Сегодня: 17 декабря 8668, Четверг

РАЗГОВОРЧИКИ В СТРОЮ
Все мы знаем, как закрыто, недоступно сегодня здание администрации, да и сами чиновники, для горожан. Но то, что там происходит, всё равно становится известным, просачивается сквозь крепкие стены.
«Прекрасный подарок» получили отдельные сотрудники этого здания. С нового года они сокращены. Говорится о благородной цели: экономии финансовых средств. Собственно, в реальность сокращения мало кто верит. Всё будет, как и прежде. Совершена некая хирургическая операция по удалению нежелательных гражданских элементов. Этаких чуждых военным штатских. Такой вот подарок мэру ко дню рождения. «Сделайте мне приятно!»
Просто удивительно, насколько живуч пережиток, когда военные смотрят свысока и пренебрежительно на гражданских. Хотя все мы с детства знаем, что в случае, если это надо было Родине, невоенные тоже надевали шинели и воевали не хуже кадровых военных. Причём даже женщины.
Известно, что человек военный приучен без приведения контрдоводов, выполнять не рассуждая, точно и в срок, любой приказ командира. А это так мило сердцу иного администратора. Вот и происходит целенаправленная замена штатских людьми военными и их жёнами, которые свято блюдут заповедь: «так надо». Приказ командира не обсуждается, а выполняется.
Вы скажите: а что же тут плохого? А то, что если кто-то откажется выполнять приказ или возразит, то станет врагом и ему этого никогда не простят. Одним словом, не можно сметь своё суждение иметь. И вообще жестко соблюдается правило: я начальник — ты дурак.
Как нам было доведено с экрана муниципального телевидения, отправлены «на отдых» гражданские пенсионеры. Тезис старый. Беда только в том, что им на смену пришли тоже пенсионеры, но уже военные. Т.е. для армии они отработанный материал и по логике тоже заслужили отдых. У них, что, сил больше? Спорное утверждение. Разве государство не право, отправляя их на пенсию? Они чувствуют в себе силы ещё принести пользу? Так ведь и многие гражданские тоже. Я вот думаю: а мэр в 60 лет тоже отойдет от дел на покой? Ой-ли. Однозначно, не захочет, скажет, что у него много ещё сил. Правда, он видимо считает, что он не такой как все, а гораздо лучше и заслуживает большего.
А тут средства массовой информации насыщены сообщениями о диком, жестоком произволе в армии офицеров, о том, что среди них велик процент психически нездоровых людей. Поневоле задумаешься.
А знаете в чем разница между этими пенсионерами? Правильно, военным всё равно, какой приказ выполнять. Отвечать будет в конечном итоге военачальник. Думать не надо. Они привыкли к этому и к безнаказанности. Разница и в том, что пенсия штатского в среднем в два раза ниже, чем у отставника. Но как не порадеть родному человечку?
Демократией тут не пахнет. Мнение тех, кем руководят, не интересует. Более того, оно безразлично и никоим образом не учитывается. Но это мнение горожан, мнение нас с вами, избирателей! Мы наняли эту администрацию! А с нами в такой ситуации будут считаться ещё меньше, чем прежде.
В конце концов,мы желали порядка и сильной власти. Мы это и получили. Сами, видать, хотели, чтоб с нами не считались и нас унижали.
Вот что рассказала одна из работниц администрации, попавшая под сокращение и еле оставшаяся на работе с серьёзным понижением в должности и зарплате:
— У нас все боятся мэра. Именно он единолично принимает решения: чему и где быть, кому работать в администрации. Любой может вылететь в два счёта. Всё решает личная симпатия или антипатия. Только она. Способности, деловые качества стоят на десятом месте. Поэтому начальники боятся его и всячески стремятся угодить. Какие там интересы других! На первом месте амбиции. Потом, мэр закрыт, недоступен даже для своих подчиненных. Мне кажется, что он даже боится нас. И это в столице донского казачества! Здесь всегда все важные решения принимались гуртом. Сегодня же ситуация такова, что всё решает один человек, а он, похоже, даже не допускает мысли, что решает не в наших интересах. Мы, штатские, чужие среди своих и своими никогда не станем.
— Так что, это человек, который действует по прихоти и по личному произволу, унижая достоинство других?
— Пожалуй, что так.
— Но я привела определение «самодура» из толкового словаря Ожегова!
— Я не буду комментировать. Я человек маленький, ничего не решаю, нас всех превратили в безгласных исполнителей. Мне нужна стабильная зарплата. Я за неё продалась в рабство.
Поверьте, в сложившейся ситуации есть серьёзная опасность для всех нас. Уже сегодня нами управляют люди, которые не выросли тут, на этой земле, люди пришлые, а некоторые, просто временные, не знающие наших местных привычек, нашего мнения, наших взглядов и предрассудков, нашего устоявшегося быта. Не желающие учитывать наши традиции, наш уклад, способные влепить что-то иноземное, чуждое, прямо в сердце любимого города. Так сказать, сделать нам красиво, но по своему вкусу. Лишь декларирующие любовь к городу.
Обилие отставников на всех постах в администрации, людей может быть и не плохих самих по себе, но не впитавшим донской свободолюбивый дух с молоком матери, чревато навязыванием чего-либо неприемлемого, изменением стиля и сути Новочеркасска. Все коренные жители бьют тревогу по поводу того, что не в лучшую сторону меняется архитектурный облик города. Это не может не тревожить каждого думающего старожила.
Таким образом, изолированность чиновников от населения весьма напоминает ситуацию военного форта на земле коренных, исконных жителей. Тенденция налицо. Ни к чему хорошему это привести не может. И если так будет и дальше, то крах исполнительной власти неизбежен.
…Иду я по самому центру, по Московской, звучит песня:
«Новый год, порядки новые, колючей проволокой наш лагерь окружен». Господи, зачем нам это? Спаси и сохрани нас от такой любви!

Комментарии (0)

Добавить комментарий