Сегодня: 27 мая 2019, Понедельник

ОТ АТАМАНА ПЛАТОВА ДО НАШИХ ДНЕЙ
(Окончание. Начало в «ЧЛ» №№ 11-13 от 19, 26 марта и 2 апреля 2003 г.).

III
Нам осталось пройти последний участок Платовского проспекта. Он менее респектабельный и не такой нарядный, как предыдущий. Здесь нечего делать праздногуляющей публике. Да и условий для этого нет. Бульвар кончился, культурно-просветительные и развлекательные заведения остались в центре. Вот если надо на базар, в мясной пассаж или в баню, тогда другое дело.
С бани (теперь уже бывшей) и начинается эта часть проспекта. Построенная в 30-х годах прошлого века в модном тогда стиле конструктивизм, она до конца 60-х годов была весьма посещаемым заведением. Называлось это заведение Новочеркасский банно-прачечный комбинат. Квартир с ваннами тогда в городе было мало, вот и ходили в баню поодиночке, и супружескими парами, а студенты, так те целыми группами. Бытовавшее тогда выражение «пошел в баню» имело разные оттенки: от простой констатации «пошел мыться» до бранного «Да пошел ты в баню!». Теперь в здании бывшей бани разместились: ломбард, службы ритуальных услуг, магазин «Оружие» и др. А для бани, тут же рядом, построили небольшое одноэтажное здание.
В 1957 году ниже бани возвели два трехэтажных дома с квартирами со всеми «удобствами». Так что жильцы этих домов (строители НчГРЭС) в бане уже не нуждались. Сейчас один из этих домов как новенький. В прошлом году его капитально отремонтировали и передали в управление жильцам.

Правая сторона квартала от улицы Орджоникидзе до Б. Хмельницкого (бывшая Базарная) заполнена двумя протяженными двухэтажными жилыми домами, каждый из которых составлен из нескольких вроде бы и разных, но одинаково безликих фасадов. Когда-то это были так называемые доходные дома. Однообразие этой ступенчатой плоскости начали нарушать появившиеся в последнее время входы в торговые и др. деловые помещения, арендуемые в этих домах.
Следующий квартал начинается двухэтажным домом с магазинами в первом этаже. Через дом от него на проспект выходит узкий торец старинного мясного пассажа (см. фото). Внутри по ширине он разделен рядами колонн на три части. В середине — зал-проход для покупателей, по бокам — прилавки, за которыми продавцы и рубщики, разделывающие туши по только им известным правилам. Пассаж длинный (более 30 метров) и высокий, с частично остекленной крышей — фонарём. Теперь мясо продают во многих местах, но пассаж по-прежнему единственный в городе. От него и до следующей улицы Михайловской (до недавнего времени Кирова, а раннее Западенская) по красной линии плотно стоят разнокалиберные домики старой постройки.

Всю противоположную сторону квартала занимает Азовский рынок. Когда-то здесь была обширная Азовская площадь, названная так в память об «Азовском сидении» казаков 1641 года. Здесь круглогодично с раннего утра и до 3-4 часов дня многолюдно и шумно. Появление новых рынков «Баклановского», «Магнита», кажется, не уменьшило приток людей на «Старый базар», как часто называют Азовский рынок.

Всплеск уличной торговли в предыдущее десятилетие превратил участок Платовского проспекта у рынка в непрекращающуюся ярмарку, а вернее — толкучку. Вот как описывает толкучку второй половины 20-х годов Г. Семенихин в романе-трилогии «Новочеркасск».
«Под толкучку в городе была отведена параллельная рынку улица (теперь улица Думенко — В.Р.). Ее неширокое пространство с рядом разноцветных киосков в утренние часы было всегда заполнено бурлящей, говорливой толпой. Никаких торговых рядов тут не было. Мелкие вещи, в основном разную обувь и одежду, обычно продавали с рук. Но чаще всего обыватели, оплатившие свое право на торговлю, располагались прямо на мостовой. На разогретые солнцем булыжники они стелили старые подранные одеяла, мешки или покрывала предельной ветхости и выставляли на них свой товар. И бог ты мой, что это был за товар!» Далее Семенихин перечисляет «товары», которые тогда предлагались на толчке. В основном это была поношенная (редко новая) одежда и обувь, картины, книги, а также разные предметы обихода.

Я хорошо помню послевоенные толкучки (барахолки). Они мало чем отличались от тех, послереволюционных.
Совсем в другом обличье возродились толкучки в 90-х годах. Теперь в основном шла перепродажа, приобретенных малым, а то и большим оптом, как правило, зарубежных товаров. И предлагали их не инвалиды, не старички или старушки, а крепкие молодые люди обоего пола («челноки»), лишенные работы или переставшие получать за нее плату. Торговля для многих стала главным средством выживания в смутное время новейшей истории России. Торговали с рук, с каких-то колясок, с автомашин, с временных полков и прямо с асфальта. Тогда же появились разноцветные сборно-разборные палатки. Толкучка заполнила не только улицу Думенко и часть улицы Б. Хмельницкого, но и все пространство перед рынком. Проспект в этом месте стал трудно преодолимым и для пешеходов, и для транспорта.

Новая администрация, пришедшая к руководству городом в начале 2001 года пошла на решительные меры по наведению порядка на улицах города, тротуары которых к тому времени превратились в сплошные торговые ряды. Пришел конец и толкучке в районе Азовского рынка. Ее переместили на Магнитный переулок в огромный ангар. На Платовском проспекте вдоль рынка возвели двухсторонний многосекционный торговый павильон, а на противоположной стороне выгородили полосу для платной автостоянки. Средняя часть проспекта вновь стала проезжей. Летом 2002 года и сезонный привоз (продажа овощей и фруктов с автомашин) с Платовского проспекта выдворили в Хотунок на Казачий рынок. Однако барахолка в районе старого базара видимо неистребима. От последней остановки трамвая по улицам Думенко и Б. Хмельницкого до Платовского проспекта по выходным дням тротуары как и прежде заполняются вещами б/у в вперемешку с овощами, фруктами и новыми товарами.

Впрочем, кончаем «базарить» и идем по проспекту дальше.
В нижнем конце Азовского рынка стоит белоснежная красавица — Михайло-Архангельская церковь, построенная в 1870 году в русском стиле. «Разжалованная» в советское время в складское помещение, церковь стала быстро ветшать и была обречена на неминуемое разрушение. Ее спасло изменившееся в постсоветское время отношение к храмам. В короткий срок с церковью свершилось прямо-таки сказочное превращение. Белоснежные стены, голубые купол и шатер, золоченые главки и кресты вернули ей былую стройность и величие. Храм вновь стал архитектурной доминантой юго-западной части города.

От Михайловской церкви рукой подать до триумфальных ворот или арки, сооруженной одновременно с той, что на спуске Герцена, в память участия донских казаков в Отечественной войне и заграничных походах 1812-1814 гг. Непосредственным поводом для спешного их возведения летом 1817 года послужило намерение императора Александра I посетить Новый Черкасск и войсковые земли. Сколько помню, арка на Платовском проспекте всегда находилась в запущенном состоянии. Лишь в 2001 году ее наконец-то отремонтировали. Но она так и осталась лишенной воинской атрибутики, скульптурных украшений и приветственных стихов, которые были помещены на аттике со стороны въезда в город.
Прежде чем пройти под аркой, обратим внимание на вклинившийся в старую застройку 4-этажный административный корпус ОАО «Элеватормельмаш», в котором размещается и Донской филиал центра тренажеростроения. Это единственное на оставшемся отрезке проспекта новое крупное здание.

Миновав Триумфальную арку, через которую довольно часто проносятся легковые и грузовые автомобили (см. фото вверху), спускаемся в Западенскую балку к мостику через сточную канаву. Слева — старинные постройки мясокомбината, а справа бывшая водонапорная будка (бассейн). Дальше проспект (если это можно назвать проспектом) резко забирает вверх и после пересечения с улицами Крупской и Старочеркасской завершается (как и начинался) металлической многоступенчатой лестницей, которая выводит нас к улице Силикатной. Без лестницы здесь трудно выбраться наверх, как и от Железнодорожной. Дома № 143 слева и 212 справа — последние на нашем пути.

Комментарии (0)

Добавить комментарий