Сегодня: 24 августа 2019, Суббота

… а время взирает с неким холодом в горсти…
И. Бродский

Время сжимает нас в горсти, порой пропуская через пальцы, измятых и обессиливших, взирая на последствия своих шалостей холодным взглядом белесых циферблатов. Женская красота и мужская сила, известность и слава, богатство и роскошь – всё превращается в прах и тлен, не выдерживая этого страшного взора. Бесстрастные стрелки четко и равномерно отсчитывают срок, а маленький человечек вынужден лишь беспомощно разводить руками, будучи не в силах ни остановить, ни замедлить монотонного движения времени. От этого чувства безысходности все наши беды: жадность и безумная страсть к накопительству, лень и похмельная апатия, желчная зависть и ненависть к ближнему.

Однако на самом деле не всё так мрачно. Издревле в мире существует небольшая группа людей, легко и смело бросающих вызов безжалостному потоку, уносящему нас в небытие. Это – художники. Если задуматься о природе человеческого вдохновения, то её секрет кроется в постоянном смешении двух чувств: восторга и печали. Эти чувства мы испытываем перед лицом Красоты. В такой момент у человека появляется желание взять в руки перо, кисти с карандашами, кусок глины или фотоаппарат.

Мгновенный щелчок затвора, и нежно-голубое чудо слияния неба и спокойного моря, на просторах которого затерялась маленькая яхта, навечно застывает на бумаге. Краткий миг спасен от забвения благодаря Художнику.

Солнце осветило речную отмель, лишь на секунду превратив её в географическую карту какого-то странного, невиданного мира. Художник с фотоаппаратом проходил мимо, и мы теперь можем сколь угодно долго любоваться чудным пейзажем, исчезнувшим давным-давно.

И только настоящий Художник мог сфотографировать новогоднюю полночь на рубеже двух тысячелетий, чтобы глянцевая бумага навсегда сохранила хмурое зимнее время, прошитое разноцветными нитями сигнальных ракет.

Художники — люди особые, и свои юбилеи они отмечают по-особому. Юрий Михайлович Ермолаев в день 55-летия открыл свою третью по счету персональную выставку. К сожалению, по независящим от меня причинам, я при этом не присутствовал и отправился в музей им. И. Крылова на следующий день. Выставочный зал был пуст и ничто не мешало спокойно и молча любоваться чудными фотографиями. Сначала светило яркое солнце, потом оно скрылось в облаках, и предупредительная работница музея включила электрические лампы. Это оказалось счастливым стечением обстоятельств, позволившим мне внимательно рассмотреть произведения Художника при различном освещении.

Если искусство фотографии — это умелое сочетание света и тени, то Юрий Ермолаев явно тяготеет к свету. Почти всё запечатленное им пронизано добрым светом Русского Юга, где даже глубокая осень радостно пылает рыжим пламенем кленовой листвы. Почти всё запечатленное им согрето щедрым солнцем Русского Юга, под которым рождаются прекрасные цветы и не менее прекрасные женщины. Почти всё запечатленное им знакомо и любимо с детства, но от того кажется нам еще трогательней и дороже.
Одна из характерных особенностей фотовыставки Юрия Ермолаева заключается в том, что на ней вы почти не увидите постановочных работ. Упорный систематический труд наградил художника потрясающим умением находить, выслеживать и фиксировать композицию, которую придумала и создала наша сложная противоречивая действительность.

Взмывает в небо, кажущийся крохотным рядом с огромными куполами Вознесенского Собора, самолет. Грустно и многозначительно смотрит на окружающий мир сквозь прутья оконной решетки большая собака. Кружатся в танце юные артисты…

Разумеется здесь много снимков, которые уже заняли достойное место в фотографической летописи нашего города.
Работа под названием «31 декабря 1979 года» не отличается богатством выразительных средств: темная масса веселящихся студентов вокруг такой же темной ели, огоньки праздничных гирлянд, светлые формы строгой архитектуры Крытого двора НПИ… А между тем даже не глядя на дату, понимаешь, что автор уловил теплое, ласковое дыхание безвозвратно ушедшей эпохи. Люди, елки, гирлянды, даже свет и тень стали совсем другими.

В изобразительной летописи останутся приезд Святейшего Патриарха Алексия II и визит Бориса Ельцина. Фотография последнего, сделанная в ростовском аэропорту, кажется мне наиболее удачной из серии, посвященной государственным деятелям. В тот момент, когда Юрий Ермолаев нажимал на спуск, лицо первого Президента России по странной случайности оказалось во тьме. Художник, не скрывающий политических симпатий и антипатий, назвал свое произведение «Темная личность». Меня же лицо Бориса Ельцина, на какой-то миг погруженное во мрак, навело на иные размышления: таинственным было появление этого человека, противоречивым и непонятным правление, неожиданным уход. Он был, есть и останется загадкой и для современников, и для последующих поколений.

На другом снимке, если внимательно присмотреться, можно узнать нынешнего Президента, идущего следом за Анатолием Собчаком.
Еще хотелось бы сказать о необычайно трепетном отношении Художника к женской красоте. Его объективу неведома грубая похотливость, повсюду кричащая о себе со страниц дорогих журналов. Он робко и бережно очерчивает великолепные контуры женского тела, касаясь их взглядом так, как опытный реставратор касается античной статуи.

Еще… Да стоит ли рассказывать о том, что вы в состоянии увидеть собственными глазами. Выставка будет работать в музее И.И. Крылова до 15 мая. Кстати, посетив ее, вы можете приобрести любую понравившуюся вам фотографию по договоренности с автором.
Хорошая фотография — это не столько модное украшение интерьера, сколько воплощение нашей несбыточной мечты о том, чтобы остановить безжалостный ход времени. Ведь счастливый момент жизни длиной в саму жизнь — это тот самый запретный плод, по которому каждый из нас истекает кровавыми слезами.

фото Ю. Ермолаева

Комментарии (0)

Добавить комментарий