Сегодня: 21 июня 2019, Пятница

После того, как читатели «ЧЛ» узнали о финале судебных разборок нашей газеты с сотрудницами Паспортно-визовой службы УВД, в редакции нет отбоя от телефонных звонков. Приходят письма. Люди предлагают свою помощь «частным лавочникам» и готовы идти свидетелями в суд (в большинстве своем не боясь назвать имена и фамилии), чтобы подтвердить, что унижения, оскорбления, не говоря уже о просто равнодушии сотрудников ПВС к горожанам — стиль работы Паспортно-визовой службы. Причем, читая письма и лично выслушивая многих и многих жителей Новочеркасска, мы начинаем думать: может, зря мы ополчились на двух сотрудниц ПВС? Похоже, вся эта служба нашей уважаемой милиции работает из рук вон плохо.
Пенсионерка Н.А. Мыльникова позвонила в редакцию пару недель назад. Наш корреспондент встретился с ней. Рассказ Неонилы Алексеевны мы приводим почти дословно.
Мой внук должен был впервые получать паспорт, ему 14 лет. Я предварительно позвонила в паспортный стол, хотела узнать, что для этого нужно. В ответ мне назвали адрес: ул. Красноармейская, 40, приходите, все узнаете.
Пришла я туда к 9 часам, в четверг, посмотрела — все закрыто. Люди стояли на улице, все возмущались. Записывались кто на паспорт, кто на компьютер. Я во все очереди записалась, не зная, куда мне нужно. Глянула на часы: времени уже было 20 минут десятого. Хотела уже уходить, думаю, пойду сейчас сяду на трамвай, чего я буду стоять, как нищая.
Развернулась и пошла. И как кто-то сказал мне: обернись! Я обернулась, смотрю дверь нараспашку, времени — половина десятого. Я быстренько туда, стала читать, куда и чего. «Начальник паспортного стола», «Прописка»… Туда дальше прошла: «Вид на жительство». Что это такое? Для меня это ничего не говорит. Я постучала — закрыто. Смотрю: там армянская диаспора. Я туда, правда очень хорошо меня девушка приняла, я ей: миленькая, разрешите такой вопрос. А она говорит: я по этим вопросам ничего не знаю.
Я заглядываю туда, где компьютеры, там две девушки. Я поздоровалась: девушки, миленькие, скажите, с чего начинать? «Приходите в приемные дни, вам все расскажут». «Ну, скажите хоть, какие приемные дни?» «Идите, там читайте, в 8-м кабинете».
Подхожу к 8 кабинету, читаю: среда — вид на жительство, вторник и пятница — гражданство. Вторник и пятница — принимают с 9 по полдвенадцатого.
Прихожу я к 9-ти, во вторник. Как глянула! Никуда не протолкнешься, коридор забит, дошла до 8 кабинета, стала ну как барашек, стою, смотрю, что же мне дальше делать. Люди ругаются, скандалят, никого не пропускают. Я подошла к одной женщине: «Вы меня извините, мне нужно паспорт получить ребенку, как это сделать? Какое-то гражданство нужно». А она: «Где он родился?» «Под Москвой, — говорю, — папа — военнослужащий». А она: «Сидите до полдвенадцатого, вот нате вам список, записывайтесь, полдвенадцатого будет пересчет». Я записалась 145-й.
До полдвенадцатого я прождала. Народу — жутко! Рассказали мне люди из очереди порядок: если я хочу пройти первая, я должна ночевать с этим списочком в руках до следующего утра, до девяти часов. Потом перекличка: если кого-то нет, вычеркивают.
Посмотрела я на это дело… Всю ночь я стоять не собираюсь. Да и здоровья нет, давлению, думаю, чокнет, я тут и лягу. Перекличку сделала и ушла. Пришла домой во втором часу.
Пришла в следующий раз, в пятницу. К половине двенадцатого мой номер продвинулся до сто двадцать какого-то. Еду домой в автобусе, зажуренная конечно. А со мной рядом женщина: «Что вы такая уставшая?» Я говорю: «Ой, с этими паспортами…» А она мне: «Бабуль! Да вы там будете стоять 2 месяца, я вам дам номер, идите на мой номер». И фамилию свою сказала. Она была 43-я. Я, конечно, ей очень признательна! Хотя все равно я потом долго ходила. Там ведь как. Зайду я, например, наконец, в 8-й кабинет в числе первых, а окажется, что какой-то документ у меня не готов. Меня опять в первые номера сюда записывают, на следующий раз я опять иду туда. Если что-то опять не так, я опять выхожу и заново: туда — сюда, туда — сюда. А очередь чуть-чуть движется.
В общем, прихожу во вторник, сижу до полдвенадцатого. Опять жуткая очередь. Перекличка на пятницу. Мужчина на машине согласился быть первым, значит с четверга на пятницу ему здесь ночевать.
Прихожу опять в пятницу. Моя очередь 34. До полдвенадцатого продвинулась на 10.
Вторник. На пятницу перекликнулись, я уже 26-я.
Пятница. Перекликнулись. Пришла домой. В следующий раз нужно привести внука. Мне сказали, что если очередь будет уже подходить, нужно чтобы пришел ребенок и его папа или мама. Это сказали люди в очереди. Это я до сих пор не зашла в кабинет и ничего там не спросила.
Вторник…
Пятница…
Вторник, я 21-я. Думаю: слава тебе, Господи, пройду. Ничего подобного. Прошло 20 человек. Мы ребенка привели, мама пришла со своим паспортом, с папиным паспортом, с документами (взяли все документы, какие есть, чтобы не бегать). 20-я зашла… Полдвенадцатого. Выходит инспектор Ольга Ильинична: «Прием закончен. Принимаю детские дома». Я прошу: примите, пожалуйста, нас, ребенок должен поехать отдыхать, чтобы не приходил больше ребенок! Она не разговаривает! Абсолютно не слышит! Пошла в кабинет женщина из детского дома. Все. Внук говорит: «Бабушка, не расстраивайся!» Пошли мы перекликнулись. Стала я 13-я: опять многие возвращались, из первых.
Пятница. Внук никуда не уехал, хотели на море, отдых сорвался. Приходим все, нам никто не говорит, что ребенок, оказывается, не нужен! В 9 я уже там была, хотя Их Величество инспектор Савченко 25 минут десятого приходит (я там была полтора месяца, все это своими очами видела: пусть меня стреляют, пусть казнят — приходит в 9.25 каждый день). Мы прошли! Дочка зашла в кабинет с внуком. Выходит: «Мама, ты знаешь, нужно еще справку — доказать, в каком году мы сюда переехали и что жили в Новочеркасске. А нет — запрос давать в Подмосковье».
Я уже была 6-я. «Ну что, дочечка, давай вспоминать, когда сюда переехали. Старые-то паспорта сдали…» Спасибо зятю: вспомнил номер дома, где жили, квартиру конечно уже не помнили.
Иду я в домоуправление, на Щорса. Дай Бог здоровья девчатам: принимают — готова им душу отдать, честное слово. «Не волнуйтесь, проходите, садитесь, пожалуйста, что вы хотите?» «Мне нужно взять выписку из лицевого счета, что ребенок проживал вместе с родителями…» И расплакалась: такое внимание — я не ожидала. После такого хамства… Меня тут как под белые ручки взяли. Я никуда не ходила, все они сами быстренько нашли, написали, поставили печать, штамп. И говорят: «Если что-то не так, все перепишем, все сделаем».
На следующий раз, во вторник пошли в паспортный стол я и дочка. Сижу, как собачка под дверью с этим списком. Выходит дочка: «Все, мама, 11-го числа получать паспорт». Я перекрестилась: «Слава Богу. Всем здоровья, а вам (к очереди) — терпенья».
Это была каторга. Ребенок с нами ходил 4 раза! Оказался там не нужен, и ничего об этом нигде не написано! Я все узнавала от людей. Там есть стенды, но, честно сказать — я ничего не поняла, хотя у меня среднее техническое образование.
Как-то пришла, а женщина говорит: «Вы опоздали». «Как опоздала?! Я 13-я!» А она говорит: «Опоздали на драку. Мужчина и женщина как задрались! Женщина сумку бросила…» При мне пришел молодой парень, его не пропускали. Мама его просит: «Пропустите его ради Бога, он «афганец», не трогайте, он только спросит, а то он и задраться может, не беспокойте». Мамочка бедненькая трясется вся под кабинетом…. А ведь нам — почти всей очереди — только спросить…
Оплата в сберкассу — платить госпошлину. Я выстояла очередь, не знаю, как заполнять. Мне говорят: «Идите, пишите — вот образец». Пока заполнила — перерыв в сберкассе. Еще час под дверью стояла.
Это хорошо, что у моих детей есть я — пенсионерка, ведь они работают! Да и бабушки-дедушки бывают разные. Бывают такие, старенькие совсем, трясутся все, ничего не слышат и не понимают. Я сама как-то перекликивала, со списочком. Бабушка подходит: «Ну, обведите меня кружочком, я лежу в больнице, внуку нужен паспорт». Женщина просила: «Отметьте меня без меня, мне на работу…»
Я помню, как я получала паспорт, в УВД, на Московской. Мне было 16 лет (я 1940-го года рождения). Я закончила тогда 9-й класс, поступила на заочное в техникум совторговли. Я получала паспорт в торжественной обстановке, вот и сейчас могу показать — сама писала копию свидетельства о рождении, ходила к нотариусу, заверила. Сфотографировалась. Взяла справку с места жительства. Сама сдала документы. Ни мама, ни папа не были нужны. Начальник был высокий, красивый, в форме, говорил: «Поздравляю вас с совершеннолетием, с получением паспорта». Прибежала я домой, прыг-скок: «Мама, я паспорт получила!» Мы очень бедно жили, но меня поздравляли, стол накрыли. Когда я выросла, у меня погиб брат, и я растила племянника. И когда он паспорт получил, тоже ему праздник устроила: торт купила, ребят позвали. Праздник! А сейчас паспорт — слезы…

Комментарии (0)

Добавить комментарий