Сегодня: 24 августа 2019, Суббота

(Начало в NN 14, 15, 16)
Средиземноморский Юг всюду дышит необычайным очарованием. Этот край пленил многих людей искусства. Пикассо, Ренуар, Матисс, Сезанн, Дюфи, Шагал… — жили и работали тут в разные годы, вдохновляясь на создание шедевров здешними красотами и климатом. Три тысячи солнечных часов в году, +24о в среднем, летом и редко ниже +10о зимой.

Нелирическое отступление
Однако именно в Марселе, кроме чувства восхищения, нам пришлось испытать настоящий шок. Выйдя из салона микроавтобуса, чтобы дойти до здания Регионального Совета, куда нас привезли на семинар и официальный прием, мы остолбенели. Вся площадь была завалена мусором, пешеходная часть улицы запружена какими-то странными людьми, на газетах, прямо на асфальте, на колченогих столах была разложена поношенная одежда, обувь, какие-то вещи, предметы самого разного назначения… Пахнуло чем-то родным, типа нашего рынка. Прижимая сумочки, чуть ли не бегом, миновали мы этот жуткий участок и, перейдя улицу, как будто перешли незримую черту: все вокруг снова стало чистым, красивым, уютным. Оказалось, это был арабский квартал, где царят свои порядки и обычаи и течет своя жизнь…
Зима по южно-французски
Кстати, о зиме. Когда отважные мужчины нашей группы решили перед завтраком искупаться в гостиничном открытом бассейне, администратор покачала головой: нельзя. Прогуляться вокруг бассейна — пожалуйста, но лезть в воду при температуре 18 — никак невозможно, отель заботиться о здоровье своих постояльцев. Правда, все это не помешало нам через несколько дней окунуться в лазурные воды Средиземного моря. Тут уж на страже нашего здоровья никто не стоял, но местное население курортного городка Санари, прогуливающееся по побережью в теплых куртках, взирало на нас с живым любопытством, смешанным с искренним восхищением. Южный французский народ весьма теплолюбив, и период времени до середины апреля считает еще зимой. У них в это время совсем немного туристов и уж вовсе нет купающихся. Зато, как мы смогли убедиться, конец зимы по южно-французски — это и цветущие абрикосы, и резвящиеся на всех клумбах разноцветные анютины глазки, и уличные цветочные базарчики, и утопающие в декоративной зелени балкончики и дворики и, конечно же, «вечнозеленость» кипарисов, туи, гигантских кактусов…

А мы похожи!
Если не считать вот этой мелочи — различного восприятия времен года — мы обнаружили необычайную схожесть южных французов с южными славянами, особенно по темпераменту и эмоциональному отношению к жизни. Они такие же, как и мы, открытые, словоохотливые, улыбчивые, все чувства немедленно отражаются на их лицах. Неожиданностью стали для нас их необыкновенно радушное гостеприимство и неподдельная доброжелательность. Я уж не говорю про тех, кто проводил с нами все дни напролет по «долгу службы» — Сильви, Шанталь, Ален, и про тех, к кому приезжали мы на семинары, «круглые столы» и официальные приемы, с которыми и встречались, и расставались как с близкими друзьями. Даже обычные прохожие, знать не знающие, кто мы и откуда, проявляли потрясающие внимание и предупредительность. А уж если узнавали, что мы из России, то это являлось дополнительным стимулом к более пространному общению. Обычный наш вопрос на улице Санари, как пройти к морю, вылился в 15-минутный разговор с пожилой супружеской парой, и кроме дороги, мы узнали много подробностей об их путешествии по России и впечатлениях о Москве и Санкт-Петербурге (правда, о существовании Ростова, а тем более Новочеркасска, они, увы, никогда не слышали). У нас же — вот преимущство тех, кто путешествует не по столицам — имелись все шансы составить собственное представление о многих больших и маленьких городах Южной Франции, чудесного региона под названием Прованс — Альпы — Лазурный Берег.
Надо заметить, культурная программа нашего пребывания во Франции, кроме двух последних дней, приходилась на вечер, не став от этого менее интересной и впечатляющей. Возможно, как раз наоборот (днем мы изучали опыт работы Локальных Миссий, но кроме этого, а точнее, одновременно с этим, приобретали бесценный опыт общения, едва ли доступный обычному туристу, с людьми, живущими в этой стране).

Картинки из Прованса
В каждом из местечек, где мы побывали, неизменным было то гармоничное соединение экзотики и цивилизации, что составляет особый шарм, неповторимое обаяние этого края.
В окрестностях приморского города Сен-Тропе свободно разгуливают павлины, мало обращая внимания на направленные в их сторону объективы фотокамер. Летом в этот город, бывший ранее простым рыбацким поселком, приютом корсаров, а ныне имеющим все основания соперничать с Ниццей, съезжаются отдыхать знаменитости. А иные, например, известная актриса Брижжит Бордо, имеют тут свои виллы. В бухточке, вдающейся в центральную набережную улицу, паркуется множество великолепных яхт. Это место очень привлекает режиссеров, здесь в свое время снимались фильмы о веселых приключениях полицейских с незабвенным Луи де Фюнесом в главной роли. Ночной порт Гримо, именуемый французской Венецией, необычайно романтичен: огни, подсветка, вода, мостики, переходы, лодки, кафе, открытые веранды, застекленные плотным, но абсолютно прозрачным целлофаном… Дома и квартиры тут арендуют на время отдыха и живут… — неделю, месяц или несколько месяцев, смотря на сколько хватает средств.
Марсель — первый по значению торговый порт и второй город по численности жителей во Франции после Парижа, более привычен по внешнему виду нашему глазу. Высотные дома, громады кварталов, более широкие, чем в других южных городах, многолюдные улицы. Здесь находится один из грандиозных и красивейших памятников архитектуры — Нотр Дам де ля Гард — двухъярусный собор, со смотровых площадок которого открывается великолепная панорама города и вид на море. Отсюда хорошо виден остров с печально известным замком Иф, откуда совершил побег герой романа Дюма «Граф Монте-Кристо».

О Тулоне хочется сказать особо, ведь именно в его окрестностях наряду с несколькими другими, такими же небольшими городками, расположен Ля Валетт. Тулон — прелестный город, сравнимый по численности населения с Новочеркасском. Это город военных моряков. Он построен по всем правилам дневнеримского градостроительства, его старые кварталы спланированы вокруг прямоугольной площади, фонтан и окаймляющие ее платаны придают ей особое очарование. По прелестным тулонским улочкам хотелось бродить без устали. Мы не переставали удивляться: почему даже вечером на этих изумительных, освещенных как днем, улицах так мало прохожих! Кстати, как своего рода достопримечательность, я, вернувшись из поездки, принесла на работу туфли, в которых ходила по тулонским улицам: их подошвы были так чисты, как будто туфли только что достали из упаковочной коробки.

25 марта, вторник
«Просто поражаешься тому, что все здесь сделано с учетом насущных человеческих потребностей, все нацелено на то, чтобы людям было удобно. В центральном тулонском госпитале возле окошка регистратуры — стулья, пациенты оформляют карточки и записываются на прием сидя. В коридорах — специальные зоны ожидания своей очереди на прием к врачу, это своеобразные островки комфорта, отделенные от снующего по коридорам персонала, где стоят удобные столики, кресла, горят светильники, благоухают цветы.
В этом пальмовом раю не остались без внимания и люди с ограниченными физическими возможностями. Признаки существования так называемой безбарьерной среды можно увидеть повсюду: на автостоянках, в общественных туалетах, на транспорте, дорожных переходах, магазинах».

(Продолжение следует)
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий