Сегодня: 27 мая 2019, Понедельник

В редакцию пришло письмо. Не по почте. «Ножками». Его принесла дочь пострадавшего пенсионера. Вся его семья до сих пор не может прийти в себя от случившегося.

Мы решили опубликовать письмо как есть — ничего не прибавив и не убавив. Только изменили фамилию человека, лежащего и сейчас на больничной койке. Не назовем мы фамилию и того, кто стал виновником трагедии. Да в принципе это не важно — Иванов ли, Сидоров. Главное — он сотрудник ГИБДД. «При исполнении». И пусть меру его вины определяют те, кому это положено. Хотя допускаем, что честь мундира они будут защищать до последнего.
Кстати, мы готовы предоставить место в газете для извинений и оправданий участников событий («той» стороны), и для скупой информации руководства УВД и прокуратуры о результатах проверки. И не советуем работникам ГИБДД, по традиции, публиковать ответы на статьи в «Лавочке» в муниципальных «Ведомостях»: мы за это денег не берем.

Главному редактору газеты
«Частная лавочка»

Я, Гальченко Галина Сергеевна, прошу редакцию вашей газеты опубликовать статью о факте беззакония и жестокости, проявленных сотрудниками ГИБДД в отношении моего мужа, Гальченко Евгения Викторовича, инвалида второй группы.
Накануне праздника Великой Победы, когда жители города готовились отметить 58 лет своей свободы и независимости, «доблестные блюстители порядка» находились на своем посту, оберегая покой новочеркасцев.
8 мая 2003 г. Гальченко Е.В. в третий за этот день назначенный «гаишниками» час приехал для прохождения техосмотра на станцию ПТО на Хотунке. Сотрудники ГИБДД вероятно не знали, что в нашей стране инвалиды имеют право не выстаивать в бесконечных очередях различных инстанций по состоянию здоровья. Не знали «гаишники» и того, что первыми словами должны быть слова приветствия, а не матерная брань в адрес посетителей, особенно если учесть, что Гальченко Е.В. в два раза старше встретившего его сотрудника ГИБДД капитана М.

Для описания дальнейших событий ирония неуместна. Итак, приехав вот уже в третий раз за этот день для прохождения техосмотра легкового прицепа, устав от жары и сидения за рулем в течение 5-ти часов, мой муж решил упростить для себя процедуру долгого въезда и неудобного выезда (с прицепом) на станцию и не заметил, что остановил машину под запретным знаком. Он подошел к девушке, которая отпечатывает документы на компьютере, и попросил ее ускорить процедуру подготовки документов, т.к. он — инвалид II группы и почувствовал себя плохо на жаре. Девушка ответила, что она с удовольствием помогла бы ему, но она подчиняется капитану М., а от него никаких указаний не поступало. В это время Гальченко Е.В. услышал в свой адрес отборный матерный монолог капитана М. и угрозу, что если он будет о чем-то просить, то вообще никогда не пройдет техосмотр. Гальченко Е.В. повторил, что он плохо себя чувствует, на что М. отреагировал нецензурной бранью: «Какого … ты сюда загибаться приехал?».
Гальченко Е.В. указал М. на недостойное поведение на рабочем месте и грубое обращение с гражданами и направился к машине, собираясь уезжать. Когда он уже завел машину, до М., видимо, дошел смысл высказанного в его адрес замечания, и он закричал сторожу, чтобы тот закрыл ворота, т.к. он арестовывает машину Гальченко Е.В. Посчитав это заявление безосновательным, Гальченко Е.В. попытался выехать со станции. «Гаишник» был в таком гневе от неподчинения ему, что решил навести «порядок» при помощи кулаков. От его удара по машине на капоте осталась вмятина. Думаю, что любому человеку будет понятно состояние водителя в такой ситуации. А как будет чувствовать себя водитель, которому пришлось перенести уже два инфаркта? Гальченко Е.В. вышел из машины, однако подбежавший на крик второй сотрудник ГАИ схватил его сзади и начал душить. Вдвоем сотрудники ГАИ стали закручивать руки пенсионеру-инвалиду, который по состоянию здоровья не мог оказывать им сопротивление.
У Гальченко Е.В. начался сердечный приступ, он попросил освободить ему руки, чтобы выпить лекарство. Руки отпустили, он проглотил таблетки, которые были у него в кармане, однако более сильные препараты, помогающие во время приступа, находились у него в машине. В просьбе взять из машины таблетки моему мужу было отказано. Когда М. и его помощник увидели, что Гальченко Е.В. совсем плохо, его отпустили, он дошел до машины, но найти лекарство уже не смог. А М. съязвил: «Только что хрипел, а до машины дошел».

Задыхаясь и хрипя, Гальченко Е.В. попросил вызвать скорую помощь, на что услышал матерный отказ М., который можно было перевести на русский язык как «обойдешься». К Гальченко Е.В. подбежали девушки, которые работали на компьютере, дали ему воды, он лег в тень прямо на плиты и потерял сознание.
Машину, принадлежащую Гальченко Е.В., отогнал на стоянку рядом с ПТО водитель скорой помощи, а М. даже в этом случае предпочел ненависть превыше милосердия. А ведь минуты решали многое.
Доставленному в реанимацию БСМП Гальченко Е.В. была немедленно сделана электрокардиограмма. Ее расшифровка — третий инфаркт.
Среди переданных мне в больнице вещей мужа не оказалось денежной суммы в размере около 700 рублей.

Мне известно, что капитан М. подал в ОМ-2 УВД г. Новочеркасска рапорт о неповиновении Гальченко Е.В. сотрудникам милиции. Видимо так М. пытается выгородить себя перед законом, а, главное, перед начальством. Но не кажется ли странным, что 35-летнему сотруднику милиции мог оказать сопротивление пенсионер, инвалид II группы, который на 5-ый этаж и то поднимается с трудом?

Из разговоров со знакомыми я знаю, что это не первый случай необоснованного применения силы в отношении водителей со стороны капитана М., однако на все факты по какой-то причине начальник ГАИ закрывает глаза, а водители ежедневно вынуждены терпеть хамство и грубое обращение капитана М., проводящего техосмотр их транспортных средств.
Хотелось бы, чтобы через газету откликнулись люди, кому пришлось столкнуться с грубостью ГАИ и других служб МВД.
Прошу редакцию газеты не отказать мне в просьбе напечатать статью об этом чудовищном факте жестокости и беззакония, тем более что рассчитывать на признание своей вины сотрудниками ГИБДД, ставшими свидетелями, не приходится.

С уважением, инвалид второй группы Гальченко Г.С.

От редакции. «Частная лавочка» присоединяется к просьбе автора письма. Просим всех, кто стал 8 мая свидетелем чудовищной сцены на площадке проведения техосмотра в Хотунке, позвонить в редакцию.

Комментарии (0)

Добавить комментарий