Сегодня: 21 июня 2019, Пятница

“Камни родного города, в каком я неоплатном долгу перед вами! Где найти слова, чтобы воспеть вашу вековую древность и гордость?
Камни родного города, политые потом и кровью, по которым ступал я в детстве и ступаю сейчас с вечной сыновней преданностью, — вы всегда со мной!”

Такими словами четверть века назад начал свою трилогию “Новочеркасск” уроженец нашего города писатель Г.А. Семенихин. Роман этот знаком практически всем новочеркасцам, жившим в нашем городе на рубеже 70-х — 80-х годов минувшего XX века. Ведь главы этого романа публиковались в тогда еще единственной городской газете “Знамя коммуны”, издававшейся тиражом в 30 тысяч экземпляров и читавшейся практически каждым новочеркасцем.
К чему я это все? Да к тому, что все новочеркасцы того времени читали тогда и слова, посвященные площади Ермака. Вот они.
“Площадь выбита жестким булыжником. О нем по праву говорят: такому износу нет. Сколько боевых коней процокали по этой площади…”
И вот новочеркасцы узнают из ряда вон выходящую новость: площадь Ермака, которая до революции именовалась Николаевской, а ныне неофициально зачастую называемая Соборной, в скором времени может утратить свой столь привычный покров. Совсем недавно стало известно: администрация нашего города решила, что более подходящим для нее покровом будет не природный булыжник, а искусственное покрытие. Им была сделана отмостка по всему периметру Вознесенского собора после завершения на нем наружных работ.
Во время своего последнего посещения Новочеркасска глава администрации Ростовской области В.Ф. Чуб побывал на ряде реконструируемых объектов нашего города, в том числе и у Вознесенского собора. Тут-то он и был проинформирован о том, что вынашивается план реконструкции площади, заключающийся в замене брусчатки искусственным покрытием. Покрытие это было ему тут же продемонстрировано, что называется, в деле: уложенное пока лишь вокруг собора, оно особенно эффектно смотрелось у ступеней паперти, где имело интересный рисунок из взаимно переплетающихся дуг концентрических окружностей. Тут же была оглашена и цена вопроса: 30 миллионов рублей, то есть порядка миллиона долларов. Это обстоятельство заставило губернатора задуматься. “Площадь Ермака важна, особенно в свете юбилейных для города дат… Но на 30 миллионов можно очень много более нужных объектов сделать”, — сказал он и пока не дал однозначного ответа.
Как же теперь обстоят дела с задумкой нашей горадминистрации? Якобы уже есть проект и смета на 30 миллионов рублей. Так как такой суммой наша горадминистрация не располагает, то она начала переговоры о долевом участии средств епархии, областного и местного бюджетов в финансировании задуманной ею работы. Одновременно с администрацией задумались и небезразличные горожане: а нужны ли сейчас работы по реконструкции площади? А если и нужны, то такие ли именно, какие предлагает администрация? Да, площадь многие десятилетия каким только внешним воздействиям не подвергалась: и большегрузный транспорт по ней перемещался, и разрытия на ней производились… Естественно, что перемостить какие-то ее участки не будет лишним. Но не абсолютно всю площадь и не эрзац-камнем: перед главным входом брусчатка все такая же, как и сотню лет назад.
Брусчатка эта помнит еще императора Николая II, побывавшего в Новочеркасске в год начала Великой войны, как в свое время называли Первую мировую. Помнит она и наказных атаманов: Самсонова, погибшего со своей армией в немецком окружении в 1914 году; фон Граббе, ставшего последним из наказных. Помнит она и свободноизбранных атаманов: Каледина, Краснова, Богаевского. А кто из знаменитостей будет ступать по заменившму ее покрытию, кто из них останется в памяти народной? По брусчатке же ступали и первый всенародно избранный президент всех россиян, и второй — еще до своего президенства.
В свое время тяжеловесная военная техника несколько нарушила покрытие главной площади российской столицы — Красной. А посему в начале 70-х годов доступ на нее был прекращен: площадь была огорожена, камни ее брусчатки — пронумерованы и извлечены из грунта, а после планировки и подсыпки основания вновь уложены на прежние места, где лежат и поныне. А где будут лежать камни нашей брусчатки после извлечения их из грунта, если дело дойдет до этого? В лучшем случае, ими замостят какую-нибудь ведущую на низовку улицу. А в худшем?
На древнейших улицах Вечного города до сих пор сохраняются мостовые, сработанные еще рабами Рима. За две с половиной тысячи лет в их камнях протерлись глубокие колеи, из-за которых там уже не может перемещаться транспорт. Но ни у кого из римлян не возникает даже мысли о замене этих камней, так как они — главная достопримечательность этих улиц, как магнит притягивающая сюда туристов.
А в святом городе Иерусалиме, где соседствуют святыни сразу трех мировых религий, есть известная всем “Стена плача”. Стена эта за два последних тысячелетия приобрела очень и очень непрезентабельный вид: ее кладка выветрела, стала корявой… И хотя это место в Иерусалиме ежедневно посещает множество людей, которые творят молитвы, приложив ладони рук к шершавым камням, ни у кого и мысли не возникает оштукатурить стену либо обложить ее кафельной плиткой…
Не возникла бы мысль о замене брусчатки и у новочеркасцев, с детства знакомых со словами писателя Г.А. Семенихина о камнях родного города, о нашем неоплатном долге перед ними. Но у людей, не знакомых с этими и им подобными словами о нашем городе и его камнях, такая идея все же возникла. И она будет обязательно реализована, как только у них появится необходимая для этого сумма в 30 миллионов рублей или в 1 миллион долларов. А большинству жителей Новочеркасска будет глубоко безразлично, чем покрыта главная площадь нашего города. Потому что в их сознание давно уже внедряется мысль: не стоит беспокоиться, что делается что-то не то, если это делается без ущерба для городского бюджета.
И последнее: кто-нибудь из представителей администрации нашего города ходил вокруг да около собора? Там много участков, на которых верхний слой отмостки поднялся “шубой” и рассыпался в прах. А если бы губернатор решил туда заглянуть? Большой конфуз бы вышел: вместо камней родного для нас города увидел бы он там цементное крошево и пыль, в которую в буквальном смысле этого слова способны обратиться в течение года все испрашивавшиеся у него 30 миллионов рублей. Равно как и 1 миллион долларов.

P.S. Когда этот материал был уже набран, стало известно, что на площади Ермака,в начале аллеи на Платовском проспекте, начаты работы по сооружению постамента конного памятника М.И. Платову, который прежде намеревались разместить на Юбилейной площади. В результате исторический облик площади будет видоизменен памятником-новоделом, который окажется расположенным в пределах прямой видимости от своего дореволюционного предшественника.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий