы сегодня решили рассказать всю историю, которая тянется больше года, подробно: от и до. Читайте, думайте, делайте выводы…

Что меня губит -так это вера в правосудие. Когда облаченный в мантию представитель Фемиды спрашивает традиционное «Доверяете ли вы суду?», я искренне отвечаю: «Да!». И расслабляюсь. Вместо того чтобы насторожиться, повысить сопротивляемость организма. Хочется говорить «правду, правду и только правду», иметь дело с корректностью и грамотностью противной стороны и получить, в итоге, от беспристрастного независимого судьи не «оказание услуг», а «постановление приговоров»*).

Эта история началась банально, как и большинство газетных историй. В редакцию пришло письмо. От горожан, возмущенных организацией работы паспортно-визовой службы. Безумные очереди за паспортами нового образца, унизительная процедура получения гражданства коренными россиянами известны всем. И сопутствующие им «прелести» — тоже: ненужные справки, непонятные суммы, некорректность сотрудников. Жители Новочеркасска жаловались на это в редакцию регулярно: звонили, писали, рассказывали устно. Мы долго входили в положение ПВС УВД, понимая, что у них есть спущенный сверху план и нет нормальных условий для тяжелой работы. Мы разъясняли через газету многие вопросы, за ответами на которые горожане стояли в очередях сутками: «Только спросить!». Мы брали интервью у начальника ПВС о порядке оформления гражданства. Мы (по своей инициативе, бесплатно) публиковали график работы отделов паспортно-визовой службы и всяческие призывы «поменять паспорта до…»

И в тот раз, когда Ю.Л. Ковалев принес в редакцию письмо с 14-ю подписями, мы познакомили с ним начальника ПВС Л.Ю. Ветрову. В письме были строчки: «… там, где сектор обслуживания касается УВД, там беспардонность, наглые ответы и издевательства над гражданами». О грубости и хамстве отдельных сотрудников ПВС мы и ранее были наслышаны: читатели «ЧЛ» не раз называли фамилии Папковой и Савченко. Мы сказали об этом Л.Ю. Ветровой, она кивнула: «Мне о них тоже часто говорят». Уточнив у Ларисы Юрьевны инициалы и должности выше названных сотрудников, мы заглянули в прокуратуру. Старший помощник прокурора Л.И. Кунахова подтвердила: на личном приеме на Папкову и Савченко граждане жаловались. Лишь после этого мы напечатали письмо Ю.Л. Ковалева и других с редакционным комментарием под названием «Не сойти нам с этого места…». И … получили вскорости повестку в суд.

Старший инспектор ПВС А.И. Папкова и инспектор О.И. Савченко требовали опровержения порочащих их «не соответствующих действительности сведений» и компенсации морального вреда в общей сумме 250 тысяч рублей. Недостоверные сведения Папкова и Савченко углядели не только в письме «Не сойти нам с этого места…», но и в материале, напечатанном по следам первого выступления. А следы были непростые — «думские». Глава Думы В.И. Золоторенко своеобразно отреагировал на 2 газетных выступления, где был упомянут законодательный орган Новочеркасской власти: по первому, не паспортной тематики, пригрозил «Лавочку» аккредитации лишить (потом оказалось: мы правы), по второму, «паспортному», затребовал материалы, «подтверждающие достоверность фактов».

В.И. Золоторенко мы ответили на страницах газеты: читатели, мол, возмущенные работой Папковой и Савченко, просили их фамилии не называть, а редакция, в соответствии с Законом о СМИ, «обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени». Исключение в этом случае есть только одно: когда источник информации требует раскрыть суд. Вот в суд-то нас и пригласили.

Дело начала слушать судья Л.Ю. Жорова. Права и обязанности сторон разъясняла, ходатайства удовлетворяла, протокол ее секретарем велся со стенографической точностью. Удовлетворила Л.Ю. Жорова и ходатайство о применении нормы международного права — статьи 10 Европейской конвенции прав человека и основных свобод в части неразглашения источника информации. Таким образом, мы получили право не называть в суде имя женщины, умоляющей нас об этом. Человека мы не подставили, а свидетелей у нас и без нее хватало.

В суд Папкова и Савченко сначала ходили вместе, потом Папкова — за себя и коллегу. 28 апреля в заседание явился Л.В. Новиков и представил доверенность от обеих истиц. Именно тогда Л.Ю. Жорова предложила нам заключить мировое соглашение, и мы ушли думать. Мне виделся такой вариант: Папкова и Савченко на страницах нашей газеты извиняются за свою некорректность перед посетителями, объясняя это усталостью, большой загруженностью и т.п., мы, в свою очередь, приносим извинения сотрудницам ПВС, прося народ принять с пониманием их проблемы.

8 мая к 9-ти я явилась в суд и узнала от Л.Ю. Жоровой, что дело у нее забрали: слушать теперь будет судья А.В. Москалев.
Вот тут бы мне и проявить бдительность, собраться с силами, заподозрить неладное! Увы…

В этом году я была участницей проекта Российского Фонда Правовых Реформ «Судебная власть и СМИ: 300 лет вместе». В его рамках для журналистов прошли Дни открытых дверей в Северо-Кавказском окружном военном суде, Ростовском областном суде, Арбитражном суде Ростовской области, Азовском городском суде, Управлении Судебного департамента Верховного суда по Ростовской области. Как гласил пресс-релиз, «Журналисты и судьи могли на равных вести диалог о проблемах третьей и четвертой власти, ходе судебной реформы, поднимать этические проблемы взаимоотношений, высказывать профессиональные претензии». В Судебном департаменте я познакомилась с его пресс-секретарем Юлей, которая, узнав, что я из Новочеркасска, сказала: «У вас там такой сейчас судья великолепный — Москалев, грамотный, умница. Жаль, ненадолго. Он будет председателем районного суда в Ростове».

Оценка запомнилась. Подкупило и то, что Москалев, в отличие от многих новочеркасских судей, творил правосудие в мантии. А когда он отверг требование Л.В. Новикова о принесении публичных извинений истицам («Где вы видели в законе такой способ компенсации морального вреда?»), я растаяла. Год назад «публичные извинения» по другому иску к «Лавочке» прошли кассационную, надзорную инстанции, Верховный суд и Генеральную прокуратуру. И остались в силе! А Москалев, в первой инстанции, заметил!

И начали мы слушать дело сначала. И каждый вечер муниципальный телеканал как главную городскую новость преподносил сюжет о рассмотрении иска сотрудниц ПВС к журналистам «Лавочки». Впрочем, 5-й канал выдавал за событие даже отсутствие оного: когда я просила суд перенести заседание по уважительной причине (присутствие на семинаре в областном суде), на экран выпустили Л.В. Новикова. Грозный представитель истиц сообщил, что в случае неявки ответчиков на второе заседание, на третьем дело будет рассмотрено в их отсутствии.

Прибегать к санкциям суду не пришлось — на все заседания я исправно ходила. Как и телевидение. Показалось мне, правда, странным разрешение судьи о проведении съемки. Ведь речь шла о том, что многие наши читатели просили их фамилии нигде не называть, а истицы требовали, чтобы мы даже доказывали достоверность этих «сведений». Выходило, по логике, что если бы мы открыли источник информации по требованию суда, то предоставивший ее человек не только бы стал известен (по фамилии), но еще и «популярен» как телезвезда. Поэтому мы заявили ходатайство пригласить в суд только самых храбрых свидетелей.

Удивительные вещи продолжились, переходя в ранг чудесных превращений.
Показания свидетеля пенсионера П.Н. Чернова в протоколе судебного заседания вообще превратились неизвестно во что. И я, и он утверждаем, что в судебном заседании он говорил следующее: «Я сталкивался с грубостью Папковой, когда обменивал паспорт. Мы стояли в коридоре довольно плотной толпой. Вдруг открылась дверь, и на пороге появилась женщина…». Дальше идет описание конкретного случая, после чего: «Я побывал у начальника ПВС подполковника Ветровой, упомянул об этом эпизоде. Она сказала, что на Папкову и Савченко поступает много жалоб…». И еще: «С Савченко я лично не сталкивался».
А в протоколе записано: «Лично с инспекторами Папковой, Савченко я не сталкивался»! Возникает вопрос: зачем я такого свидетеля вообще в суд приглашала?!

Еще более чудесные вещи произошли со свидетельницей Л.В. Крючковой. Людмила Васильевна — председатель городской организации профсоюза работников образования и науки, по долгу службы ведет прием членов профсоюза. Не раз она звонила в редакцию: «Помогите! Люди постоянно жалуются на паспортный стол», называла фамилии инспекторов Папковой и Савченко. Готовя статью «Не сойти нам с этого места…», точнее комментарий к ней, мы использовали, в частности, информацию от Крючковой (она подтвердила ее письменным ответом на редакционный запрос).

И вот Л.В. Крючкова — свидетель в суде. К даче показаний она готовилась, выписала целый список фамилий учителей, которые приходили к ней с жалобами. «Ко мне, — говорит она, — обращался Кепуладзе Тариэл Гутушович, Туманова, Абрамова, Буданова, Белая…». «Что вы нам тут лекции читаете? — прерывает ее судья. — Что вы бумажку заготовили — конспект нам читать?!». По существу А.В. Москалев в нарушение статьи 178 ГПК РФ не позволил свидетелю пользоваться письменными материалами в случае, если показания связаны с данными, которые трудно удержать в памяти. Не случайно в протокол не попал «Кепуладзе Тариэл Гутушович» (не удержала в памяти грузинскую фамилию русская секретарша!), но все-таки на листе дела № 80 есть запись показаний Л.В. Крючковой: «Туманова, Авраменко (так искажена фамилия Абрамовой — Е.Н.) конкретно обращались ко мне лично». Между тем в решении суда все с точностью до наоборот: «Кто конкретно обращался, она пояснить не смогла»! И еще интересней — об оценке показаний Л.В. Крючковой: «Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности». Помилуйте! Тот же лист дела № 80: «Граждане приходили ко мне на прием, их регистрировали в журнале приема…»
Кстати, узнав о решении Новочеркасского суда и об искажении в протоколе ее показаний, Л.В. Крючкова отправила жалобу на действия судьи в квалификационную коллегию судей: «Считаю, что судья Москалев А.В. не имел и малейшего желания получить свидетельские показания, так как для себя заранее решил, что правы чиновники ПВС, а не жители города». Жалоба оставлена без удовлетворения…
Что касается моих замечаний на протокол судебного заседания, то они судьей отклонены. Причем узнала я об этом только при рассмотрении дела в кассационной инстанции и, следовательно, определение А.В. Москалева обжаловать не успела.
И вообще, переоценила я грамотность, опытность и прочие положительные качества временного в Новочеркасске судьи. Так и не научился он за годы своей практики распознавать разные формы сообщения сведений: утверждения о фактах и оценочную информацию (мнения, суждения, убеждения, предположения), что принципиально при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации.

И не я это придумала — Пленум Верховного Суда, принявший специальное Постановление по этому поводу еще в 1992 году. Не знаком, видать А.В. Москалев с этим документом, иначе не обязал бы меня, к примеру, опровергать «сведения»: «…думаю, человек 100 — прямо из «полуживой очереди» на ул. Шумакова — я приведу…». Ну, хоть убейте, я и сейчас не думаю иначе! И не надо нарушать, господин судья, Основной Закон страны, ведь статья 29 (ч. 3) Конституции РФ гласит: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них».

Можно только гадать, почему суд подошел к этому делу так предвзято (по моему мнению…). Может потому, что затылком чувствовал горячее дыхание мэра? Вряд ли случайно неусыпное внимание к этому судебному процессу муниципального телевидения. Интересно в этой связи и выступление мэра на заседании городской Думы через несколько дней после вынесения А.В. Москалевым решения. Как рассказали нам депутаты, мэр города А.П. Волков заявил следующее: «… все публикации в городских газетах по поводу незаконной приватизации («ЧЛ» — в их числе — Е.Н.) содержат клевету и эти газеты будут наказаны в судебном порядке. Уже на 65 тысяч рублей оштрафована одна из городских газет («Лавочка»! С госпошлиной и оплатой почтовых расходов столько и будет — Е.Н.)… Мы два года молчали, а теперь молчать не будем, а будем продолжать эту работу». А мы-то думали: с ПВС судимся!

Дальнейшее развитие событий было вкратце таким. Мы подали кассационную жалобу. А попутно отправили на имя Министра внутренних дел Б.В. Грызлова (копия — начальнику ГУВД области В.В. Шевченко) письмо с информацией о работе ПВС Новочеркасска и всеми к нему приложениями (жалобы граждан, публикации в других городских СМИ).

Проверка из области приехала очень быстро (раньше, чем письмо в первый адрес дошло до Москвы). Со мной беседовал зам. начальника Милиции общественной безопасности ГУВД РО полковник милиции С.Н. Дробязко, попросил уточнить необходимое. Через некоторое время в редакцию пришел первый официальный ответ. Частично изложенные нами факты уже подтвердились. По многим моментам работа еще ведется. И в конце: «По факту грубого обращения с гражданами сотрудников ПВС г. Новочеркасска, в частности, Папковой А.И. и Савченко О.И., проводится проверка сотрудниками УСБ ГУВД РО. На время проверки данные сотрудницы отстранены от работы. В отношении Папковой А.И. возбуждено уголовное дело № 3358103 по ст. 286 ч. 1 УК РФ».

Из сводки УВД г. Новочеркасска мы узнали, что при проверке в ПВС была обнаружена также подделка документов: выявлены десятки паспортов России, выданных лицам армянской и грузинской национальности, «в которые внесены ложные сведения об основании их выдачи». Из других источников — что печать у них там куда-то исчезала, а потом как-то нашлась (вроде, не частная лавочка — подразделение Управления внутренних дел). Позже нам стало известно, что А.И. Папкова с О.И. Савченко там уже не работают…

В кассационную инстанцию мы привезли дополнительные доказательства (в частности, цитируемый выше ответ С.Н. Дробязко из ГУВД), которые не могли быть представлены в суде первой инстанции. У нас появились новые свидетели, готовые подтвердить нашу правоту. Мы просили суд направить дело на новое рассмотрение. Аргументируя свою просьбу, мы ссылались на нарушение Новочеркасским судом и норм процессуального права. Так, Л.В. Новиков, оказалось, представлял в суде интересы истиц по «липовым» доверенностям: А.И. Папкова расписалась на них и за себя и за О.И. Савченко, сама же, за начальника, удостоверила эти подписи. Кстати, Л.В. Новиков пояснить что-либо по этому поводу в областном суде не смог.
Несмотря на все это, судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда фактически оставила решение Новочеркасского суда в силе, изменив его лишь в части сумм компенсации морального вреда нашим истицам. Если раньше редакция должна была выплатить каждой по 25 тысяч рублей плюс я как автор по 5 тысяч рублей каждой, то теперь А.И. Папковой с О.И. Савченко на двоих достанется только 22 тысячи: 20 редакционных и 2 — из моего кармана.
И что дальше? — спросите вы. Паспортно-визовой службы в Новочеркасске в старом составе уже практически нет, а журналисты перед ней все виноваты?
Успокоим читателей: мы сдаваться не собираемся. Готовим жалобу в порядке надзора и — сразу же — в Европейский суд в Страсбурге. А что? Неплохо звучит: «Частная лавочка» — против России». По нашему мнению, нарушены сразу 2 статьи Европейской Конвенции Прав человека: 10-я (свобода слова) и 6-я (право на справедливое судебное разбирательство).

… И все-таки в правосудие я по-прежнему верю!
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий