Сегодня: 25 мая 2019, Суббота

Житиё-битиё
Помню, как в застойные годы любимой темой многих журналистов-международников были рассказы о бедственном положении безработных в странах капитала. У нас, бодро говорили они, безработицы нет. Прошло чуть больше десяти лет. Сегодня в Новочеркасском Центре занятости зарегистрирована не одна тысяча безработных… Конечно же, оказавшемуся «лишним» человеку на помощь придет Центр занятости населения: его поставят на учет, выплатят пособие по безработице. Но пособие не вечно, закономерный итог «общения» с ЦЗН: предложение новой работы.
Как встречают на новом месте переживших немало тревог и волнений людей, вновь пытающихся найти применение своим силам и знаниям? Какие условия им предлагают? Как оплачивают больничные, отпуска? Как выполняют свои обещания работодатели?
Вот маленький пример. Как говорится — на своем опыте.

* * *
Директор одного из новочеркасских заводов не то чтобы большого, но и не очень маленького, продукцию которого в застойные годы по достоинству оценивала особенно мужская часть города, был сама любезность. В доверительной приятной беседе он поведал мне о бедах предприятия, особенно его волновала реализация готовой продукции. Этим он и предложил мне заняться. Когда я спросил о зарплате, блеск в глазах немало повидавшего на своем веку человека погас:
— Ну, дадим тебе для начала 500 рублей.
— Не понял…
— Да что — не найдем мы на заводе еще тысячу! Выполнишь норму — получишь две тысячи. Все зависит от тебя самого. Дело для тебя привычное, ты же занимался реализацией, а уж нашу продукцию ты и подавно сможешь раскрутить!

На следующий день я отправился в один из городов Ростовской области, одержимый идеей пристроить новочеркасскую продукцию во всех магазинах, на оптовых продовольственных базах и складах. Я уже мысленно видел, как денежные потоки перетекают на завод, а потом и в бюджет города. Прослезившись, мэр награждает меня орденом, ну, пусть медалью. А я, потупив взгляд, скромно отказываюсь…

Перед поездкой в город N мне выдали талоны на бензин, своего «железного коня» я заправил на автозаправке «Стиль» и отбыл в командировку.

Встречали меня везде приветливо, говорили, что знают продукцию нашего завода, но … по различным причинам заключать договоры на ее поставку не спешили. Если честно, то продукция новочеркасского завода — вчерашний день. Более предприимчивые ростовские и московские, санкт-петербургские производители ушли далеко вперед. Свою определенную нишу наш товар занимает, но расширить рамки вряд ли возможно.

На следующий день я узнал, что норму реализации готовой продукции «мудрый» директор завысил мне как минимум в три раза. Когда я посмотрел трудовое соглашение, то увидел, что мой оклад — 500 рублей. Что же получается, я должен разбивать свою машину за 500 рублей в месяц? А если буду хорошо себя вести, у меня есть шанс получить аж полторы тысячи?

* * *
В тот же день из газет узнал, что премьер-министр получает теперь 95 тысяч рублей. Боже упаси сравнивать себя с человеком, который отвечает за экономику всей страны: понимаю, колоссальные нагрузки, огромная ответственность. Жалование повышено и депутатам Государственной Думы. Теперь они получают вдвое больше, чем раньше — около полутора тысяч долларов. У них работа трудная и напряженная. Иногда отношения выясняют с помощью кулаков. Только удары друг другу наносят по-женски. Видимо, привыкли больше языком работать, трудно им, бедным, приходится. И все-таки, 1500 рублей и 1500 долларов — вещи несоизмеримые.
Повысили оклады спикеру Совета Федерации и Председателю Госдумы до 80 тысяч рублей. Неплохо. Я не против, хотя мое мнение, понятно, никто не спрашивал. Пусть хоть по десять тысяч долларов получают. Ради Бога, дайте им еще молоко за вредность, пусть пьют на здоровье. Вот только одно «но» есть. А как мы? Как же те, которым от щедрот работодателей по 500-1500 рублей в месяц отстегивать собираются? Что нам с такими деньжищами делать?
Как быть бюджетникам, библиотекарям, медсестрам, санитаркам, получающим такие крохи? Да одни коммунальные услуги полностью съедят эти жалкие копейки и ведь не насытятся. Денег не останется даже на хлеб.

Допустим, у меня надежные тылы. Но я не о себе. Я о тех, кому надеяться не на кого. Ведь их просто обрекают на голодную смерть. И при этом с безмятежной улыбкой требуют стопроцентной отдачи на работе. Вот если об этом задуматься серьезно, тогда оклады министров и депутатов…, ну, я не буду дальше продолжать. Я просто не перестаю поражаться лицемерию, с каким они вопят каждый день о защите интересов простого человека. Бога не боятся.

В тот же день по телевизору показали встречу председателя Пенсионного фонда Зурабова с президентом Путиным. Оказывается, пенсии подняли … на 100 рублей! Великое достижение! Ах, больше нет возможности! Понимаю. Промышленные предприятия только оживают, малый бизнес слабо развивается. Но за что же тогда премьер-министру на столько оклад увеличили! И другим министрам. И депутатам. За какие такие заслуги? Нет, в самом деле: если правительство не тянет, если оно вместе с парламентом не способно улучшить жизнь людей, если оно не может обеспечить достойную зарплату врачам с учителями, почему оно себе повышает оклады?

Возможность платить спикеру Верхней Палаты С. Миронову и председателю Госдумы Г. Селезневу по 80 тысяч рублей в месяц нашли, депутатам такие огромные зарплаты платят — и где-то ж деньги берут! Так почему прекратили выплаты «чернобыльских пособий»? Правомерность требований ликвидаторов аварий на Чернобыльской АЭС признали Верховный и Конституционный суды России. После долгих мытарств по судам оставшимся (пока) в живых «чернобыльцам» задолженность частично погасили, но полностью деньги так и не выплатили. Ждут, когда уже и платить станет некому? А я знаю, как устранить несправедливость. Легко. Надо просто увязать уровень окладов государственных чиновников со ставкой средней заработной платы в стране. Нам лучше — и вам больше.

* * *
Через три дня я принес заявление об уходе. Директор улыбался:
— А ты молодец. Быстро во всем разобрался. Понимаешь, я тебе сверхзадачу поставил. Ты же опытный боец коммерческого фронта!
— Сверхзадачу за 500 или 1500 рублей в месяц только полный идиот будет пытаться решать. Я на него похож?

Директор был глубоко пенсионного возраста, не хуже и не лучше других работодателей — новоявленных хозяев жизни, трясущихся за каждую копейку, но отдыхающих на Канарах. Объединяло их то, что и старые, и новые руководители легко усвоили, что в Центре занятости можно найти дармовую рабочую силу. Точно такие же условия труда мне предлагали и в других коммерческих фирмах…
Почему пробуксовывает реформа экономики в Новочеркасске? В области? Да и во всей стране она идет отнюдь не семимильными шагами? На мой взгляд, в процессе реформы произошла либерализация всего — товаров, услуг, за исключением одного очень важного компонента — труда. Оценка труда — заработная плата. Сегодня в экономике сложилась диспропорция: низкая заработная плата наемного работника обменивается на продукцию и услуги, цены на которые за последние годы приблизились к мировым.
Если по производительности труда мы отстаем от США в пять-шесть раз, то по уровню заработной платы — в пятнадцать раз. В Канаде пособие по безработице равно тысяче долларов и больше (хотел бы я быть безработным в Канаде!). Впрочем, в какие бы невыносимые условия не ставили меня, оказавшегося без работы, я никуда уезжать не собираюсь. Не дождетесь. Хотя одна моя знакомая уехала в Испанию, ухаживает там за больной старушкой. Благодарные дети бабушки платят ей 650 евро в месяц, а здесь, бедная, маялась от безденежья.

Я хочу, чтобы жить (и работать!) можно было в России. И чувствовать себя Человеком в цивилизованной стране. Человек должен быть в основе экономической политики государства. Депутаты с министрами, когда вы поймете это?

Комментарии (0)

Добавить комментарий