Сегодня: 27 июня 2019, Четверг

После выхода публикации “Собачье сердце” ко мне домой и на работу раздаются анонимные звонки с угрозами. Один из них я успела записать, включив кнопку на телефонном аппарате. Данный аудиодокумент я намерена передать в руки правоохранительных органов. Человек, пожелавший остаться неизвестным, прорычал в трубку следующее: “Вы еще прочтете и услышите о себе. Вы вступились за Тахирова, поэтому будете жрать дерьмо, пока не подавитесь. Менты у нас по всей Ростовской области заказаны. Они еще получат по первое число, а вы отвалите подобру- поздорову!”
Похоже, речь идет о широкомасштабной информационной кампании, цель которой — любыми способами дискредитировать тех, кто по долгу службы борется с криминалом. Сегодня преступники реализовывают свои замыслы в масштабах одной отдельно взятой области, завтра — в масштабах всей страны. Если их не остановить, то послезавтра мы можем проснуться в другой стране, без законно избранного парламента и президента.
Надеюсь, что по данному факту будет возбуждено уголовное дело и в ходе следствия установлено, существует ли связь между прозвучавшими угрозами и обилием оскорблений, которые в унисон наносятся мне на страницах еженедельников “21 канал” и “Новочеркасская неделя”. Помимо словечек “пустобрех”, “запор мысли”, “словесный понос”, в бурлящих пузырях вылитых помоев мелькают обвинения в продажности. Любопытно, что в материале “И вот… коварный поворот”, опубликованном в названных газетах, В. Чеботников обвиняет центр “Право и СМИ” и газету “Частная лавочка” в содействии особо тяжким преступлениям: “Все эти деяния (наши выступления — А.С.) направлены на то, чтобы в нашем городе, да и в нашей стране, убиенных стало еще больше”.
А все из-за того, что осмелились поставить вопрос о смычке прессы с криминалом, осмелились напомнить: работайте грамотно, профессионально, объективно, не делайте голословных утверждений, не очерняйте, не клевещите!
Но, как водится, гром не грянет, мужик не перекрестится. В настоящее время прокуратурой Кировского района г. Ростова-на-Дону заведено уголовное дело по ст. 129 ч. 3 УК РФ на Виктора Банева, автора “обвинительных” публикаций о Х.Г. Тахирове в “Московском комсомольце — Юг”. Напомню содержание этой статьи горе-журналистам, поддерживающих Банева и, судя по всему, идущих по его стопам: “Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет”.
Казалось бы, пора остановиться над пропастью лжи. Ан нет! В. Чеботников норовит кубарем туда скатиться: подтасовывает факты, публикует ничем не подтвержденные сведения, порочит людей по признакам пола и национальной принадлежности. Может быть, журналист просто не знаком с Уголовным Кодексом? Он постоянно заявляет, что для него существует лишь один указующий перст — закон “О СМИ””. Но и этот закон (ст. 59 “Ответственность за злоупотребление свободой массовой информации”) содержит упоминание об уголовной ответственности.
Главное заключается в другом: помимо закона “О СМИ” существует два десятка федеральных законов, образующих информационную отрасль права. Хочется или нет, приходится журналистам работать с оглядкой на законы “Об информации, информатизации и защите информации”, “Об авторском и смежных правах”, “О рекламе”, “О государственной тайне”, “О связи”, “О лицензировании отдельных видов деятельности”, “Об экономической поддержке районных (городских) газет”… В период выборов журналист обязан руководствоваться избирательным законодательством. Список можно продолжать, ясно одно: одним законом “О СМИ” при всем желании не обойтись, а незнание законов не освобождает от ответственности. Для того, чтобы снизить уровень конфликтности по линии “журналистика — общество — власть”, во всем мире и существуют “конторы со смешным названием” “Право и СМИ”.
Поливая грязью Х.Г. Тахирова, Чеботников достает из широких штанин некий документ, на первый взгляд не оставляющий сомнений в его правоте. Он ссылается на Определение Верховного Суда № 41-Г99-7 от 1999 года, где говорится о нецелесообразности допуска Тахирова к совершенно секретным и секретным материалам. При этом борзописец стыдливо умалчивает, что в ходе своего “расследования” намеренно вырывает его из контекста и “забывает” сказать, что оно было пересмотрено Постановлением Президиума ВС РФ от 23 февраля 2000 г., а решением Ростовского областного суда от 3 мая 2000 г. полковник Тахиров был полностью восстановлен в своих служебных правах. Более того: те люди, которые фабриковали обвинения, сами совершали злостные злоупотребления и нынче находятся в местах не столь отдаленных.
Используя риторический прием под названием “аргумент к незнанию”, г-н Чеботников не оригинален: он просто повторяет аргументацию телепередачи “Секретные материалы”, увидевшей свет в начале июля на канале ТВЦ. Не станем наивно полагать, что целая группа столичных и региональных авторов испытала коллективное умопомрачение, нарушая правила журналистской этики, а заодно и две статьи (49 и 51) Закона РФ “О средствах массовой информации”, которые вменяют в обязанность журналистам “проверять достоверность сообщаемой им информации”, не допускать “распространение слухов под видом достоверных сообщений”.
Повторюсь: данная информационная кампания, закамуфлированная под журналистское расследование, имеет ярко выраженный провокационный характер. Журналисты являются ее исполнителями. Куда интереснее узнать, откуда ноги растут, кто под шумок борьбы с “оборотнями в погонах” затеял охоту на неугодных? Как иначе понимать телефонную фразу: “Менты у нас по всей Ростовской области заказаны”… Следы криминальных группировок в этой истории очевидны. Следствие установит, каких именно.

Комментарии (0)

Добавить комментарий