Сегодня: 24 августа 2019, Суббота

ОТ АТАМАНА ПЛАТОВА ДО НАШИХ ДНЕЙ
В №№ 11-14 (19.03,26.03,2.04, 9.04.2003 г.)нашей газеты
мы публиковали очерк В.Н. Репникова «Платовский проспект».
На этот материал в редакцию пришел отклик историка-краеведа Е.И. Кирсанова. Несмотря на большой объем текста, редакция
приняла решение его все-таки напечатать (ради истины-то…). Правда, в диалоге с В.Н. Репниковым. Надеемся, в споре родится что-нибудь небесполезное.

Е. КИРСАНОВ: Мне трудно публиковать данный историко-краеведческий материал, так как он указывает на многие досадные и не досадные ошибки, неверные выводы и т.д. автора статьи «Платовский проспект» Репникова В.Н., которого я уважаю как человека, педагога, художника. Но, к большому сожалению, в его недавно вышедшей краеведческой книжке «Мой город», а также в опубликованной в «Частной лавочке» статье о главном проспекте города много, я бы сказал, излишне много недочетов и несоответствий с историей и реальностью. Настолько много, что я вынужден, извинившись перед автором и читателями, а также перед жюри журналистского конкурса «Вдохновение», которое отметило Владимира Никифоровича по итогам 2002 г. как журналиста-летописца города, ради истины и объективной истории нашего города показать несколько иную реальность, например, того же Платовского проспекта.

В. РЕПНИКОВ: Уважаемый Евгений Иванович!
Познакомившись с присланным Вами в редакцию «ЧЛ» историко-краеведческим материалом, считаю необходимым ответить на замечания, сделанные в нем по поводу моей публикации «Платовский проспект». Но прежде одно уточнение. Жюри журналистского конкурса «Вдохновение» отметило меня не за «Платовский проспект» и не за книжку «Мой город», так что не стоило перед ним извиняться.

Е.К.: Первое, что бросается в глаза, что автор, проводя ретроспективный экскурс по Платовскому проспекту от собора к Азовскому рынку, указывает дома, связанные со стороной, где ныне расположен Военный институт связи, и ничего не говорит об исторических домах на противоположной стороне проспекта. На Соборной площади, т.е. площади Ермака, стоят здания бывшего казначейства (ныне здание военных), затем прекрасное, но сгоревшее в 90-е годы здание Дворянского благородного собрания (также здание военных), за ним здание бывшего учебного корпуса Новочеркасского казачьего юнкерского училища (ныне здание военных), затем здание хорунжего Слюсарева И.Ф. (ныне здание военных), затем здание бывшего Войскового штаба (ныне здание военной прокуратуры), затем пустое пространство, где был Городской клуб, а за ним двухэтажный особняк Фрикке Л.Х., академика (ныне жилой дом), затем одноэтажный дом Яковлева Т.Я. (ныне жилой дом). И только потом здание Гауптвахты, о которой пишет В.Н. Репников. Думаю, что без указания на эти дома и, особенно на здания Дворянского собрания и Юнкерского училища, проводить экскурсию по Платовскому проспекту в этом квартале просто невозможно.

В.Р.: «Прогулки» по проспекту — это не «ретроспективный экскурс». Я не собирался рассказывать обо всех постройках бывших и сохранившихся, специально оговорив условие, что «будем останавливаться на наиболее значимых». Здания, перечисленные Вами, несомненно представляют исторический интерес, но в архитектурном отношении — это в основном заурядные постройки, каких на проспекте очень много.

Е.К.: Говоря об Атаманском дворце, автор называет фамилию архитектора О.И. Вальпреде, хотя я уже не раз подчеркивал в печати, что есть ссылка в «Памятной книжке» на 1866 г., что правильно писать фамилию И.О. Вальпреда. Это мелочь, но желательно фамилии не искажать, так как никто из нас не любит, когда неправильно называют нашу фамилию, имя или отчество. Например, не думаю, что коллективу филиала «ФондСервисБанка» понравилось то, что автор небрежно называет его «ДонСервисБанком».

В.Р.: Фамилию автора Атаманского дворца пишут по-разному: Вальпред, Вальпреда, Вальпреде. Вы утверждаете, что правильно — Вальпреда. Но вот я открываю Вашу книжку «Новочеркасск. Краткий исторический очерк 1805-1995 г.» на странице 11, а там черным по белому: «… в центре города в 1863 г. по проекту архитектора И.О. Вальпреде построили Атаманский дворец».
В названии филиала «ФондСервисБанк» допущена опечатка. Приношу свои извинения его коллективу. (Опечатка, кстати, допущена по вине не автора, а редакции. В чем и каемся — «частные лавочники»).

Е.К.: Думаю, что не очень удобно называть вслед за автором действующую в свое время православную часовню (храм, но без алтаря — Е.К.) памятником. Более правильно было бы назвать часовней во имя святого благоверного князя Александра Невского. Если бы эта часовня сохранилась до наших дней, то она стала бы памятником церковной архитектуры Х1Х века, Но она не сохранилась.
В.Р.: Называйте, как вам удобно. Я же назвал ее так вслед за нашим старейшим историком-краеведом О.Н. Лобовым (см. «Дон на старых открытках. Новочеркасск», Ростов-на-Дону, 1991 г., стр. 13). И ничего зазорного в этом не вижу.

Е.К.: Далее В.Н. Репников пишет о здании Судебной палаты (ныне здание драмтеатра и ГДК) и утверждает, что с 1920 г. в этом здании размещался Дом Красной Армии. Это неверно. С 1920 г. в данном здании, имеющим в то время название Дворец Труда, размещались различные профсоюзные организации (см. «Весь Новочеркасск в кармане», 1928 г., стр. 17). Только в 1925 г. Дому Красной Армии дали и то только часть этого же здания. И не в 1966 году, как пишет автор, а накануне 50-летия Октябрьской революции, т.е. 6 октября 1967 г. в отремонтированном здании открыл свои двери драматический театр имени В.Ф. Комиссаржевской, получив, таким образом, за всю свою историю уже 5-е здание, после 4-х пожаров в прежних помещениях.
В.Р.: Уточнение по поводу времени размещения в здании бывшей Судебной палаты Дома Красной Армии принимаю с благодарностью. А вот в дате вселения ДК и драмтеатра в восстановленное и перепланированное здание мы оба ошиблись: я на год, Вы на два. Первый театральный сезон на новой сцене гортеатр открыл в 1965 году, а не в 1967-м, как утверждаете Вы. Вот такая история.
Е.К.: Не точна и история кинотеатра «Патэ», которую дает В.Н. Репников. С 1920 г. по 1927 г., т.е. в первые годы советской власти, этот кинотеатр, открытый в 1903 г., назвался «Кино № 1». В 1927 г. кинотеатр «Патэ» («Кино № 1») назвали «Темп». Только после этих переименований кинотеатр получил название «Комсомолец», а затем «Танаис», который ныне проводит внешний ремонт и внутреннюю реставрацию.
В.Р.: Историю кинотеатра «Патэ» я и не собирался писать, отметив лишь, что он несколько раз переименовывался и лишился балкона над входом.

Е.К.: Далее В.Н.Репников пишет, что по официальной версии гостиница «Южная» сгорела от неосторожного обращения с огнем одного из постояльцев. Но пресса тех дней писала совершенно о другом. 10 июля 1993 года в 5 час. 15 минут утра начала гореть в центре города гостиница «Южная». Подожгли гостиницу, согреваясь, дети-бомжи, живущие на ее чердаке. Участники пожара — 11-летний Роман С. и 10 летний Денис Ш. (не буду расшифровывать их фамилии).

В.Р.: О том, как сгорела гостиница «Южная», я хорошо знаю. А официальную версию привел для того, чтобы лишний раз подчеркнуть ее нелепость. Ведь к тому времени никаких «постояльцев» в гостинице не было. Содержать ее было некому, вот она и сгорела. И причем тут дети? Кинотеатр «Ударник» вместе с диорамой тоже дети сожгли?

Е.К.: Непонятно и то, что вслед за некоторыми краеведами, искусствоведами, историками и т.д. В.Н. Репников называет М.И. Платова «вихорь-атаман», даже не задумываясь о том, что такого слова вообще нет. В «Словаре русского языка» С.И. Ожегова есть слово «вихор» — прядь торчащих волос. Есть в его словаре слово «вихрь» (вихревой), которое обозначает порывистый как ветер. Но нет слова «вихорь». Платова М.И. современники называли «вихрь-атаман», т.е. быстрый, скоростной как вихрь, но не «вихорь-атаман».

В.Р.: У меня тоже есть словарь Ожегова. Иногда заглядываю и в другие. Вот у В.И. Даля, например, вихрь и вихорь рассматриваются как слова синонимы. А словосочетание «Вихорь-Атаман» ввел в обиход знаменитый поэт, участник Отечественной войны 1812 г. В.А. Жуковский. В его поэме «Певец во стане русских воинов», опубликованной в 1813 г., строки, посвященные М.И. Платову, начинаются так:

«Хвала, наш Вихорь-Атаман,
Вождь невредимых, Платов…».

И А.С. Пушкин этого слова не чурался. Есть местные и более близкие по времени примеры. В 1917 году новочеркасец В.И. Диков писал:
«А вот и Платов вихорь Дона,
С кривою шашкою в руках…».
К 150-летию Отечественной войны 1812 года городская газета «Знамя коммуны» опубликовала очерк писателя Дм. Петрова (Бирюка), который назывался «Вихорь-атаман» — без кавычек. Так что зря Вы, Евгений Иванович, пытаетесь уличить меня и «некоторых» краеведов, искусствоведов и историков в бездумном употреблении слова вихорь, которого по-вашему вообще нет. Оказывается, было и есть такое слово!

Е.К.: Не согласен я и с тем, что здание Почтовой конторы на углу Платовского проспекта и Пушкинской улицы построено в 1900 г. Да, указанная автором дата во дворе на здании есть и о ней краеведы знают давно. Но с чем она связана, неизвестно, может с какой-то достройкой или перестройкой. А вот что каменное здание Почтовой конторы существовало уже до 1896 г., наглядно видно из книги Краснова Б. «Новочеркасск». (Справочная книжка, 1896 г., стр. 203). Краснов Б. подчёркивает, что «Почтово-телеграфная контора» 2-го класса, расположена в войсковом здании на углу Платовского пр. и Почтовой улицы (ныне здание Узла связи). Значит, здание было уже до 1896 года. Это исторический факт, с которым надо считаться.

В.Р.: А я не согласен с Вашими доводами. В 1896 году здесь могло быть старое здание Почтовой конторы, а к 1900 году на этом месте построили новое и зафиксировали дату на стене (строители любят это делать). Никаких следов «достройки или перестройки» я не обнаружил.

Кстати, это учреждение ныне называется не Узел связи (как назвали Вы Главпочтамт), а Новочеркасский филиал ГУ ФПС Ростовской области. Делаю это уточнение только истины ради.
Е.К.: И уж совсем непонятно по каким признакам В.Н. Репников отнес соседнее с почтой трехэтажное здание (ныне здесь госпиталь Министерства обороны) к постройке «сталинского классицизма» (фото слева). Художник как бы должен разбираться в архитектуре и её стилях, тем более, что он сам писал об окончании архитектурного отделения техникума. Данное здание постройки Х1Х, а не ХХ века. Причем оно изначально было 3-х этажным. Согласно справочнику Б.Краснова это был дом крестьянина Ф.А. Шаброва. Перед Первой мировой войной (1914-1918 г.г.) им владела А.Ф. Курдюмова, которая, кстати, сдавала свой доходный дом в аренду городской полиции на 3 года. По данным 1917 года в этом доме, стоимостью около 125 тыс. руб. (что по цене домов того времени указывает на большой 2-3-х этажный дом, когда, например, 2-х этажный соседний дворец Соколова стоил всего 58,5 тыс. руб.) располагались Акцизное управление Войска Донского и контора Волжско-коммерческого банка. Поэтому дом однозначно дореволюционной постройки (до 1896 г.). Возможна единственная версия о том, что поскольку здесь в первые же советские годы был устроен военный госпиталь, то на фронтоне дома в своё время был сооружен герб СССР в обрамлении советских знамен. Именно они и ввели в заблуждение В.Н. Репникова. Есть еще, причем явные доказательства того, что это здание не сталинской эпохи, а дореволюционного времени. Во-первых, на его фасаде по Пушкинской улице в центре цокольного этажа на высоте 1,5 метров прикреплен овальный литой чугунный выпуклый круг с покрытой ржавчиной и краской надписью (в виде крупной медали). Скорее всего, это традиционная табличка страхового общества. Такие встречаются на старых домах. На ней с трудом, но можно прочитать половину букв, которые составляют слово «Новочеркасск» Здесь же цифра «1916», что явно указывает на календарный год. Не заметил В.Н. Репников и того, что здесь же в цокольном этаже видны окна полуподвального этажа, характерного для казачьей дореволюционной архитектуры, а не сталинских построек. Так что с любой стороны это не здание «сталинского классицизма».

В.Р.: Евгений Иванович, но почему же «как бы»? Я действительно немного разбираюсь в архитектуре и ее стилях. Постройки послевоенной (сталинской) поры узнаю без всяких справочников . Здание поликлинического отделения госпиталя в нынешнем виде — типичный представитель «сталинского классицизма». А то, о котором Вы пишете, во время войны было частично разрушено. В 50-х годах в результате восстановления оно стало таким, каким мы его видим теперь. Не все так однозначно, оказывается.

Е.К.: Напротив госпиталя расположено здание суворовского училища МВД России, построенное в 1900 г.(?) по проекту архитектора В.П. Куликова, и в котором располагались учебные заведения милиции, как пишет автор. На наш взгляд это не совсем так. Во-первых, по данным Б. Краснова (стр. 200) на 1896 год угловой каменный дом на углу Платовского проспекта и Почтовой улицы принадлежал инженеру-механику Жученкову Дмитрию Ивановичу. Те есть здание уже было как минимум 5 лет. Ему же оно принадлежало и в 1917 г. В этом здании в советское время размещались не только учебные заведения милиции. Так, например, здесь с 1924 г. по 1926 г. располагалась детская колония несовершеннолетних № 11. А школа милиции, созданная 26 августа 1923 г., до переселения в здание (к 1-му сентября 1926 г.) на углу Платовского проспекта и Почтовой улицы, размещалось на втором этаже в бывшей гостинице на углу Московской ул. и Платовского пр. (где ныне на первом этаже продовольственные магазины и магазин «Утро»).
В.Р.: Здание, в котором теперь Суворовское военное училище МВД, было построено специально для учительской семинарии. Вот это однозначно. Что было на этом месте раньше — теперь буду знать. А то, что в нынешнем здании в советское время размещались не только учебные заведения милиции, существа дела не меняет.
Е.К.: Совсем непонятное утверждение делает В.Н. Репников дальше, когда после описания здания суворовского училища, заявляет: «Следующие два сомкнутых фасада дворцового характера (архитектор В.И. Зуев, 1840-е годы) принадлежали некогда винодельческому заводу Соколова». В одной этой фразе множество ошибок, причем принципиального характера. Во-первых, 2-х этажный дом за суворовским училищем, где ныне размещен военный госпиталь, принадлежал не Соколову, а известной в городе фамилии Роллер, среди которых были аптекарь Ф.И. Роллер, доктор И.Ф. Роллер, архитектор Н.И. Роллер. Данный дом (в стиле «барокко с аркой-подворотней», как пишет автор) принадлежал в 1896 г. аптекарю Федору Ивановичу Роллеру. (см. Краснов Б., «Новочеркасск», 1896 г., с. 200). В 1917 г. дом принадлежал все тому же Роллеру Ф.И. и его наследникам.

Следующий двухэтажный дом действительно принадлежал семье Соколовых. Но ни в одном дореволюционном издании нет названия «Винодельческий завод Соколова», как об этом пишет Владимир Никифорович. В реальности был «Торговый дом Соколов А. с С-мъ П.», что на современном языке означает «Торговый Дом Соколова А(лексея Дмитриевича) с сыном Петром». Торговый дом занимался как производством вина, так и его реализацией. А начало было положено, как нам представляется, торговым казаком Леоновым Николаем Степановичем, который у себя во дворе напротив будущего дома Соколовых организовал производство вина. Позднее, с появлением в 1858 г. «Торгового дома Соколова А. с сыном Петром», а также их здания-дворца, появилась производственная необходимость под землей прорыть тоннель (чтобы не загружать центральный Платовский проспект поперечным перевозом вина и виноматериалов) и соединить производство и хранение вина. Тоннель с множеством магистральных стеклянных труб и ныне действует в рамках современного винзавода.

Вызывает огромные сомнения то, что автором обоих зданий «дворцового типа» В.Н. Репников считает архитектора Василия Ивановича Зуева. Если эти дома были построены им в 1840 годы, как утверждает В.Н. Репников, то как понять тот факт, что В.И. Зуев родился только в 1858 году, в 1881 г. окончил институт гражданских инженеров и в 1884 году приступил к работе городским инженером в должности заведующего городским водопроводом Новочеркасска. Зуев В.И. в 1887 г. построил деревянную Триумфальную арку на стыке Соборной площади и Крещенского спуска. Он же в 1890 году перестраивал здание под Войсковое (Офицерское) собрание (ныне Центральная библиотека на ул. Московской). В эти же годы (1887-1891) он участвовал в строительстве нового здания для Мариинского Донского института благородных девиц (ныне НГМА). Указанные годы активной деятельности архитектора В.И. Зуева — исторический факт, а вот 1840-е годы — не только большой, но и бессмысленный вопрос.
Есть возражения и против заявления В.Н. Репникова о том, что «Замыкают квартал постройки бывшего чугуномеднолитейного завода, основанного Ф. Фаслером в 1887 г.» Если быть точным в названии, то именно такого завода в Новочеркасске не было. В справочнике Б. Краснова от 1896 г. (т.е. через 10 лет ) никакого завода, ни даже мастерской Фаслера Ф.Х. на Платовском пр. не указано. Вслед за домом Соколова А.Д. указаны каменный дом Матекиной М.Ф., и два каменных дома Леонова П.И. В телефонном справочнике за март 1915 г. на стр. 54 уже показан на этом месте «чугунолитейный завод Фаслера Ф.Х, Платовский 53». К этому можно добавить, что по этому же адресу располагалась и слесарная мастерская Фаслера Ф.Х. На базе этих предприятий в начале 20-х (уже советских) годов появился 2-й Госмехзавод, который только через несколько лет получил имя профсоюзного активиста А.А. Никольского.

В.Р.: Нелепая описка (1840-е годы, вместо 1890-е) дала Вам возможность для разноса Репникова по полной программе. Это не поколебало моего убеждения, что автором названных корпусов является В.И. Зуев (сравните их архитектуру и интерьеры здания ЦГБ). Что касается бывшей принадлежности и назначения этих зданий, тут я использовал сведения искусствоведа В.И. Кулишова (см. «Новочеркасск. Фотоальбом». Издат. «Геликон», 2001 г., стр. 7). О прошлом завода им. Никольского в «Краткой энциклопедии. Новочеркасск» (2001 г.) сказано: «В 1887 году в центре города, на углу пр. Платовского и ул. Барочной (Орджоникидзе), немец Ф. Фаслер основал небольшую слесарную мастерскую, которая со временем стала чугуномеднолитейным заводом». По-моему, это никак не противоречит тому, о чем пишете Вы, ссылаясь на справочник Б. Краснова (1896 г.) и телефонный справочник 1915 года.
Е.К.: Продвигаясь вслед за автором статьи по левой стороне Платовского проспекта, подходим к 3-х этажному зданию, которое с конца 30-х годов служило баней. Городская баня строилась несколько лет и была торжественно открыта в 1938 году. Только после войны она получила название «банно-прачечный комбинат».
В.Р.: А что, 1938 г. — это не конец 30-х годов? В чем вопрос?
Е.К.: Вызывает сомнения то, что автор назвал длинный ряд домов на правой стороне улицы, т.е. напротив здания бывшей бани «доходными домами». По смыслу это так, а, по сути, нет. Это были торговые ряды, расположенные на тогдашнем «Старом базаре». Автору статьи о Платовском проспекте желательно было бы разъяснить читателям, что прежний Азовский базар имел площадь значительно превышающую нынешнюю. До революции Азовская базарная площадь представляла собой огромный квадрат, который обрамляли: с севера нынешняя ул. Думенко (там, где ныне супермаркет «Митос» и «Комсомольский» магазин), с востока — ул. Б.Хмельницкого (Базарная, где конечная остановка трамваев), с юга — улицей, где ныне угловое здание Хлебокомбината, а также вещевой рынок за базаром во дворе бывшего «Дома крестьянина», а с 1931 г. — «Дома колхозника», а с запада ул. Михайловская, на границе которой стоит Михайло-Архангельский храм. Таким образом, и баня, и те дома, которые построили для сотрудников НГРЭС, и дома, которые автор назвал «доходными», (в реальности называемые каменными торговыми рядами, которые построили на территории Азовского базара взамен сгоревших деревянных), и мясной Пассаж, и далее расположенные «разнокалиберные домики старой постройки» и т.д. — всё это входило в территорию тогдашнего Азовского базара. В том числе и старые весы в центре, на которых взвешивали подводы, мешки, чувалы, короба и т.д. Старинная надпись «Весы» сохранилась до наших дней и её можно прекрасно прочесть на углу стены недалеко от нынешней остановки автобусов и микроавтобусов, если внимательно на неё посмотреть.
В.Р.: У Вас вызывает сомнение, что длинный ряд вплотную стоящих домов по правой стороне проспекта — бывшие доходные дома. Зайдите в них со двора, и Вы убедитесь, что торговыми рядами они не могли быть. Каждый блок имеет свою деревянную лестницу, рассчитанную на небольшое число людей, проживающих в нем.
Е.К.: Не знаю, чью версию предлагает В.Н. Репников (если чужую, то чью?) о том, что Азовский базар назван в память об «Азовском сидении» казаков 1641 года. Почему в честь героической осады крепости Азов и гибели при этом многих казаков базар в новой казачьей столице должны были назвать Азовским? Одно с другим как бы не совсем сочетается. Смею предположить, что более простая и правдоподобная версия о том, что расположенный в западной части города базар был назван в честь старинного Азова, расположенного на запад от Новочеркасска. А «Старым базаром» он назывался потому, что был самым ранним по времени основания.

Не могу согласиться и с утверждением автора о том, что толкучке на Азовском рынке пришел конец. Она как была, так и есть. Только теперь она расслоилась по ул. Думенко, по ул. Орджоникидзе, частично по улице за базаром и носит не активный характер из-за наплыва зарубежных товаров. А на вещевом рынке «Магнит» в прямом смысле «толкучки» вообще нет, здесь есть единицы людей, которые на подступах к нему продают вещи не первой свежести.
В.Р.: Евгений Иванович, я ведь пишу, что Азовской была названа площадь, а не базар. На плане Новочеркасска 1841 года она так и значится «Азовская площадь» (и совсем она не квадратная). Базар здесь сформировался позже. А предполагать можно что угодно. Вообще, мне кажется, что Вы не совсем внимательно прочитали эту часть моего очерка.

Е.К.: И вновь, в который уже раз повторяются домыслы автора, ряда краеведов и искусствоведов о том, что Триумфальные арки, в том числе за Азовским рынком, построены «в память участия донских казаков в Отечественной войне и заграничных походах 1812-1814 г.г. Непосредственным поводом для спешного их возведения летом 1817 года послужило намерение императора Александра 1 посетить Новый Черкасск и войсковые земли». Мною не раз разъяснялось, что во всех известных дореволюционных источниках арки в Новочеркасске называются «Триумфальными воротами» (въездными воротами). Причем однозначно только Александровскими Триумфальными воротами. В подтверждение этого
привожу еще раз исторические ссылки.

Так, в частности, у известного донского историка А.А. Кириллова читаем: «Это радостное обстоятельство (письмо Александра 1 с обещанием посетить Новочеркасск — Е.К.) побудило графа принять экстренныя меры к украшению города, чтобы достойным образом принять своего Монарха — благодетеля: с весны 1817 г., нарочно (т.е. специально — Е.К.) для сего торжественнаго случая, приказал он воздвигнуть двое огромных каменных триумфальных ворот…»(«Донская церковная старина», выпуск 1, Новочеркасск, 1906 г., с.91). В цитате подчеркивается, что Триумфальные ворота устроены специально в честь встречи Императора Александра 1 и …только.

Известный географ В.П. Семенов-Тянь-Шанский в «Полном географическом описании нашего отечества», С.-Петербург, 1910 г., том Х1У, на с. 864 пишет: «На проспекте, при въезде в город, сооружены в память посещения Александром 1 Новочеркасска в 1817 г. каменныя триумфальные ворота, украшенныя изображением знамен и воинских доспехов и увенчанныя двумя гениями с лавровыми венками». Поэтому целесообразнее говорить и писать о Триумфальных воротах как о триумфе над побежденным Наполеоном Императора Александра 1, а не о славе казаков в войне 1812 г. Естественно, что без участия казачьего Дона, выставившего на борьбу с Наполеоном поголовное мужское население, без казачьей доблести и славы, талант Императора Александра 1 не проявился бы, и победы над Наполеоном могло не быть. Тем не менее, строительство Триумфальных ворот именно в честь приезда Александра 1 — это исторический факт.

Об этом же свидетельствует и писатель Владимир Броневский, свидетель тех времен. Он писал: «…двое триумфальных ворот бросаются в глаза. Последние построены были по желанию Атамана Графа Платова для торжественной встречи покойнаго Императора Александра Павловича» («История Донского войска. Описание Донской земли и Кавказских Минеральных вод». Санкт-Петербург, 1834 г., ч.4, с.4)

Считаю, что Владимир Никифорович и другие не смогут привести ни одной дореволюционной ссылки в пользу утверждения о том, что Триумфальные арки были построены в память участия Донских казаков в Отечественной войне 1812 г. Иногда поражает, с каким упорством повторяются никем и ничем не доказанные «истины» и не признаются достоверные исторические источники.
В.Р.: Целую страницу Вы посвятили разъяснению того, что триумфальные арки — это ворота, и что построены они к намечавшемуся приезду в Новый Черкасск Александра I. Это известно, и я тоже об этом писал («К приезду монарха» в «ЧЛ» от 25.01.02 г. и «Триумфальные ворота» в книжке «Мой город»). Но Вам хочется убедить всех в том, что к участию донских казаков в Отечественной войне и заграничных походах 1812-14 гг. эти сооружения никакого отношения не имеют. Думаю, что ни «ряд краеведов и искусствоведов», ни прочие новочеркасцы с Вами никогда не согласятся, какими бы ссылками на дореволюционные источники Вы их не убеждали. Позволю высказать свою версию — М.И. Платов воспользовался удобным случаем, чтобы воздать должное героизму казаков.

Е.К.: Точно также автор, вслед за другими, повторяет утверждение о том, что напротив мясокомбината у моста стоит «водонапорная будка (бассейн)» (фото сверху). Смею утверждать другое. На данном месте исторически не было и нет «водонапорной будки (бассейна)». Во-первых, до революции на территории города были возведены каменные водоразборные (а не водонапорные) будки с бассейнами для воды и её разбора. Если бы будки были «водонапорные», то они должны были бы куда-то напором подавать воду. А в городской системе водопровода вода подавалась под давлением только в сам город на самую высокую точку в городской бассейн на нынешнем перекрестке пр. Баклановского и пер. Г. Петровой. А оттуда вода направлялась во все концы старой части нынешнего города «САМОТЕКОМ» и поэтому будки строили водоразборными, для забора воды ведрами. Подобных водоразборных будок (бассейнов) в городе к настоящему времени осталось всего 2 — на Азовском рынке и недалеко от Александро-Невского храма. Если В.Н. Репников как художник и знаток архитектуры посмотрит на одинаковую для всех водоразборных будок своеобразную (шестигранную) архитектуру (кстати, точно такие же есть и в Ростове-на-Дону), то он увидит большое отличие от архитектуры будки у мясокомбината. А почему? Да потому, что здесь построена сторожевая будка, у которой было назначение проверять всех въезжающих и выезжающих из г. Новочеркасска по старой Ростовской дороге. Т.е. это был стационарный пост городской стражи, своеобразный аналог сегодняшнему посту ГАИ, только не для автомобилей, а для колясочного и гужевого транспорта. Для того, чтобы убедиться что, это именно так, можно поехать на Хотунок, где в свое время также была окраина города и посмотреть на архитектуру будки, в которой открыли православную часовню. Эту каменную будку некоторые авторы также называли водоразборной, но она имеет по архитектуре точную копию сторожевой будки у мясокомбината и большие отличия от водоразборной будки. Здесь охранялся въезд в город со стороны Московского почтового тракта. Таких сторожевых будок было и есть в Новочеркасске две (на ул. Гагарина на Хотунке и на Платовском пр. у мясокомбината).

Мои замечания к содержанию статьи В.Н.Репникова «Платовский проспект» вызваны единственным желанием подойти ближе к истине в познании истории Новочеркасска и, в частности, его главного проспекта — Платовского. Мы все допускаем ошибки, никто от них не застрахован, но не все исправляем их. Главный критерий для объективности сегодняшних изысканий — наличие достоверного источника, а лучше нескольких. Истина и её поиск — дороже каких-либо претензий и обид. Надеюсь, что и у Владимира Никифоровича мои уточнения не вызовут ненужных негативных эмоций и отрицательных оценок.

В.Р.: Тут Вы правы, я последовал за «другими», а также вспомнил рассказы старожилов Новочеркасска, слышанные в 50-х годах, когда учился в институте и жил напротив Старого базара. Что касается «водонапорной», то это опечатка, допущенная при наборе текста (редакция вновь приносит извинения — «ЧЛ). То, что Вы пишете о существовавшей системе водоснабжения города и об архитектуре водоразборных будок, для меня не ново. А «как художник и знаток архитектуры» советую Вам, историку-краеведу, уточнить для себя их «своеобразную архитектуру». Они ведь не шестигранные, а восьмигранные. Это я к тому, что, как Вы верно заметили, «мы все допускаем ошибки». Вот только замечаем в основном чужие, а это объективности не очень способствует.

Думаю, что общими усилиями мы подошли ближе к истине в познании главного проспекта города. Благодарю Вас.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий