Сегодня: 21 июня 2019, Пятница

Когда собираешься писать о гастролях очередного театра, обычно ищешь тот подходящий тон, чтобы выразить главное свое чувство, что явилось в процессе просмотра спектаклей. Вот и я тщательно перебирала — какому же тону отдать предпочтение: критическому, назидательному, восторженному? Остановилась на дружеском, дружелюбном. Именно это чувство преобладало в зрительном зале Донского театра драмы и комедии им. В.Ф. Комиссаржевской, где в конце первого летнего месяца показывал новочеркасцам свои спектакли Кабардино-Балкарский государственный русский драматический театр им. М. Горького из г. Нальчика.
Нальчикский театр в лучшем смысле традиционен, в меру консервативен. Опираясь на опыт великих мастеров отечественной сцены, он не ставит задачу шокировать публику, придерживается театральных традиций, провозглашенных еще Малым театром и МХАТ.

Здесь нет мизансценических наворотов, конструктивистских изысков и неразъяснимых образов, режиссерские решения доступны пониманию зрителя, а актерские работы достойны и ярки.
Труппа театра смешанная, многонациональная, впрочем, профессия актера по своей сути интернациональна, как и репертуарная афиша, что предъявили городу гости из Нальчика: Мольер, Ганс Христиан Андерсен, А. Цагарелли, Орлов, Г. Горин — тут вам и Европа, и Кавказ, и еврейская вечная тема — как говорится, на все вкусы и для любого возраста.

РАДОСТЬ НЕ КОНЧАЕТСЯ
Детских спектаклей у гастролеров было два: «Золотой цыпленок» и «Огниво». Мне удалось посмотреть динамичную андерсеновскую сказку. Веселое музыкальное представление было рассчитано как раз на ту аудиторию, что до краев заполнила зал. Бравый Солдат, капризуля Принцесса, глуповатый папаша — Король, хитрющая Ведьма и степенный Пес, хранитель волшебного огнива, были хороши и убедительны.
Скромные лаконичные декорации (кстати, этот принцип присутствовал во всех спектаклях нальчикцев), современные музыкальные ритмы, забавные хореографические номера. И непременное в таком случае общение сказочных персонажей со зрителями. Дети ведь откликаются мгновенно, включаясь в действие сказки и от души сочувствуя всем перипетиям происходящего на сцене. «Деньги возьми!» — подсказывали наши современные прагматичные детишки Солдату, волнуясь, что он оставит ранец с монетами в ведьмином подземелье. «И мне, мне пожми!» — протягивали они свои ручки, довольные выпавшей возможностью лично поздороваться с пробегавшей по залу Принцессой.
Вообще же новочеркасская детвора в качестве зрителей очень порадовала меня. Ребята вели себя отменно: не шуршали конфетными фантиками, где не надо, не шумели и не баловались, а где надо — хлопали, вопили от удовольствия и смеялись — без напоминаний и строгих шепотков педагогов и воспитателей, сидевших рядом.

В «Огниво» ложь сразилась с правдой и, конечно, была побеждена. «Сказка кончена, но радость не проходит вместе с ней», — спели все участники спектакля в финале. Улыбающиеся малолетние зрители, расходясь из театра и обмениваясь впечатлениями, были полностью «за».

МОЛЬЕР, ЕЩЕ МОЛЬЕР!
Комедия французского драматурга Жана Батиста Мольера «Лекарь поневоле» открывала гастроли театра из Кабардино-Балкарии. Гости отлично знали, чем зацепить театральную струнку в сердцах новочеркасцев. Легкое искрометное сценическое действо, поставленное режиссером, народным артистом КБР Б. Кулиевым, калейдоскоп актерских приспособлений, различных «штучек, примочек, ужимок и прыжков», грубоватый народный юмор, гротеск, мизансценические находки, веселые танцы и стержень, на котором практически и держался спектакль — простак Сганарель, тот самый лекарь поневоле, не потерявшийся в необычных обстоятельствах мольеровский Фигаро. Актер Г. Каграманян (невелик ростом, но… мал золотник, да дорог) был восхитителен. Публика стонала от восторга и, если бы пришла с цветами, засыпала бы ими так полюбившегося всем актера.
Ах, чего только не вытворял этот хитроумный пройдоха! Не сильно печалясь о доставшихся ему порядочных колотушках, он умудрился излечить «болезную» дочку богатея Люсинду, помочь соединиться ей с ее возлюбленным Леандром, обаять и едва не довести до грехопадения ее пышнотелую Кормилицу, обвести вокруг пальца прочих персонажей спектакля и не держать сердца на свою разбитную женушку, собственно, и устроившую ему — в отместку за свою обиду — все это развеселое и опасное приключение.

Спектакль, как говорится, так пришелся городу ко двору, что на следующий день, вопреки прежним планам администрации театра, был повторен вновь, причем с льготными ценами на билеты. Ох, и повезло же тем, кто пришел 28 июня в театр. И, хочется думать, на этот раз с букетами роз и лилий — в виде зрительской благодарности артистам.

БРАВО, ХАНУМА!
Спектакли бывают разные. Иной посмотришь, как стакан семечек отшелушишь, после никаких воспоминаний, только зубы слегка ломит — от скуки. Но есть и другого рода и качества.
Если на следующий день после спектакля вертятся в голове его мелодии, перед глазами стоят фрагменты, а то и целые сцены, а на губах при воспоминании о некоем каскаде актерского мастерства играет улыбка, значит, театральное действо зацепило за душу и еще не скоро отпустит твою память.
Так произошло у меня после спектакля «Ханума» по одноименной пьесе А. Цагарелли (режиссер — народный артист КБР С. Теуважев).
Чем живет человек? Конечно, днем насущным. Но еще и воспоминаниями, мечтами, надеждами. Сидевшая рядом со мною милая, совсем молоденькая девушка тихонько подпевала Хануме, Акопу, Кабато и заразительно, как ребенок, смеялась. Впрочем, не она одна, многие в зале подпевали, а уж хохотали-то, аплодировали как!
Все разъяснилось в антракте. От общительной соседки я узнала, что лет с десяток тому назад, будучи девчушкой, она в новогоднюю ночь впервые увидела по телевидению спектакль «Ханума» в постановке величайшего режиссера Ленинградского БДТ Г. Товстоногова, была им поражена, что называется, в самое сердце, помнила все эти годы и очень хотела увидеть вновь. Ее мечта исполнилась. Театр из Нальчика преподнес симпатичной работнице детсада Гале и всем нам этот яркий колоритнейший подарок.
Тема поиска любви, своей второй половинки на этой земле всегда волновала и будет волновать род людской, независимо от пола, возраста и национальности.

Ну, а если эта тема подана легко, самобытно, весело, с пением и зажигающим кровь лихим танцем, сочным национальным юмором и филигранным актерским исполнением, как у нальчикского театра, чего еще и желать? Гортанное пение, спустившееся в донские степи с Кавказских гор, шутки, старинные горские обычаи, тот вольный дух Кавказа, который мы всегда знали, умели любить и уважать в нашей некогда огромной многонациональной стране — все это было, как прежде.
Публика восторженно аплодировала. Прием был отличный. И восторг от спектакля кавказской тематики не имел национальности, был по сути интернационален. «Браво, Ханума! — только и слышалось в зале.

«Это чудесно!» — тихо воскликнула рядом счастливая Галя.
На сцене жили колоритные персонажи: классическая бабушка — горянка Ануш, мудрая и добрая, приказчик, но с чувством собственного достоинства, Акоп, широкий душой и карманом купец Микич, самозабвенно мечтающий выдать дочку за князя, вернее, за его герб, ловкая сваха Кабато, соперница Ханумы и, наконец, сама Ханума (заслуженная артистка КБР Л. Кинетова) — умница, красавица и поэт в своем сватовском деле.

Именно ее уста озвучили сверхзадачу спектакля: «Кто в свое дело вкладывает душу, тот истинный поэт. Хороший сапожник — поэт, хороший пекарь — поэт… На них держится этот мир», — так говорит сваха Ханума. И все согласны с нею, что:
«Как стола без тамады,
Как Арагви без воды,
Как базара без хурмы,
Свадьбы нет без Ханумы».

Как нет и гастролей театра с Кавказа без этой обворожительной, лукавой, насмешливой, блистательной пьесы. «Ханума» из Нальчика — без сомнения, просто попадание в десятку.

Нас ныне одолевают зарубежные мюзиклы, занимают сцены, влезают в уши. Не верю, что надолго. Нет лучшего мюзикла, чем наш отечественный водевиль. В нем есть все: песенки, танцы, куплеты, шутки, интрига, задор, но, главное, он учит добру.
Почему прогорел тот же Ф. Киркоров с его засиженным мухами американским мюзиклопродуктом? Потому что не для нашей почвы, не для нашего менталитета эта кроваво-слюнявая уголовщина-развлекуха, пусть и блестящая, как фальшивый бриллиант. А вот «Лев Гурыч Синичкин», «Беда от нежного сердца», «Ханума» и иже с ними останутся с нами и в свое время перейдут по наследству нашим детям и внукам.

Не бей жидов. Спасай Россию.

Закрывал гастроли театра из Нальчика спектакль «Поминальная молитва» по пьесе Г. Горина, созданной на основе произведения известного еврейского писателя Шолома Алейхема «Тевье-молочник». Поставленный менее года назад художественным руководителем театра Б. Кулиевым, спектакль уже набрал профессиональный и эмоциональный вес.

Тема избранного Богом, вечно гонимого еврейского народа, описанная автором еще в прошлом веке, по-прежнему, увы, актуальна. Мало того, она близка и больна не только евреям, но и всем прочим народам, кто подвергался унижениям и геноциду на родной земле, кого в одиночестве, не объясняя причин, сгоняли вон из обжитых мест, от отчих могил. Просто потому, что не та у него вера, обычаи, не тот цвет глаз и волос, не те песни и плачи.

Но слезы-то у всех обездоленных и униженных одинаково солены, и красна кровь, и сильна любовь к детям. Извечный для всех власть предержащих лозунг «бей жидов, спасай Россию» выгоден, как никогда, и теперь.
Чем отвлечь недовольство подведомственного «державного» народа от его проблем, от неисполненных властью обязательств? Конечно, найти виновных на стороне. А кто же крайний всегда? Ясно, евреи, они, мол, Христа продали. Враг назван, кость плебсу брошена. Бедняки разных наций вновь будут стравлены между собой, а кто-то под шумок в очередной раз вытащит чужими руками каштаны из огня.
Но почему не жить в мире? Что из того, что одна половина украинской деревни Анатовки, где живет с семьей Тевье, справляет субботу, а другая — воскресенье? Бог над всеми ведь один и у него выходных не бывает, как рассуждает один из героев спектакля.

Кто он — этот Тевье-молочник? Бедняк-работяга. Не ортодокс. Сам говорит о себе: «Я — русский человек, еврейского происхождения, иудейского вероисповедания. Вот моя Троица».
По мере возникающих жизненных проблем он обращается к Богу, не прося чего-то особого для себя, а, скорее, советуясь, сомневаясь, а затем и не соглашаясь с тем, что столь обильны испытания, посылаемые свыше на его семью и его народ. Нет, он не желает богатства. Будь оно, Тевье раздал бы его чужим детям, нищим и молящимся и лишь немного оставил на приданое дочкам да на корм скоту. Себе же он, уверен, всегда заработает на хлеб и суп сам. «Мы бедные, но не нищие», — говорит и жена Тевье Голда. Главное, не нищие духом, верою в лучшее в людях. Все перенесет старый Тевье: замужество старшей дочки Цейтл, вышедшей не за богача-мясника по расчету, а по любви — за бедного портного; отъезд второй дочери вслед за мужем-революционером в сибирскую ссылку; даже переход в православие его кроткой Хавы, полюбившей русского парня, и погромы, и смерть жены, и, наконец, выселение из деревни «за пределы оседлости».
Сколько еще выпадет испытаний на долю таких Тевье? Последняя сцена — стоп-кадр уходящих в никуда евреев — пронзительна до слез. И рвет душу горестно рыдающая мелодия скрипки.

Спектакль «Поминальная молитва» — это не только плач по представителям обездоленного в царской России народа. Режиссером также высоко поднята русская тема, тема участия, добра, сопереживания живущих рядом простых анатовцев изгоняемым людям. Сосед Степан, юноша Федор, урядник — все они по мере сил пытаются помочь им преодолеть выпавшие невзгоды.
Спектакль светлый и щемяще-грустный, хотя, безусловно, есть очень смешные сцены. Непревзойденный еврейский юмор. Верно расставленные акценты. Очень хорошие актерские работы: Тевье (С. Каграманян), Голда (З. Валгасова), Менахем Мендл, Степан и другие.

Зрительный зал, затаив дыхание, смотрел и сопереживал. Хочется думать, что урок любви и соучастия чужой беде, заложенный в спектакле, дошел до сердец новочеркасцев. Это очень важно — не дать очерстветь своему сердцу. Только тогда ты — человек.

ПОД ЗАНАВЕС
Недавно я узнала, что слово «Нальчик» в переводе с балкарского означает подкова, точнее, маленькая подковка. Город, сжимаемый горами, расположился именно так — подковой. Туда вернулись наши гости. Но прежде всего в театре состоялось закрытие гастролей и прощание. Много добрых слов было сказано в адрес нашего города, где впервые оказался с гастролями театр из Кабардино-Балкарии. Его худрук Борис Кулиев с благодарностью назвал новочеркасцев очень хорошими зрителями, признав, как много театр с Кавказа приобрел здесь новых друзей, с которыми жаль расставаться.

Не разочарованными, по словам художественного руководителя Донского театра им. В.Ф. Комиссаржевской Л. Шатохина, остались и новочеркасцы. «Театр, как оказалось, прекрасный», — со знанием дела сказал о гастролерах Леонид Иванович. Приведу еще лестный для нас, восторженный отзыв зам. директора театра из Нальчика Софии Семеновой, что Новочеркасск — это музей под открытым небом, прекрасный город с широкими аллеями, очень понравившийся гостям.
Что ж, если Новочеркасск — музей (с чем трудно не согласиться), то нынешний театр-гастролер стал здесь еще одним драгоценным экспонатом, а именно той самой волшебной подковкой на свое и наше театральное счастье, в чем мы ему весьма признательны.

Новочеркасск — первый город в летнем гастрольном списке наших кавказских гостей. Далее их ждет Ставрополь, а там, не исключено, и берег турецкий. Пожелаем театру из Нальчика удачи. Ну, а талисман на счастье всегда при них.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий