Сегодня: 20 мая 2019, Понедельник

ЧЕЛОВЕК И ВЛАСТЬ
«Герою моего рассказа 70 лет, из них 31 год посвящен верной службе государству на одном из самых ответственных
участков — в милиции, откуда 15 лет назад он ушел на пенсию с должности начальника следственного отдела УВД
Первомайского района Новочеркасска. Произведя простое арифметическое действие (31 + 15) получим 46 лет — почти
полвека борьбы с преступностью и за квартиру. Незаметно это разделение на две цели исчезло и борьба за получение квартиры стала борьбой с «преступным беззаконием…».
ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЭПИСТОЛЯРИЙ
Не щадя жизни и остатков здоровья, 70-летний Иван Ерохин продолжает добиваться положенного Законом о милиции права на внеочередное получение жилья. Ему, следователю по наиболее сложным уголовным делам, при переводе в Новочеркасск управлением внутренних дел Ростовской области было письменно обещано предоставить квартиру в течение года — на дворе стоял 1981-й!
Опытный следователь, профессионал, знающий цену любому документу как «вещдоку», он скрупулезно собирает все ответы на свои письменные требования. Досье на чиновников, нарушающих законы, «внушает». Из досье следует, что начальство новочеркасского УВД десятки раз ходатайствовало перед администрацией города (сотрудники милиции стоят в муниципальной очереди на жилье) о предоставлении квартиры Ерохину. Кроме того, ходатайства в администрацию города шли и из областного ГУВД, и из МВД, и из Комиссии по правам человека при Президенте РФ, и из городского Совета ветеранов, была и статья под рубрикой «Несправедливо» в местной газете «Донская речь». Адресатов, куда Иван Иванович рассылал заявления с просьбой разобраться и помочь ему, слишком много, поэтому перечислять их не стану. Приведу цитату из не самого последнего, но и не очень старого заявления, направленного главе городской Думы В.И. Золоторенко 7 декабря 2001 года:

«… согласно Уставу города Новочеркасска компетенция возглавляемой Вами городской Думы распространяется на ряд вопросов, в том числе «… контроль деятельности администрации, муниципальных предприятий и служб». А в соответствии со ст. 5 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» ответственность государственного служащего наступает в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы гражданина.

…. Я имею тройную льготу на получение жилья от органов местного самоуправления. Об этом я писал мэру города. И вот уже 45 лет ожидаю законную квартиру по льготной очереди!»
Завершающие строки из заявления прокурору г. Новочеркасска старшему советнику юстиции Н.Г. Радюкину: «На основании изложенного прошу возбудить уголовное дело по факту существенного нарушения моих прав и законных интересов и виновных лиц привлечь к соответствующей ответственности. С уважением: Ерохин И.И. 21 января 2002 г.».

Однако картина под условным названием «Квартирный вопрос следователя Ерохина» не будет реалистичной, если далее не привести еще несколько коротких цитат.
Из претензии начальнику УВД полковнику милиции А.А. Венедиктову от 25 марта 1997 г.: «… два года назад в Вашем кабинете с участием Вашего заместителя Лебедянского и работников отдела кадров обсуждался вопрос о предоставлении мне квартиры. Лебедянский предлагал мне «гостинку», т.е. в доме гостиничного типа с частичными удобствами. Я возражал и настаивал на предоставлении квартиры с учетом требований жилищного законодательства…».

Из ответа от 07.05.01 г. Отдела по учету и распределению жилой площади администрации города главе городской Думы Золоторенко В.И. «… В июле 2000 г. гр. Ерохину И.И. предоставлен государственный сертификат на сумму 128 тысяч рублей (по ходатайству УВД города — примеч. Т.Д.)… Выданный сертификат мог быть использован на приобретение квартиры в течение 9 месяцев с даты его выдачи, т.е. до 31 марта 2001 года. … В связи с тем, что гр. Ерохин И.И. не реализовал сертификат в положенный срок, он остался в списках учета по УВД г. Новочеркасска и по администрации города. Номер его льготной очереди (как реабилитированного на 2001 год — 949, а по УВД — первый».
ГЛАВА ВТОРАЯ.

РАЗГОВОР «ЗА ЖИЗНЬ»

Живет бывший начальник следственного отдела УВД, ветеран МВД, майор милиции в отставке в общежитии электродного завода на ул. Просвещения.

— Что значит в преклонном возрасте жить в молодежном общежитии? Постоянно пьянки, крики, шум, драки, угрозы. Все это отрицательно действует на нервную систему. Ежедневные стрессовые ситуации. Разве это не геноцид по отношению ко мне? А ведь я — пострадавший от политических репрессий и инвалид 2-й группы, которую получил еще во время службы в милиции.
Передо мной сухощавый темноволосый не старый человек, с острым взглядом карих глаз сквозь большие стекла очков. На вид, если и не полковник, то «настоящий майор» — точно. Однако бобыль: никогда не было ни жены, ни детей. Жизнь посвятил борьбе с преступниками… Хотя он, как говорится, в полном порядке — ежели судить по выпискам из газет, которые он делает регулярно. В папке с «досье» я нашла видимо нечаянно попавшую туда запись: «Старость — время молодости, переживаемой в памяти… Любовь, как и золото, не ржавеет (ЛГ, № 44, 7-15.03.2001 г.)».
На недоуменный вопрос по поводу неиспользованного сертификата, на который в 2000 году вполне можно было купить на вторичном рынке жилья однокомнатную квартиру, ответил:

— В Первомайском районе, где я проживал и проживаю, хорошей благоустроенной квартиры я не нашел. Мне предложили внести еще своих 35 тысяч рублей. Это несправедливо. Тогда у меня не хватило бы средств купить туда койку и лекарство. Все мои честно заработанные сбережения сгорели по вине государства. Мне много лет обещали выделить квартиру в новом доме в районе автовокзала. Я так часто ходил на стройку и смотрел. Это был известнейший в городе долгострой. Я ждал… Обманули! Но я буду добиваться положенной мне по закону квартиры в муниципальном доме без доплаты. Я имею на это право!

Подумала: «Не смешно», а вслух спросила:
— Быть может, давно пора было решить ваш квартирный вопрос с помощью женитьбы? Неужто не нашлось, как пишут в объявлениях, «хорошей доброй женщины, обеспеченной жильем»?
— А если она меня прогонит, куда я пойду? — спросил бывший грозный следователь, но признался, — жениться и сейчас собираюсь, как только получу квартиру. Вот теперь напишу Грызлову…

Повесть о миргородских помещиках-сутягах Гоголь закончил восклицанием: «Скучно живете на свете, господа!». А я свой рассказ продолжу.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

ГЛАВНОЕ

Тихо почившая в бозе избирательная кампания кое-где напоминает о себе втоптанными в разбитые тротуары да свисающими с фасадов и заборов обещаниями экс-кандидатов. Итоги выборов обсуждают разве что штабы победителей и побежденных. Людям, как показал опрос новочеркасцев на улицах и в общественном транспорте, — это совершенно не интересно.

А герою моего рассказа? Нахожу оставленный им телефон вахты общежития и узнаю, что накануне выборов Ивана Ивановича положили в больницу на операцию. А значит тот, кто еще продолжает надеяться на власть и потратил на это всю свою жизнь, вольно или невольно пополнил ряды окончательно разуверившихся, выживающих «как Бог даст», и самодостаточных, кто на призыв высказать свою гражданскую позицию ответили молчаливым игнорированием избирательных урн. Но, быть может, правильнее было бы отнести моего героя к третьим, для него власть — некий адресат, куда можно подавать челобитную и терпеливо ждать ответа, а потом, не дождавшись, подавать следующую?..
До выборов в Российский парламент остается девять месяцев. Срок достаточный, чтобы родиться младенцу. Но хватит ли сегодня того, чтобы власть имущие и неимущие наконец вспомнили уроки истории, например, о «русском бунте, бессмысленном и беспощадном!» как исходе долготерпения. Неужели «Опять двойка» — это наше всё?!
Вот теперь можно и подытожить свой рассказ о бедном мытаре идеи. Но не словами усопших мудрецов, а мыслью современника, который с гордостью называет себя мужиком. В интервью газете «Век» известный политик из команды Владимира Путина новгородский губернатор Михаил Прусак заявил на всю Россию:
«Первый этап вакуума власти — это когда вначале говорят плохо о власти, смешивая ее с грязью. Но самое страшное — если потом ничего не говорят. Запугали людей, они боятся.
… Безмолвствующий народ — это первый шаг власти в могилу.»

Комментарии (0)

Добавить комментарий